Войти
Личный опыт
«Про бизнес» 31 августа 2018

«Шутим, что не хватило денег на нормальный фотоаппарат». Как зарабатывают на ретрофотографии

Фото с официального сайта студии "Шипр"
Фото с официального сайта студии «Шипр»

Как часто вы держите в руках бумажные, по старинке напечатанные фотографии? Наверное, не очень. Предприниматели Георгий и Тамара Кеймах, а также Анастасия Сухомлинова решили вернуть очарование таких снимков в массы и создали свою выездную фотостудию «Шипр».

Главная фишка проекта в том, что фотографы работают со старыми деревянными камерами образца 1930-х годов, а проявляют изображения в мобильной фотолаборатории по технологиям XX века. Читайте историю необычной студии «Шипр».

Георгий Кеймах: Я работал фотографом-фрилансером с 2001 года. Мы с моей будущей женой Тамарой вместе учились в колледже на факультете дизайна и рекламы, затем в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ), я — на историческом, Тамара — на факультете искусствоведения. С Настей, третьей соосновательницей «Шипра», мы изучали историю США в РГГУ.

Учеба оказалась несовместима с работой, и я выбрал первое. К моменту, когда закончил университет, стало очевидно, что мои портфолио и техника безнадежно устарели, и надо было что-то придумывать.

Мы с Тамарой в тот момент шутили, что я скоро устарею настолько, что это опять станет модным.

Собственно, в этот момент мы и поняли, что если я догонять уже никого не могу и не хочу, то надо бежать в обратном направлении.

Фото с сайта the-village.ru
Анастасия Сухомлинова, Георгий Кеймах. Фото с сайта the-village.ru

Анастасия Сухомлинова: Как уже сказал Георгий, мы вместе изучали историю США. Я писала диплом по Гарлему (район Нью-Йорка — прим. «Про бизнес») первой половины ХХ века, и одним из важных исторических источников были снимки из фотоателье культового Джеймса Ван Дер Зи. Его студия с нарисованными фонами и неповторимый стиль афроамериканцев натолкнули нас на идею создать свое фотоателье.

Причем вопрос востребованности не возникал — нам было очевидно, что ничего подобного нет нигде, а сам процесс старой съемки не оставлял равнодушным никого.

О старте бизнеса и сложностях

Гергий: Инвестиций на старте не было, поэтому на создание студии необходимо было зарабатывать с первых дней. Сначала были маркеты во «Флаконе», где мы стояли с фотозоной и снимали на Polaroid 1967 года, на покупку которого потратили 3000 российских рублей (около $ 100). Тогда, в апреле 2012 это было в новинку, никто не знал о том, что кассеты для этого фотоаппарата еще производятся, а интерес к таким снимкам был довольно большой. Продавал их по 200 рублей за штуку (около $ 7).

Однако, несмотря на всю уникальность предложения, бизнесом это назвать было никак нельзя.

Идея снимать на более старую камеру, делать более интересные фотографии, оформлять это в более зрелищный процесс у меня появилась почти сразу, но чтобы воплотить ее в жизнь, понадобилось около года. В этом деле мне очень помог фотограф Влад Шатило, тоже один из первых участников нашего проекта «Шипр» — он решил очень много технических вопросов, сделал наши первые портреты, которые мы очень любим и используем до сих пор.

После Polaroid у нас появилась старинная деревянная крупноформатная камера и мы самостоятельно сделали из чемодана переносную мини-проявочную. Потом все заработанные деньги вкладывали в покупку другой техники.

Все сложности, мне кажется, были во-первых, технические, а во-вторых, организационные.

Технические — просто потому что мы делали что-то, чего не было до нас, а организационные — потому что никто из нас не имел опыта ведения бизнеса, да и привычка к нормальному рабочему процессу фактически была только у Насти. Тамара большую часть времени была занята нашей дочкой, а я вообще был плохо приспособлен к рабочему процессу. Поскольку на этапе старта я был занят в основном разработкой и настройкой технологии, то Настя с Тамарой как-то меня терпели, а я, в свою очередь, учился работать.

Фото с официального сайта студии "Шипр"
Фото с официального сайта студии «Шипр»

Анастасия: А еще сложно было собрать команду. Вообще наша тактика подбирать людей не исходя из их навыков, а ориентироваться в первую очередь на нужные личные качества вроде работает. Мы начали обучать людей под себя. Но выращивание кадров — дело ужасно утомительное, долгое и рискованное. Это было очень трудно. Стоило оно того, или надо было просто сразу собрать подходящую команду, пока неясно.

О поисках фототехники

Георгий: Чтобы найти необходимую технику, нужно очень точно знать что искать. Стоимость похожих камер может отличаться в десятки раз.

Был интересный случай. Как-то мы случайно нашли переносную проявочную лабораторию 1942 года, которую использовали военные корреспонденты. Мы даже побоялись спросить, сколько она стоит, так как были уверены, что это нам будет не по карману. Через несколько дней вернулись и все-таки спросили из любопытства. Оказалось, продавец был готов отдать ее за бутылку и светился от счастья, что она кому-то нужна.

Поскольку не существует такого места, где можно получить готовую информацию про технику, то приходится учиться на собственных ошибках. Самое интересное, конечно — всякие хитрости при поиске на Avito, это бывает довольно азартно. К сожалению, это иногда становится проблемой: иногда лучше не знать о существовании некоторых незаметных лотов, которые очень хочется купить, хотя совершенно очевидно, что никакой пользы для бизнеса они не принесут.

В случае, когда я не могу оценить нужность вещи, я отправляю ссылку Насте и пытаюсь объяснить, зачем она нам сдалась. Последнее время я даже не отправляю ссылку, а просто представляю себе выражение ее лица и удаляю объявление из своих закладок :)

Сколько всего у нас сейчас техники, сказать сложно, ее очень много. Как правило, мы выбираем ту, которая хорошо выглядит и при этом не имеет музейной ценности — риск, что с камерой что-нибудь случится, довольно высок.

