Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,52 USD 2,518 -0,0035
  • 3,06 EUR 3,0592 -0,0014
  • 3,41 100 RUB 3,4103 +0,0041
Интервью
Юлия Шрамкова, «Про бизнес» 17 марта 2021

«Частный бизнес не должен ассоциироваться с врагом» — гендиректор «Марко» о забастовках, кризисе и выходе на новые рынки

Николай Мартынов. Фото: личный архив.
Николай Мартынов. Фото: личный архив.

Николай Мартынов уже почти 30 лет является руководителем белорусского холдинга «Марко». Он регулярно входит в ТОП крупнейших предпринимателей Беларуси. Но даже для крупной компании, в которой работает около 5000 сотрудников, кризис 2020 года не прошел бесследно.

«Про бизнес» побеседовал с Николаем Васильевичем о том, как компания справилась с потрясениями в экономике и обществе, чем привлекает покупателей и какие амбициозные планы строит на будущее.

«Увеличили продажи, не наращивая производство»: как холдинг «Марко» пережил кризис 2020

— Весной 2020 года сотрудники «Марко» одними из первых в стране столкнулись с COVID-19. Как справились с этим вызовом?

— Тогда мы еще не понимали, с чем имеем дело. Осознание пришло значительно позже. В тот момент, в марте-апреле 2020 года, мы не представляли, как нужно поступать. Несколько сотрудников предприятия оказались заражены после командировки. Мы действовали строго в соответствии с рекомендациями медиков. Предприняли все доступные на тот момент меры.

Я сам прошел через этот сложный опыт — переболел. Заставил всех поволноваться. Но сначала даже не понимал, что происходит. Обычно я мало сплю — бывает, по 4 часа в сутки. Много времени уделяю работе. Поэтому списывал недомогание на переутомление.

Но, к счастью, в целом по компании могу сказать, что сотрудники у нас болели не намного чаще, чем в прошлые годы другими заболеваниями. Просто в 2020 году примерно 80% всех больничных были именно по COVID-19.

Мы, конечно, волновались за коллег. Но, я считаю, справились достойно с таким вызовом, к которому никто в мире не был готов.

— Но COVID-19 спровоцировал также один из серьезнейших экономических кризисов, в Беларуси в том числе. Как он отразился на работе холдинга?

— Скажу честно, что на моей памяти были времена и посложнее.

Мы пережили период, когда банки выдавали кредиты под 400%, когда курс рубля менялся в разы за считаные недели… В производственной сфере такие условия были тяжелейшими! Ведь у нас оборачиваемость имеет длинный цикл, ускорить получение прибыли почти невозможно. И даже в таких условиях мы справлялись.

Николай Мартынов. Фото: личный архив.
Николай Мартынов. Фото: личный архив.

Но, конечно, мы тоже почувствовали на себе влияние нынешнего кризиса, причем как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

В целом по компании в 2020 году мы отметили рост продаж на 15% по сравнению с показателями 2019 года.

На внутреннем белорусском рынке мы отмечаем скромный рост продаж — примерно на 1,5−2% по сравнению с показателями 2019 года. Но также мы видим, что изменились предпочтения по ассортименту — покупатели делают выбор в пользу более выгодных по цене моделей обуви, а также моделей, участвующих в акциях и распродажах.

В Беларуси заметно снизилась покупательская способность населения — люди экономили, тратили деньги только на товары первой необходимости. Из-за перехода на удаленный формат работы многие вообще не испытывали особой потребности в приобретении обуви или изделий из натуральной кожи.

Кроме того, весной 2020 года существенно снизились продажи нашей продукции на рынки России и Казахстана. И почти год никакого движения не было — все экспортное направление остановилось.

Так сложилось из-за того, что в России и Казахстане были полностью закрыты объекты розничной торговли, за исключением продовольственных магазинов.

К счастью, к концу прошлого года российский рынок начал оживать, появились заказы — мы стали наверстывать. Сумели выполнить производственный план, который ставили себе на 2020 год. Продажи даже превысили объемы выпуска — за счет реализации складских запасов.

— Сейчас компании больше интересен внутренний белорусский рынок или продажи на экспорт?

— Традиционно, за исключением 2020 года, у нас было распределение долей в формате 50/50. Половина нашей продукции уходит на экспорт, преимущественно в Россию и Казахстан. Но есть также небольшие доли продаж в Прибалтику, Канаду и другие страны.

Сейчас, объективно, дела идут неплохо. Недавно наша компания приняла участие в офлайн-мероприятии — представили нашу продукцию на специализированной выставке в Москве.

Николай Мартынов. Фото: личный архив.
Николай Мартынов. Фото: личный архив.

В 2021 году мы планируем продолжать активную работу на российском рынке. Рассчитываем, что он восстановится до уровня 2019 года, а вместе с ним вырастут и объемы поставляемой продукции от нашей компании. Уже есть крупные заказы, многие на стадии финальных согласований и подписаний документов.

К тому же правительство Беларуси договорилось с российской стороной, чтобы белорусские компании могли наравне участвовать в госзакупках и поставках продукции на рынок России. Это просто глоток воздуха для белорусских компаний!

Уже сейчас мы активно ведем работу в этом направлении, планируем участвовать в российских госзаказах. Рассчитываю, что будем одной из первых белорусских компаний, которые воспользуются такой возможностью. Это дает надежду на заметный рост и развитие компании в этом и последующих годах.

— Вы никогда не скрывали, что перенимаете некоторые подходы к дизайну и разработке моделей. Но в 2020 году поездки на европейские выставки были почти невозможны. Чем их заменили?

— Стали активнее осваивать возможности онлайн-коммуникаций. Через интернет поддерживаем связь с нашими французскими и итальянскими коллегами. Регулярно созваниваемся, обсуждаем новые течения и наши задумки. Представители ведущих китайских фирм готовы нас консультировать по вопросам выпуска продукции. А сейчас именно китайские производители существенно опережают всех на мировом рынке.

Конечно, личное живое общение ничем не заменишь. Но я уверен, что можно устраивать встречи раз в полгода-год. Этого будет достаточно для того, чтобы «сверять часы». А в остальное время можно поддерживать связь онлайн.

— К слову, именно за счет переориентации на онлайн-продажи многие бизнесы сумели «пережить» кризис. Как «Марко» работает в этом направлении?

— Конечно, весь прошлый год показал нам, что онлайн-торговля — это тот канал реализации, у которого еще масса возможностей для развития.

Сейчас прорабатываем вопрос сотрудничества в области интернет-продаж на белорусском рынке с «Еврооптом» через их онлайн-площадку.Также мы уже сейчас сотрудничаем с маркетплейсом Wildberries. И планируем расширять представленный на нем ассортимент и наращивать объемы продаж не только по Беларуси, но и в России и Казахстане.

Развитие интернет-торговли — один из приоритетов в развитии компании на 2021 год.

Пандемия очень четко показала, что это направление нельзя игнорировать. Работы нам предстоит очень много, потому что мы, по сути, еще только в начале пути. Но это очень интересно и вселяет уверенность в том, что компанию ждет рост и развитие.

Николай Мартынов. Фото: vitbichi.by
Николай Мартынов. Фото: vitbichi.by

— Значит, кризис вы уже пережили? Ничего больше не вызывает опасений?

— Нет, конечно. Мы до сих пор не понимаем, каким образом дальше будет развиваться ситуация с пандемией. Пойдет ли она на спад с потеплением и вакцинацией? Или будет еще одна волна заболеваемости? И насколько существенно это скажется на белорусском рынке и рынках соседних стран? Эта ситуация все еще для нас — неопределенность.

Например, мы опасались второй волны коронавируса. А на нашем и российском рынках она отразилась значительно меньше, чем первая. Потому что не было локдаунов и очень жестких ограничений для работы бизнеса. Но кто знает, что будет дальше?

— Вы считаете, что локдаун и жесткие ограничения Беларуси не были нужны?

— Как показала практика, предупредительных мер оказалось достаточно. Да, масочный режим — это необходимо. То же касается соблюдения дистанции, самоизоляции на время болезни, санитарно-гигиенических рекомендаций врачей.

Но сегодня уже понятно, что отсутствие жестких ограничений и локдауна в Беларуси спасло бизнес. У нас даже появилось своего рода преимущество. Ведь Беларусь стала практически единственной страной, которая не вводила карантины в городах, не закрывала границы, не останавливала работу предприятий.

Это дало нам фору, наша экономика не остановилась. Замедлилась — да, возможно. Но не встала как вкопанная.К тому же в экономике вакуума не бывает. Как только один субъект прекращает свою деятельность, его место на рынке тут же заполняется желающими занять нишу. Какими будут эти «заместители» — хорошими или плохими — это большой вопрос. Но место долго пустовать не будет!

Локдаун, скорее всего, оставил многие белорусские компании без своего места на рынке. А запуститься после остановки, особенно продолжительной, было бы очень тяжело. Как говорится, дважды в одну реку не войдешь.

«Партнерам в Финляндии написали письмо, чтобы они прекратили сотрудничество»: о влиянии политического кризиса

— Помимо экономического кризиса в Беларуси возник еще и общественно-политический. Это как-то сказалось на компании?

— Конечно, мы это чувствуем. Наш холдинг попал в список компаний, товары которых белорусам не рекомендуют покупать.

А сообщество белорусов в Финляндии прислало нашим партнерам в этой стране официальное письмо с призывом прекратить с «Марко» сотрудничество.

Главный аргумент — мол, предприятие платит налоги в Беларуси, и деньги идут на спонсирование ведомств и правоохранительных органов.Но все же понимают, что любая компания, которая официально работает на белорусском рынке, платит налоги. Более того, без этих налогов невозможны строительство больниц и школ, ремонт дорог, развитие инфраструктуры.

Николай Мартынов. Фото: личный архив.
Николай Мартынов. Фото: личный архив.

В целом я же слышу, о чем говорят работники. И, начиная с апреля 2020 года, именно политическая повестка была самой острой темой для обсуждения. Люди интересовались разными точками зрения.

Я скажу так: мы все — за перемены. За то, чтобы жизнь в стране менялась к лучшему, чтобы условия для бизнеса становились более благоприятными.Но вместо того, чтобы нападать на бизнес из-за рубежа, нужно, наоборот, помочь. Можно ведь инвестировать, поддерживать. А не действовать таким путем, который был выбран — через улицу, хаос…

— Но без протестов об этом желании перемен могли попросту не узнать. Как еще людей должны были услышать?

— Мне кажется, сейчас глава государства и правительство всеми силами показывают, что услышали людей и бизнес в том числе. Сейчас задумались все: и власть, и народ.

Должна быть выработана какая-то программа по развитию экономики страны. И я уверен, что если прислушаться и понять, как эта программа должна сработать и привести к улучшению условий для жизни и работы в стране, то ни у кого не возникнет желания ей противостоять.

А стихийное желание все переделать за 5 минут, не понимая, к чему это приведет… Это неправильно. Это моя позиция.И не только потому, что от стабильности в стране зависит мое благосостояние. Я несу ответственность за почти 5 тысяч работников холдинга в Беларуси. И благосостояние их и их семей — это первый приоритет для руководителя.

— К слову, о ваших работниках. На некоторых предприятиях в Беларуси были забастовки. А на «Марко»?

— К счастью, нас это не коснулось. Да, все работники обсуждали ситуацию в стране. И мнения были разные. Были дискуссионные клубы, сотрудники интересовались разными точками зрения и альтернативными программами. Но срывать рабочий процесс никто и не думал.

Фото: архив компании.
Фото: архив компании.

— Некоторые компании вынуждены были сокращать штат, чтобы снизить расходы. В вашем холдинге принимали такие меры?

— Мы оптимизировали расходы, но не за счет сокращения штата. Искали более доступные материалы, чтобы выпускать продукцию по более низким ценам, на которую у потребителя есть запрос.

Также мы оптимизировались за счет объединения компаний «Красный октябрь» и «Сан Марко» в единую организацию. Количество персонала осталось прежним, но нам не потребовалось нанимать дополнительно таких сотрудников, как бухгалтеры, кладовщики.

«Выходим на рынок в три раза больше Беларуси»: планы «Марко» на 2021 год

— Какие планы у холдинга «Марко» на 2021 год?

— На 2021 год мы планируем нарастить продажи обуви на 15−20%. Ожидаем, что на белорусском рынке показатели останутся примерно такими же, но видим перспективы в работе на рынках других стран.

Так, одна из главных целей компании на 2021 год — запуск и развитие проекта в Узбекистане. Там мы открываем совместное белорусско-узбекское предприятие по выпуску обуви. Наша доля в нем — 90%.

Рассчитываем, что уже в мае этого года первые пары будут выпущены и появятся в магазинах. Заявки на продукцию уже есть. Причем не только на внутреннем рынке Узбекистана, но и от соседнего Казахстана.

Обувной рынок Узбекистана мы выбрали по нескольким причинам. Там хорошие условия для ведения бизнеса, есть мощная сырьевая база. К тому же это развивающийся потребительский рынок.

За последние 7−10 лет население Узбекистана выросло до 33 млн. А это больше, чем три Беларуси! Добавим к этому еще более 16 млн потребителей в Казахстане.Нам легко находить взаимопонимание с партнерами и потребителями на этих рынках. Ведь не так уж давно мы все жили в одной стране. Нет языкового барьера, есть теплые, почти дружеские взаимоотношения.

— А что касается рынков западных стран?

— Мы работаем на рынках всех стран Прибалтики, есть партнеры в Канаде и Израиле. Но сегодня мы не делаем больших ставок на эти сегменты. Во взаимоотношениях с этими странами сильна политическая составляющая, поэтому пока мне сложно предположить, как будет развиваться наша бизнес-коммуникация.

Фото: shoes-report.ru
Фото: shoes-report.ru

Если в европейских странах будут продолжать вводить санкции в отношении белорусских предприятий, то, конечно, рассчитывать на развитие сотрудничества будет невозможно.

Но уходить с рынков, где мы уже начали работу, не планируем. И будем стараться развиваться, насколько позволят обстоятельства.

— Стоит ли ждать изменений в работе компании на внутреннем белорусском рынке?

— Есть планы по переформатированию отдельных направлений.

Например, в составе холдинга «Марко» есть меховой комбинат. Но сейчас его продукция уже не так востребована, как это было в 2013 году, когда мы только начинали работать в этом направлении.

Спрос на пушнину с каждым годом все ниже. Это происходит по многим причинам: мода изменилась, появилось больше сторонников защиты животных, зимы в последние годы в Беларуси и европейской части России были мягче. Да и снижение покупательской способности тоже повлияло — меховые изделия ведь недешевые.

Фото: архив компании.
Фото: архив компании.

Поэтому в этом году мы планируем технически переоснастить меховой комбинат и перепрофилировать его на выпуск элитных кожтоваров (материалов для изготовления верха обуви, кожгалантереи и отдельных элементов одежды). Сейчас решается вопрос финансирования, а затем перейдем к этапу закупки оборудования.

Такие изменения позволят комбинату работать так же эффективно, как и наши обувные предприятия. К тому же основной потребитель на его продукцию уже есть — это наш же холдинг.

— То есть компании вашего холдинга будут потреблять продукцию другой вашей же компании?

— Да, мы сможем использовать кожтовары в производстве кожгалантерейных изделий. До 100% объема выпуска комбината таким образом будет использовано предприятиями холдинга «Марко». Это тоже элемент оптимизации. По нашим расчетам, благодаря этой мере выпуск продукции будет обходиться на 15−20% дешевле, т.к. стоимость кожтовара составляет порядка 60% себестоимости.

Фото: vitebsk.biz
Фото: vitebsk.biz

Но будем предлагать и другим компаниям наш продукт. Потому что это как минимум помогает развиваться. Если предложение востребовано другими компаниями, это значит, что мы в тренде. Поэтому показателем качественной работы будут именно заказы сторонних организаций.

Иначе можно долго вариться в «собственном соку» и не почувствовать, когда тенденция будет упущена.А в таком бизнесе, как производство обуви, очень важно оставаться на гребне волны.

«Мир рушится — мир строится»: о белорусском бизнес-климате

— В последнее время появилось много новостей о планах по изменению условий для бизнеса: изменение налогообложения для ИП, борьба с зарплатами «в конвертах»… Какие изменения, на ваш взгляд, необходимы?

— Меня радует, что мы постепенно движемся к тому, чтобы уравнять условия для государственных предприятий и частного бизнеса. Например, возможность участвовать в госзакупках. Думаю, это даст хорошие возможности для развития частного бизнеса любого масштаба — от МСБ до холдингов.

Но чтобы работать наравне с госпредприятиями, частному бизнесу нужно тоже соответствовать стандартам, работать качественно и прозрачно. Сейчас частный бизнес компрометируют такие явления, как «зарплаты в конвертах». И, на мой взгляд, совершенно правильное решение с ними бороться. К счастью, это не систематическое явление, но все же случается. Это традиционная ложка дегтя в бочке меда.

Нужно работать над тем, чтобы частный бизнес перестали ассоциировать с каким-то врагом. Ведь компании платят налоги, пополняют бюджет, помогают стране развиваться.Уже сегодня именно частные предприятия более чем на 50% формируют бюджет в Минске и области. Это заслуга предпринимателей. Они работают на благо страны. Поэтому им тоже нужно идти навстречу и создавать условия для дальнейшего роста и развития.

— Как, по-вашему, сейчас бизнесу нужно быть осторожным? Или, наоборот, в кризис без риска ничего не получится?

— Да, в кризис работать сложно. В первую очередь психологически. Многие замирают и выжидают.

Фото: marko-city.by
Фото: marko-city.by

Но еще философы античности говорили: «Мир рушится — мир строится». Если один бизнес не выдерживает давления кризиса и умирает, на его месте появляется другой. То же самое и с экономикой: если одна стратегия ее развития не сработала, то неизбежно появится другая.

Я в любые сложные периоды для бизнеса говорю, что главное — не падать духом. И если остановиться и начать себя жалеть, никому лучше не станет.Если не можешь планировать рост и развитие по объективным причинам, старайся хотя бы не отставать. Поставил себе план — выполняй.

Например, даже у нас в 2020 году производство на «Красном октябре» на неделю останавливалось. Но мы потом наверстали эти объемы за счет рабочих суббот. Темп не снизили, несмотря на все «но».

Фото: архив компании.
Фото: архив компании.

И в целом я, например, своей работой живу. Если я при деле, у меня и настроение лучше. Мне просто становится некогда сетовать и бояться. А ведь паника — это для бизнеса разрушительная сила. Ее допускать нельзя даже в самые тяжелые периоды.

— Вы часто отмечаете, что много времени посвящаете работе. Почему так получается?

— Да, маловато сплю. Потому что постоянно чувствую ответственность, обдумываю те или иные решения. Чем больше неопределенности в бизнесе, тем больше времени и нервов уходит у руководителя. А в последнее время таких неопределенных факторов было много.

Волнение не дает мне быть беспечным.Если я ушел из кабинета, это еще не значит, что прекратил решать рабочие вопросы. Бывает, часами в голове прокручиваю различные сценарии, все пытаюсь предусмотреть. Потом набросаю что-то из идей на бумаге, а назавтра все это уже не годится. И нужно снова обдумывать и строить новый план.

Для руководителя работа не заканчивается с окончанием смены на предприятии. Вот недавний пример. Для того чтобы участвовать в госзаказах в России, мы буквально 28 декабря поехали на встречу обсуждать условия. Перед самым Новым годом подписали протокол о намерениях. Все уже празднуют, а мы сидим в Москве и решаем принципиально важные для будущего компании вопросы.

Поэтому у руководителя нет ни выходных, ни праздников.

— Но как-то же вы отдыхаете?

— Конечно, отдыхать тоже нужно, чтобы восстанавливать ресурсы организма. Стараюсь по возможности подольше поспать. Или, когда позволяет время, у меня есть хобби — увлекаюсь охотой. Для меня это в первую очередь общение с природой и возможность побыть наедине с собой. Так я могу отвлечься от каких-то рутинных задач или по-новому взглянуть на какой-то затянувшийся или сложный вопрос. Часто все гениальное оказывается простым. И моменты на природе очень хорошо помогают это увидеть.

И еще для меня главный источник энергии — это возможность видеть, как что-то получается. Если я вижу результат работы, это дает мне силы.

— У вас есть какая-то глобальная цель? Или, может быть, мечта?

— Хотелось бы не догонять модные веяния и не наверстывать за лидерами мирового рынка, а задавать тон самим, создавать тренды. Стать той компанией, которая задает свои правила и становится для других ориентиром и примером.

Деньги зарабатывают те, кто идет впереди. Остальные — подбирают те крохи, которые остаются.Если выйти на такой лидирующий уровень, то компании остается только отшлифовывать процессы до совершенства. Это, в моем понимании, лучший показатель успеха. Тогда — жизнь удалась!

Читайте также