Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,54 USD 2,5448 +0,001
  • 2,87 EUR 2,8702 -0,0093
  • 3,45 100 RUB 3,4543 +0,0152
Личный опыт Анна Руденко, «Про бизнес» 17 ноября 2021

«Все чуть сложнее, чем „купил семечек за $ 1,5 — продал масло за $ 8“». Муж подарил жене пресс на 30 тонн — и они начали зарабатывать

Фото из архива героев
Алина и Дмитрий Тарасиковы. Фото из архива героев

Раньше Алина из Самохваловичей, что под Минском, работала мастером по наращиванию волос, а ее муж Дмитрий был системным администратором в банке. Но в 2018 году они внезапно купили домой 30-тонный гидравлический пресс — и стали делать натуральные сыродавленные масла. Со временем домашнее производство заняло всю квартиру — и семье Тарасиковых пришлось искать для пресса, бочонков, прочего оборудования и сырья отдельное помещение, а ассортимент их семейного бизнеса, ставшего из хобби делом жизни, расширился до 50 видов продукции. Рассказываем историю семейной мануфактуры «Наше масло», основатели которой смеются, что все в этом бизнесе на самом деле чуть сложнее, чем «купил семечек за 4 бел. рубля ($ 1,5), отжал масло — и продал за 20 рублей ($ 8)».

Осенью 2017 года семья Тарасиковых отдыхала в Закарпатье. В этнографическом музее встретили местного мастера-маслодела, который показал туристам ручной маслопресс из системы рычагов и рассказал, как таким давили масло еще несколько сотен лет назад.

— Потом нас повели на дегустацию. Мы сразу распознали вкус подсолнечного и льняного масел, но никак не могли угадать, что за третье, темное, масло, нам дали попробовать. Оказалось, это масло из семян тыквы.

Вернувшись домой в Беларусь, муж с женой стали искать, где можно постоянно приобретать то самое масло семян тыквы. Нашли только одних крафтовых производителей, стали их клиентами.

А через полгода Дмитрий, как шутят в семье, подарил Алине на 8 Марта напольный гидравлический пресс с усилием 30 тонн и первый бочонок для масла.

Это приобретение обошлось им приблизительно в $ 1500.

— Вначале это было хобби: прикольно же самим сделать натуральное масло для себя и друзей! Плюс какое развлечение: тогда все гости приходили «побаловаться» с прессом и радостно давили для себя масло. На самом деле физически это очень тяжелый труд — не «на кнопочку нажать и все готово». Ручной насос на маслопрессе не для слабаков, — рассказывает Дмитрий.

Супруги выделили маслопрессу отдельную комнату в квартире — «подальше от детей и котов» — и там по вечерам после основной работы пробовали давить масло из разного сырья.

Обошлись, говорят, без «уникальных» рецептов и секретов производства: качественное сырье, чистое оборудование и никаких добавок — вот формула получения самого правильного масла.

Первое сырье покупали, условно, на ближайшем рынке. Со временем нашли проверенных поставщиков, но, говорят, даже у одного фермера качество сырья может меняться от партии к партии.

— То, что растет в Беларуси (тыква, грецкий орех) и России (лен, конопля, расторопша, подсолнух, кедр), берем напрямую у фермеров с документами, подтверждающими чистоту сырья. Миндаль, кокос и прочее — у оптовиков.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Итак, со временем сыродавленные масла у Тарасиковых стали покупать и заказывать: сначала работало только сарафанное радио — родные, друзья, знакомые, потом друзья друзей и знакомые знакомых… Стало понятно, кто целевая аудитория продукта — это, говорит Алина, осознанные мужчины и женщины 24−44 лет, которые пришли к теме здорового и правильного питания и придерживаются его.

Примерно через полгода после старта тогда еще домашнего производства решили завести аккаунт в Instagram. Алина честно признается: не представляла тогда, как продавать и покупать еду в интернете, где ты ее не можешь попробовать, понюхать, даже увидеть вживую.

— Параллельно с развитием Instagram спамили во все известные нам вайбер-чаты с приглашением подписаться на наш аккаунт. Во многих, кстати, после настойчивых зазываний нас забанили, — смеется сейчас Алина.Но уже через три дня после создания аккаунта супруги получили первый заказ из Instagram, потом еще один и еще — и поняли, что это работает.Наполнением аккаунта занимались сами: Алина вспоминает, что вначале Дима набрасывал идеи для постов, она писала тексты и оформляла их фото. Половину дохода от масла вкладывали в рекламу в Instagram, вторую — реинвестировали в производство. Сейчас ежемесячный бюджет на разную рекламу (сайт, таргет в соцсетях, блогеры) — около $ 500. Тарасиковы говорят, что особо эффективных кейсов не было: куда вкладывали — то и давало какой-то эффект, стоимость лида и заявки во всех направлениях практически идентичны.

Фото из архива героев Фото из архива героев Фото из архива героев

— На рентабельность мы вышли где-то через полтора года после старта — и только благодаря работе нон-стоп без выходных по 16−18 часов ежедневно, — вспоминает Алина. — Если бы не было другого дохода, на который мы покупали еду, заправляли машины, одевали детей, — выход на рентабельность случился бы году к третьему-четвертому. Какова она сегодня — посчитать достаточно сложно, так как мы все еще развиваемся, и месяц «извлечения прибыли» чередуется с месяцем «модернизации и ремонта».

Многим кажется, что такой бизнес очень выгоден. Ну, мол, купил семечек за 4 бел. рубля ($ 1,5) килограмм, отжал масло — и продал его за 20 рублей ($ 8). Заработал вагон денег!

— А потом из этого «вагона» отнимаем аренду, коммуналку, зарплату сотрудникам, расходы на рекламу, тару и упаковку, а также учитываем сезонность бизнеса — и остается не так много, как казалось вначале, — смеются предприниматели.

Со временем масляный бизнес прирастал другими ассортиментными позициями: сейчас Тарасиковы изготавливают не только 14 видов сыродавленных растительных масел, но и 11 видов крафтовой халвы, 2 вида гранолы (это блюдо для завтрака из плющеной овсяной крупы, орехов, меда, сухофруктов), 10 видов урбеча (это такая густая тягучая маслянистая масса из растертых семян, косточек или орехов), 10 видов ореховой муки и жмыха, 5 видов салатных смесей семян.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

— Первое, что придумали делать, кроме масла, — медовая халва. После отжима масла остается жмых (обезжиренные семечки) — и это готовое сырье для изготовления ореховой муки. А если к этой муке добавить мед и немножко нашего масла, получается крафтовая халва с натуральным составом. Нам только нужно было озадачиться «правильной» мельницей: опытным путем мы узнали, что мельницы с каменными жерновами совсем не подходят для этих целей.

Потом появились гранола и смеси семян для салатов. А вот к изготовлению урбечей шли очень долго. Там совсем другая технология, для них нужно оборудование, в корне отличающееся от того, что у нас есть. По сути, это отдельное направление производства.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Объемы производства семейной мануфактуры напрямую завязаны на сезонность и праздники: самые пиковые — Новый год и 8 Марта, самые сложные — лето, когда все клиенты разъезжаются в отпуска.

Сейчас в производстве задействованы 8 прессов и 15 бочонков (под каждый вид культуры свой и 2 запасных) — они давят масло. От технологии отжима в дереве Тарасиковы отходить, говорят, не собираются, хотя «есть более производительные агрегаты». Еще на производстве есть 2 меланжера для урбеча, дегидратор для сушки орехов и семян после активации, пара мельниц для муки и мукопросеиватель — для соответствия муки ГОСТам. Ну, и 4 холодильника-витрины — для хранения готовых заказов (перед отправкой), халвы и урбечей. На все это постепенно предприниматели потратили около $ 10 тысяч, какие-то позиции доделывали сами.