Фото с официального сайта студии "Шипр"
Фото с официального сайта студии «Шипр»

Исключение — наши проявочные лаборатории, которые действительно трудно найти. Поэтому мы иногда возим ценные экспонаты, но работаем с большой осторожностью.

Анастасия: На самом деле, помимо старой техники для съемки и проявки, мы используем очень дорогие световые приборы, к тому же хорошо нами доработанные. Это одна из самых больших статей расходов на технику.

О клиентах и продвижении

Анастасия: Основные наши заказчики — ивент-агентства, мы мало работаем с частными клиентами. В этой области все мониторят рынок, в основном работает сарафанное радио.

Конечно, пользуемся контекстной рекламой и продвижением в соцсетях (Instagram).

Много заказов приходит после хороших городских мероприятий, на которых иногда мы работаем — больше для своего пиара.

Но с мероприятиями мы очень осторожны — было пару забавных историй.

Как-то раз нас угораздило работать на площади у главного входа ВДНХ на майские праздники. Как нас туда занесло, уже не помню, но это точно было 100% непопадание в нашу аудиторию. Конечно, это очень быстро подтвердилось.

К нам подошел мужик и искренне поинтересовался: «Ребят, у вас че, на нормальную камеру денег не хватило?».

С тех пор, когда нас спрашивают, зачем нам это все, мы так и отвечаем — не хватило денег на нормальную камеру.

Вторая история тоже была связана с улицей, но на этот раз с Парком Горького. В самом начале нашей работы мы ужасно хотели попасть туда, нам казалось, что это место силы. Мы оплатили место на рождественской ярмарке — с отапливаемым домиком и отличным пиаром. Конечно же, этим утром резко похолодало до -19, а отапливаемый домик оказался открытым прилавком с инфракрасным обогревателем под крышей.

Но мы решили, что пойдем до конца, взяли из дома кипятильники для нагрева химии и поехали. За весь день сделали один кадр и были практически единственными участниками этого фантастического маркета.

О финансах проекта

Анастасия: Средний чек — 60 тыс. рублей (около $ 1000). Сложно сказать про количество заказов в месяц, поскольку у нас сезонный бизнес и между Новым годом и февралем разница может быть огромная. Да и заказы очень разные: бывает что на одном мероприятии работает две фотозоны два дня подряд, а бывает, что это минимальный заказ где-нибудь в 100 км от Москвы.

Фото с официального сайта студии "Шипр"
Фото с официального сайта студии «Шипр»

Георгий: Сказать и правда сложно, мы не ведем статистику. Обычно примерно у нас занят 1−2 дня в неделю, но часто бывает по 2−3 мероприятия в день, приходится работать двумя-тремя группами. А бывает, когда совсем тихо — например, в апреле-мае.

О команде

Анастасия: У нас сложная, довольно анархическая структура, больше похожая на клуб. Есть мало зависящие от нас «Шипры» в Сочи, Екатеринбурге и Казани, где работает по 2−3 человека плюс есть по 1−2 человека для помощи или замены.

В Москве мы работаем по большей части вдвоем-втроем, но людей на аутсорсе намного больше — бывали дни, когда работало 9 человек одновременно.

Об особенностях фотобизнеса

Мы не фотографы, не фотобудка, не мастер-классы, не шоу, не сувениры. Мы где-то между всем этим. С одной стороны, это трудно продавать, а с другой — те, кто оценил наш формат, остаются с нами надолго, заказывают не только выезд фотоателье, но и детские мастер-классы, просят придумать им что-то эксклюзивное.

Фотографом не может быть кто попало. Это человек, который стоит посреди зала, он очень заметен, общается с гостями и при этом думает о технических и композиционных тонкостях.

Поскольку мы не входим в разряд сервисов первостепенной важности, как, например, площадка, еда и музыка, то, во-первых, при любом сокращении бюджета на мероприятие, первыми слетаем мы, во-вторых, нас, по этой же причине, не бронируют за год вперед. К счастью отмененных в последний момент мероприятий в нашей практике были единицы, но все же наша сфера очень чувствительна к экономической ситуации.

Из интересных особенностей: больше половины участников проекта — девушки. Это не делается специально, просто так складывается. Мне, конечно, очень нравится эта тенденция.

О планах

Геогрий: Мы очень любим съемки в студии, и одна из наших целей — открыть полноценное walk-ins welcome фотоателье в Нью-Йорке.

Фото с официального сайта студии "Шипр"
Фото с официального сайта студии «Шипр»

В целом хотим работать в разных странах, делать новые продукты. Найти себе замену на рутинную работу и, наконец, выспаться :)

Выводы о бизнесе

  • Это бизнес для очень неравнодушных людей, есть намного более простые способы заработать деньги.
  • Почти наверняка мы не устареем и не надоедим. Стратегически это очень хорошее дело.
  • Это дело очень хорошо подходит для нетворкинга и построения личного бренда.
  • Если «Шипр» цинично и быстро масштабировать, то он может потерять всю свою привлекательность. Масштабировать очень нужно, но с той же аккуратностью, с какой он выстраивался.
  • «Шипр» кажется очень нишевым продуктом, но на самом деле у нас очень разнообразные заказчики, и тут главное — не иметь предубеждений и ничему не удивляться.
  • Очень приятно работать меньше трех дней в неделю. Правда, конечно, все равно по мелочи приходится работать все время.
  • Было бы классно иметь второй, более стабильный и спокойный бизнес — какую-нибудь парикмахерскую или что-то в этом духе. 

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент