Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,48 USD 2,4826 -0,0024
  • 2,92 EUR 2,924 -0,0027
  • 3,42 100 RUB 3,4226 -0,0077
  • 9,31 100 UAH 9,3073 +1,2426
  • 5,83 1000 KZT 5,8318 -0,1272
  • 3,85 10 CNY 3,8455 +0,8288
Личный опыт Анна Мажуть, «Про бизнес» 3 сентября 2021

Посмотрите, как частный бизнес зарабатывает на образовании

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Начался новый учебный год. А это значит, что у частного образовательного бизнеса стартовал высокий сезон. Курсы английского, уроки этикета, билингвальное воспитание и развитие творческих навыков — как еще можно заработать на образовании в Беларуси и чем сейчас живет рынок? Собрали 5 материалов в тему.

«Получала $ 200 за две ставки!» Ушла из школы, чтобы развивать авторские курсы английского

Педагоги, которые уходят в предпринимательство, — это частая история. Больше 10 лет назад учительнице английского языка Наталье Сорокоумовой решиться на «свободное плавание» помогли загрузка в 36 часов в неделю, месячное жалованье в $ 200 и бюрократия системы образования.

«Нужно было четко следовать программе, писать планы, вести документацию и бояться проверок. Шаг вправо или влево — наказуем», — вспоминает девушка.

Наталья Сорокоумова. Фото из личного архива
Наталья Сорокоумова. Фото из личного архива

На сбор и оформление документов для открытия ИП у Натальи ушло около месяца. Потраченные время и нервы окупились с лихвой. В первые две недели в качестве самостоятельной единицы на рынке педагогу удалось заработать на репетиторстве $ 300.

Стартом выхода на более серьезный уровень стала аренда офиса недалеко от метро. На мебель, доску и маркеры ушло около $ 500, еще столько же — на обновленные методические пособия.

Наталья признается, что материальные вопросы дались ей проще всего, так как они решаются точными расчетами. Гораздо сложнее научить клиентов уважать педагога. Например, некоторые ученики без предупреждения пропускали до 50% занятий, затягивали с оплатой, вели себя неподобающе и выматывали нервы. Что помогло девушке изменить ситуацию и перестроить бизнес с репетиторства на авторские курсы английского языка — в истории Натальи.

«В ресторане под столом гуглили, как есть рыбу». Научный сотрудник зарабатывает на обучении этикету

Следующей героине, музейному работнику Виктории Виниченко, бизнес-идею подсказала четырехлетняя дочь. В какой-то момент девушка просто присмотрелась к поведению своей семьи за ужином, увидела локти на столе, следы от еды на одежде, горы крошек и решила немедленно обучить свою дочь этикету, пока та не превратилась в свинку.

Скучные нотации о правилах поведения и рутинный процесс сервировки стола Виктория превратила в веселую ролевую игру. Когда это сработало на собственной семье и племянниках, девушка решила открыть школу этикета: «Подумала: если это работает на моих детях, то такая форма обучения обязательно даст результаты и у других ребят».

Виктория Виниченко. Фото предоставлено автором
Виктория Виниченко. Фото предоставлено автором

Перед запуском бизнеса Виктория прошла обучение в московской школе этикета, подкрепила свои знания сертификатом и облегчила себе выход на рынок приобретением франшизы Школы этикета Юлианы Шевченко. В пакет договора о сотрудничестве входили полностью разработанные учебные программы для разных возрастных категорий (этикет для малышей 3+, для детей 7+ и для подростков 12+).

Основные вложения в бизнес на начальном этапе:

  • Франшиза — $ 920
  • Ноутбук — $ 350
  • Канцелярские товары — $ 20
  • Доска магнитно-маркерная — $ 100
  • Посуда, столовые приборы и другие предметы сервировки — $ 200
  • Открытие школы этикета (организация праздника) — $ 150
  • Аутсорсинг бухгалтерских услуг (оплачиваем и сейчас каждый месяц) — $ 50.

Школа окупила вложения и вышла на рентабельность примерно через год. Сегодня рентабельность проекта составляет 80−90%. Читайте в материале, как Виктории удалось достичь таких показателей, а также подробнее о сложностях работы с детьми.

«Детей хватит на всех»: как создать проект длиною в 20 лет. История Академии мюзикла

Педагог-вокалист Наталья Романова воплотила детскую мечту — открыла музыкальный театр РЕВЮ. Девушка начала бизнес без стартового капитала — только на желании работать и творить.

«Я была настолько убедительна, что в поиске очередного помещения без копейки пришла в парк Горького и сказала: „У меня есть театр“. И мне поверили», — вспоминает Наталья.

Наталья Романова. Фото из архива Академии мюзикла РЕВЮ
Наталья Романова. Фото из архива Академии мюзикла РЕВЮ

Найти учеников и педагогов для Натальи не составило труда. Сложнее всего было перестроить мышление с чистого творчества на предпринимательство, организовать систему и подчинить ей себя.

Наталья пробовала использовать только холодный расчет, четко прописанные алгоритмы мероприятий и критерии оценки работы, а также планирование — не только на работе, но и в личной жизни. Но по факту за работой забывала о себе. Бизнес чуть не поглотил девушку полностью. Наталья до сих пор ищет свою золотую середину между работой и отдыхом, чтобы работа не мешала оставаться собой.

За несколько лет РЕВЮ «выросла» из небольших постановок и перешла к масштабным авторским мюзиклам, затраты на производство которых стартуют от $ 10 000. Эти проекты не окупаются. Зачем Наталья ввязывается в нерентабельные проекты и за счет чего тогда существует студия РЕВЮ? Подробности читайте в материале.

«Сотрудники разрывали компанию на куски»: что помогает бизнесу выйти из пике. Продолжение истории Global Child

Предпринимательница Илона Новицкая не смогла найти для дочери достойный детский сад и создала Международный образовательный клуб Global Child — пространство для развития детей на двух языках.

«С самого начала многие крутили пальцем у виска и не воспринимали всерьез эту возможность. Развитие детей, да с 6 месяцев, да на английском — ну как можно?! Но билингвальное развитие детей работает — это доказано миллионами ребят по всему миру», — уверена Илона.

Илона Новицкая. Фото из личного архива
Илона Новицкая. Фото из личного архива

Первые несколько лет бизнес набирал силу и обороты, но в 2015 году образовательный клуб ощутил на себе влияние кризиса. Пришлось оптимизировать расходы, сокращать бюджеты и осваивать новое направление в B2B-сегменте.

Однако компетенции команды оказались не востребованы, консалтинговый проект не выстрелил по следующим причинам:

  • Неудачное время для старта. В кризис большинство собственников думали только о том, как свести концы с концами и не потерять бизнес в принципе
  • Непроработанная ценность продукта. Не многие в детской сфере готовы платить за управленческую экспертизу. На этом рынке в основном работают профессиональные педагоги или инициативные предприниматели, создавая детские сады и центры развития как любимое дело, ремесло, а не системный бизнес. Поэтому услуги профессиональных управленцев непонятны на уровне ценностей (потенциальные клиенты задают вопросы формата: «А зачем это нам? Мы и так справляемся»)
  • Отсутствие ресурсов. Необходимость продвижения Global Child Group как отдельного направления требовала дополнительных вложений, которые на тот момент команда предпочла вкладывать в поддержание действующего B2C-проекта.

Какие инструменты помогли Илоне вытащить бизнес из кризиса и вдохнуть в него новую жизнь — читайте в материале.

«Платежеспособные клиенты уезжают за границу». Как выживают частные школы в Беларуси

Истории, которые мы собрали выше, вдохновляют и подают пример. Но прежде чем с головой окунаться в бизнес, рекомендуем изучить рынок образования в Беларуси. В 2020 ситуацию усложнили пандемия и политическая обстановка в стране.

«Государственные школы оказались во многом беспомощными перед надвигающимся в четвертой четверти локдауном. Многие родители ждали дистанционного обучения, но на официальном уровне его так и не ввели», — рассказывает Вера Дипнер, председатель Ассоциации частных организаций дошкольного, общего среднего и дополнительного образования детей и молодежи.

Фото с сайта Teachervision.com
Фото с сайта Teachervision.com

Родители начали искать альтернативы государственным школам — рассматривать частников, которые быстро адпатировались к новым реалиям и перешли на удаленный режим обучения. Еще один путь ухода из государственной образовательной системы — это обучение в российских онлайн-школах. Находясь в Беларуси, ребенок получает образование самостоятельно и учится по российским программам. Такие варианты «домашнего обучения» встречались и раньше, но в последний год их количество увеличилось.

В состояние рынка внесли коррективы и последние события в стране. Из-за массового оттока ИT-сектора прослойка людей, готовых платить за качественное образование, истончается. Все это повышает конкуренцию среди частных школ. О том, как в нынешних реалиях выйти на рынок частного образования в Беларуси и насколько это рентабельно, читайте в материале.

Читайте также