Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,46 USD 2,4587 -0,0061
  • 2,58 EUR 2,5824 -0,0278
  • 4,39 100 RUB 4,3879 +0,0891
Личный опыт Диана Каленик, «Про бизнес» 30 марта 2022

«Был вау-эффект и мысли: „А что, так можно было?!“». Как британец переехал в Могилев и открыл онлайн-школу еще в 2012-м

Фото из архива героев
Ирина и Мел. Фото из архива героев

Онлайн-школа в 2012 году, да еще и не в столице — в Могилеве? Вероятно, Online Class — одна из первых белорусских образовательных онлайн-платформ. Ее создатели — супруги Ирина и Мел Роджерс — рассказали «Про бизнес» о бизнес-опыте обучения, своей личной истории, которая стала возможна только благодаря английскому языку, и о том, как они намерены переживать нынешний кризис.

Не планировала становиться учителем

— С английским языком я связана уже 38 лет — с тех пор, как пришла в первый класс школы с английским уклоном, позже гимназии, — рассказывает Ирина. — У меня никогда не было планов стать учителем, после школы я поступила в инженерный вуз на строительный факультет. Когда сын был маленьким, нужно было как-то подрабатывать, и подруга предложила мне вести английский в детском садике. Диплома преподавателя у меня не было, но тогда было смутное время и официальные дипломы мало кого волновали. К тому же у меня был свой ребенок такого же возраста. Детей я всегда любила и легко находила с ними общий язык. Скоро я работала уже в нескольких садиках.

Мой ребенок рос, увеличивался и возраст моих учеников. Поняла, что без образования заниматься дальше преподаванием английского будет сложно, и в 28 лет поступила в иняз. Уже на 3-м курсе меня взяли работать в лицей. Это была своего рода авантюра — я была еще студенткой, а стала коллегой серьезных людей с большим опытом. Вскоре пришел и опыт, и признание, и высшая учительская категория. А главное — любимая работа: в лицее я провела 15 замечательных лет.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

С 2000 по 2019 год ежегодно сопровождала в Великобританию группы детей как переводчик. В одной из поездок в 2010 году встретила Мела — он был водителем-волонтером нашего автобуса и возил нас с детьми на разные развлечения. На следующий год встретились снова, переписывались. Постепенно наше общение переросло во что-то большее, и в 2012 году мы поженились в Великобритании. Встал вопрос — кто к кому переедет? Для меня семья имеет большое значение: в Беларуси родители, сестра, сын в то время заканчивал школу. Мелу было проще, и он переехал ко мне в Могилев — это было слегка сумасшедшее решение!

Знакомые до сих пор недоумевают и ищут какую-то рациональную аргументацию: «Наверно, он платит меньше налогов? Или ему тут выгоднее жить?». Моя семья очень тепло приняла Мела, они общаются на смеси жестов и минимальном запасе слов. Мел что-то выучил по-русски, они по-английски.

У нас с Мелом очевидная разница в возрасте. Сам Мел обычно отвечает: «Мне 27!», на самом деле он старше меня на 30 лет. Обычно этот факт вызывает у людей шок, но я никогда не чувствовала нашу разницу.

Как появился проект онлайн-школы

Приехав в Беларусь, Мел активно смотрел по сторонам и стал искать себе применение. Поскольку он носитель языка, то сначала отправился в языковые школы, начал общаться с посольством, какое-то время был почетным консулом и помогал развитию бизнес-связей и возможностей с Великобританией. Его приглашали с выступлениями в университеты, он организовал некоммерческий проект — нетворкинг для тех, кого интересовал бизнес с западными странами.

Мел никогда не сидит на месте, идет и делает. У него есть поговорка: «Мой ответ — да, а какой вопрос?». Он готов работать с любым человеком, который ему это предлагает.

В 2012 году мы решили, что хотим запустить свою онлайн-школу английского.

— Инвестирование в новый бизнес — это риск, и Беларусь ничем не отличается от других стран, — говорит Мел. — Я инвестор компании и вложил в платформу около $ 45 000 долларов (а может, и больше) и много часов своего времени. Это вложение в будущее. Пока эта сумма не окупилась, но уже несколько лет мы работаем в плюс.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Зачем нам нужна была онлайн-школа:

1. Должен быть рынок. Английский — язык мирового общения и широко используется в торговле, путешествиях, бизнесе. Знать английский — большое преимущество.

2. У нас было УТП (уникальное торговое предложение). Если вы можете предложить что-то отличное от конкурентов, это дает вашим клиентам преимущество. Во время своих частых визитов в Великобританию Ира побывала в школах и посмотрела, как преподают в Великобритании, узнала об альтернативном подходе к передаче знаний и понаблюдала за учениками. Это дало нам новый для Беларуси подход к обучению.

Два компонента сошлись — рынок, стремящийся к совершенствованию, и формат обучения, который дает то, что нужно клиенту. По моему мнению, Online Class и, самое главное, моя жена, стоили того, чтобы пойти на бизнес-риск.

— Я работала в лицее, параллельно Мел искал возможности и площадки для онлайн-школы. — вспоминает Ирина. — Нашел британскую платформу и сообщил: «Я забронировал тебе занятие, сегодня ты встречаешься с Крисом». Это был мой первый опыт онлайн, после которого Крис сказал: «Я подключу тебе права, иди готовь урок». Сначала я даже растерялась: в смысле, как это — готовь урок?! Никто не объяснял, как это может быть.

Это был челлендж, ведь никакого примера не было, полная импровизация. Я придумала урок и решила «обкатать» его на лицейских учениках, рассказала им про систему, раздала пароли. У нас был областной лицей, многие жили в районных центрах или сельской местности. И вот на каникулах мы встретились на платформе, позанимались каждый из своего дома. У меня был вау-эффект и ощущение: «А что, так можно было?!».

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Изначально я не понимала, как это — проводить занятие и не находиться в классе с учениками, где есть живой контакт. Мы же должны видеть и ощущать друг друга. Но чем больше пробуешь, тем больше понимаешь: дело не в формате онлайн или оффлайн, а в том, как направлять энергию. Фишка в учителе, а не в платформе!

Стали смотреть другие площадки по онлайн-обучению, которые предлагал тогда рынок — Adobe, Cisco. Но все не то — был технический рассинхрон. Стали думать, что делать. На курсах в языковой школе, куда Мела периодически приглашали, он познакомился с парнем, который заинтересовался нашим проектом и взял на себя администрирование. У него же был знакомый айтишник, с которым мы и начали строить прототип и архитектуру сайта.

Так, сначала мы вели проект вчетвером: я была экспертом с учительской стороны, Мел генерировал идеи, ребята занимались технической и административной работой. Постепенно два участника «отвалились», мы выкупили их долю, и теперь это полностью наш с Мелом проект. До 2019 года я совмещала наш бизнес и преподавание в лицее. Потом пришлось выбирать.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Наша платформа состоит из двух частей: место, где хранятся все уроки, материалы и их администрирование, и та «комната», где происходит сама онлайн-встреча. Мы работали над платформой с 2012 по 2015 год, я в свое свободное время давала на ней бесплатные уроки, чтобы наработать опыт и протестировать проект.

Уже через 2 года, в 2017-м, мы переделали площадку, захотелось улучшить какие-то вещи. А в этом году подумываем об обновлении снова.

Как мы искали преподавателей

Сначала я преподавала сама, вскоре присоединились еще преподаватели. Они добавлялись постепенно, сейчас у нас уже большая команда. Большинство — белорусы, хоть и не всегда они живут в самой Беларуси. Среди преподавателей больше женщин, так уж повелось в образовании. Возраст учителей — от 25 лет, берем педагогов с опытом как минимум 2−3 года.

Если первый вопрос преподавателя: «Сколько денег платите?», то, скорее всего, это не наш человек.

Да, оплата важна, но для нас важнее, чтобы человеку было интересно то, чем он занимается. Мы делаем все, чтобы учитель не тратил время ни на что, кроме преподавания — предоставляем платформу, учеников, техподдержку, берем на себя бухгалтерию, чтобы все налоги были в порядке.

При занятиях онлайн чаще всего учитель и ученики видят друг друга только на экране. Но у нас есть случаи, когда наши ученики встречались с учителями в реальной жизни за чашечкой кофе или даже приглашали их к себе на дни рождения. И когда мне говорят: «Онлайн — это не по-настоящему!», мой ответ: «Значит, вы просто не пробовали».

Кто у нас учится и откуда о нас узнают

С самого открытия Мел направо и налево раздавал визитки школы и рассказывал про нас везде, где мы бывали: встречи учителей, в том числе в Минске, любые мероприятия, мы не раз участвовали в Британском фестивале и книжных ярмарках от Британского посольства. На тот момент в Беларуси еще не было тренда на онлайн, поэтому нас чаще слушали скептически, кто-то хотел попробовать.

В Могилеве мы организовали клуб английского Speak Easy, сначала встречались в модном анти-кафе по выходным, потом сняли заметный офис на первом этаже с панорамными окнами. Оплата была в виде донатов, доходы позволяли покрыть расходы на чай-кофе-печеньки. Клуб привлек многих, но в 2020 году из-за пандемии пришлось прекратить его работу. Мы перешли в онлайн и какое-то время вели этот формат в двух группах — для взрослых и подростков. Но такой формат зашел не всем, нас до сих пор спрашивают, будет ли еще общение «вживую».

У нас есть практика первого бесплатного диагностического (для нас) и ознакомительного (для студента) занятия. Все больше людей, которые попадают к нам на первое пробное занятие, говорят: «Нашли вас в Интернете».

Количество занятий увеличилось на 80% за последние 2 года, пропорционально выросли наши расходы на рекламу и продвижение.

Постепенно стали расширять информационное поле, подключать рекламу в Яндекс и Гугл, SEO. Даже взяли в команду отдельного человека, который отвечает за SMM, отдали на аутсорс SEO-продвижение.

Возраст наших клиентов около 25−45, но есть и те, кто старше либо младше. Среди них много айтишников, маркетологов, бизнесменов и т.д. Мужчины и женщины — 50 на 50. Белорусов из Беларуси — около 80%. Часть клиентов из России и Европы — чаще это белорусы, которые переехали за границу и верят в качество, «грунтоўнасць» нашего белорусского образования.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Чаще у нас занимаются с преподавателем один на один, но есть и групповые занятия на 2 человека. Считаю, что даже 3 человека в группе — это много. Когда на языковых курсах обучают онлайн сразу 10 человек, это проект не про качественное образование: в такой группе один говорит, два слушают, остальные почти не участвуют.

Есть у нас и детское направление. С самого начала его не планировали: ведь детям надо играть, взаимодействовать, передвигаться, участвовать в «живом» процессе. Это была инициатива родителей, мы попробовали — и пошло. Сегодня у нас обучаются и младшие школьники, и подростки, с ними почти все занятия индивидуальные. Кому-то надо подтянуть школьные отметки, кому-то подготовиться к поступлению, а кому-то — улучшить разговорные навыки и выйти за рамки школьной программы.

Корпоративные клиенты — около половины всех занимающихся. В 2019 году мы взяли в команду специалиста, который занимается только ими.

Это «общение в долгую» — со многими компаниями надо провести много переговоров прежде, чем они решатся на сотрудничество. Интересно, что, когда вначале нам говорили: «Пришлите коммерческое предложение», Мел не сразу понимал, что это такое — у них в стране нет такого понятия. В Великобритании больше принято разговаривать, ведь «это люди, и с ними надо общаться, как с людьми». Но у нас в корпоративном мире более дистантные отношения.

Как кризис повлиял на нас сегодня и что делать дальше

В первые дни после 24 февраля наши сотрудники, преподаватели, клиенты были в шоке и тревожном состоянии. Но сейчас, спустя более чем месяц, мы очень стараемся сохранять позитивное рабочее настроение.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Некоторые студенты из Украины и России поставили занятия на стоп из-за переездов, более важных дел и сложностей оплаты из-за блокировки платежных систем. Но к нам приходят новые студенты-белорусы: в момент повышения курса доллара вложение в образование становится хорошей инвестицией.

В ближайших планах у нас обновление сайта: речь не о смене картинок, а о глобальном изменении архитектуры, планируем добавить различные фишки и новые опции. Например, делаем дэшборд для HR, чтобы они могли отслеживать, как их сотрудники посещают занятия и каковы результаты финансовых вложений компании. Есть мысль сделать словарики и напоминания об уроке. При этом я пока сопротивляюсь искусственному интеллекту и чат-ботам, «топлю» за максимальное человеческое участие в процессах коммуникации с клиентами.

Планировали выходить на российский рынок, даже сделали отдельный сайт. Но, думаю, пока мы этот проект «заморозим» и, скорее, будем смотреть в сторону европейских клиентов и обновлений нашей платформы.

Читайте также