— Максимум мы можем отжать за сутки 15 литров масла и выкатать 10 литров урбеча.
Такие объемы готовятся не каждый день, а перед праздниками, когда всем очень срочно надо.

Наиболее выгодных направлений нет, все взаимосвязано и только в комплексе дает эффективное производство.

Сколько за эти годы мы уже всего вложили в бизнес — подсчитать сложно: все, что зарабатывали, вкладывали обратно — в сырье, оборудование и расширение. Никогда не привлекали заемные средства: выбрали стратегию развития из прибыли. Это подстегивает двигаться дальше, а не бояться «пролететь» с не своими деньгами. Ну, а первые деньги, которые можно было потратить на себя, мы увидели только через 2 года — и потратили их на отпуск.

Фото из архива героев Фото из архива героев Фото из архива героев

Уже 2 года супруги работают вместе с небольшой командой: вначале к ним присоединилась подруга семьи — когда, говорят, совсем перестали справляться вдвоем, — потом стали сотрудничать еще с одной девушкой.

— Но в нашем почти женском коллективе категорически не хватало мужских рук. Масло — это тяжелый физический труд, несмотря на оптимизацию и автоматизацию процессов на данный момент. Так что год назад в нашу команду пришел еще маслодел-мужчина, — рассказывает Алина.

Фото из архива героев Фото из архива героев Фото из архива героев

Все члены команды оформлены как самозанятые, платят единый налог в 47 бел. рублей (чуть меньше $ 20) в месяц. Этот вид занятости накладывает на предпринимателей некоторые ограничения — например, они могут реализовывать свою продукцию только физлицам, но, по словам Алины, их концепция «делаем для клиента под заказ» и так не предполагает тиражирование и масс-маркет.

Именно потому, что у Тарасиковых нет желания работать «на склад», они не продают свою продукцию в стационарных точках: только под заказ через Instagram (предусмотрели самовывоз, доставку, отправку почтой), также раз в 2−3 недели готовят побольше и приезжают на фермерский маркет «Ўсё Сваё».

Фото из архива героев Фото из архива героев Фото из архива героев

Уже через полтора года после начала работы производство заняло все свободное пространство в 4-комнатной квартире семьи: в мастерской стояли 3 маслопресса и проходила сборка заказов, кухня превратилась в участок по изготовлению халвы, гостиная — в участок по изготовлению муки, в детской был склад семян, а в спальне — склад жмыхов. И предприниматели стали искать отдельное помещение для производства. Основные требования — электричество (в том числе сеть 380 вольт), отопление, водоснабжение, отдельный вход, недалеко от дома, невысокая арендная плата.

— Довольно быстро мы поняли, что такие идеальные условия неизвестно когда сложатся — и сложатся ли вообще. И нужно чем-то жертвовать, — рассказывает Алина. — Мы пожертвовали отоплением и низкой стоимостью аренды — и нашли в 2 км от дома помещение, которое нас устроило: оно даже соответствует саннормам для пищевого производства. Отапливаем мы его кондиционером и конвекторами с регулировкой температуры. Это коммерческое помещение — и электроэнергию нам продают по невероятно высоким тарифам. В холодный месяц аренда помещения и коммуналка тянут почти на 2 тыс. бел. рублей (более $ 800).

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Сейчас «Наше масло» занимает все арендованное пространство — и перед Тарасиковыми снова встает вопрос расширения. В их мечтах — собственный дом достаточной площади, чтобы там можно было разместить и производство с отдельным входом.

Масштабировать ли далее бизнес, предприниматели пока не знают. Говорят, советчики в бизнес-книжках настаивают, что «любое дело должно или расширяться, или закрываться». Но Тарасиковы считают, что с производством крафтовых продуктов это работает не совсем так, и в их случае больше — не значит лучше.

— При увеличении количества производимой продукции однозначно будет страдать ее качество, что, по нашему мнению, недопустимо. Это серьезный сдерживающий фактор — и мы пока не придумали, как его обойти.

Читайте также