Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,5 USD 2,5002 -0,0028
  • 2,93 EUR 2,934 -0,0031
  • 3,43 100 RUB 3,4289 -0,0143
Менеджмент Ольга Ленская, «Про бизнес» 13 сентября 2021

«Мы оказались в новом мире с отвратительными понятиями». Бизнес-тренер о том, как находить сильные решения и влиять на будущее

Юрий Анушкин. Фото предоставлено автором
Юрий Анушкин. Фото предоставлено автором

«Сложность бизнеса в том, что это динамичная среда со множеством контекстов. Движение в ней похоже на переход по болоту, в котором главная задача — верно определять „твердое“, то, на что можно опереться. Ошибка же может быть фатальной…» — делится своими мыслями Юрий Анушкин, бизнес-тренер MANAGYM, директор QA Academy. Так на что же опереться предпринимателям во время турбулентности, потери вектора, целей и смыслов? О поиске ценностей, о том, какую роль в его профессиональном становлении сыграл гуру менеджмента Владимир Тарасов, Юрий рассказал в материале.

Владимир Константинович Тарасов — известный социальный технолог, бизнес-тренер, автор многих книг по менеджменту, в том числе легендарных бестселлеров «Технология жизни: книга для героев», «Искусство управленческой борьбы» и других.

Основатель и научный руководитель первой школы бизнеса на территории бывшего Советского Союза — Таллинской школы менеджеров (основана в 1984 году в Таллине, Эстония).

Известен как основоположник нового направления в менеджменте — искусства управленческой борьбы, автор и разработчик оценочной технологии руководителей и специалистов (СААРС), десятков деловых игр, семинаров и тренингов, получивших широкое распространение в Прибалтике, России, Беларуси, Украине, Казахстане, Молдове, Германии, Израиле, США и других странах, автор и разработчик обучающих технологий «Бизнес-лагерь» (1984), «Управленческий поединок» (1986) и др.

1 октября в Минске в Falcon Arena на HI-TECH FORUM, организованном «Про бизнес» cовместно с генеральным партнером Банком БелВЭБ, Владимир Константинович будет говорить о технологиях менеджмента в сегодняшней реальности и ответит на вопросы участников форума.

«Вдруг я понял, как много во мне самом Тарасова»

— Как рулить бизнесом в мире, где рынки ведут себя странно и труднопредсказуемо? Законы меняются или игнорируются. Юридические договоры всегда могут быть дезавуированы квалифицированными юристами. Личные договоренности на уровне «ударили по рукам» выполняются до тех пор, пока одна из сторон не посчитает их для себя невыгодными.

Очень к месту в такой ситуации будет процитировать Чака Поланика: «В мире, где клятвы не стоят вообще ничего. Где обязательства — пустой звук. Где обещания даются лишь для того, чтобы их нарушать, было бы славно устроить так, чтобы слова обрели былое значение и мощь».

В такое время как никогда важно иметь под ногами фундамент — возможность опереться прежде всего на себя и свои ценности. На свои смыслы. А также на «вехи», расставленные теми, кто уже получил ценный опыт и был достаточно добр, чтобы поделиться им.

Осознать и проговорить свои ценности и смыслы — неординарная задача. И еще сложнее понять, чьими смыслами на пути по «болоту» ты уже воспользовался. Для этого нужно оглянуться назад.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

И для меня эта задача решилась неожиданно. Собирая материал для этой публикации, я решил вернуться к книге Владимира Тарасова «Персонал-технология. Отбор и подготовка менеджеров» 1989 года издания, прочитанной очень давно.Тогда, 20 лет назад, мне было чуть за 30 и в Москве на первом рабочем месте, куда меня взяли в качестве бизнес-тренера, директор по персоналу принесла мне ксерокопию книги с пометками и подчеркиваниями, велела «беречь ее (ксерокопию!) как зеницу ока и внимательно изучать». Ошеломленный такой ценностью книги, я погрузился в текст и внимательно его проштудировал/

То, какой эффект на меня это произвело, я понял только сейчас, через 20 лет, перечитывая скачанный из интернета файл с книгой, в котором я, к своему удивлению, обнаружил те же самые пометки, что и в ксерокопии.

Вдруг я понял, как много во мне самом Тарасова. Перечитывая текст, я услышал знакомый мотив и узнал слова. Это была та самая «колыбельная для менеджера», которая была «спета» мне в моем московском «детстве» 2003 года. Ее «пел» бодрый и смешливый программист, который в свои 25 лет опубликовал первую научную статью по социальной психологии, а к 31 году создал первый в СССР программный комплекс оценки руководителей и специалистов.

Ценности, изложенные в этой книге, «прошили» меня настолько глубоко, что я напрочь забыл о том, что они были не мои. Но они стали мной.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

В работе менеджера и бизнес-тренера мне всегда казалось важным добиться понимания сотрудниками и участниками обучения смысла, ключевой идеи, а не просто заучивания и следования алгоритму. Например, когда я нанимал человека на первичную обработку входящих резюме в большой компании, мне важно было сначала «вложить» понимание смысла деятельности и возможных ошибок и только потом передавать ему формализованные процедуры. Рассказывая примеры, байки и анекдоты, я всегда подчеркивал, что главное нужно искать между строк любой инструкции или алгоритма.

И вот Владимир Тарасов, описывая свои подходы к обучению менеджеров, пишет такие правильные и родные слова: «Главное — не запоминание, а понимание и узнавание, воздействие образами, а не силлогизмами».

Читайте также: Как управлять людьми с помощью технологии «твердого и пустого» — советует легендарный бизнес-тренер Тарасов

Создавая свой курс по обучению менеджеров, я всегда искал такие формы обучения, которые позволяли бы работать не с абстрактным знанием, а с тем, как люди реально проявляют себя. И внимательно наблюдал за тем, как меняется их поведение в процессе обучения. Парадигма «Мастер не учит — мастер создает ситуации» всегда была основой для построения учебного процесса и контроля его успешности. Потому что, по словам Тарасова: «…нас, конечно, интересует не выбор, совершающийся в сознании, не рассказ, легенда о выборе, а реальный поведенческий выбор».

За годы моих экспериментов и шлифовки таких ситуаций медленно и мучительно рождались отточенные и сбалансированные технологии обучения, дающие мощный эффект. Например, одно из упражнений, которое является сейчас мощным инструментом в обучении, родилось из попыток определить эффективность менеджера при помощи куриных яиц. Нужно было упаковать десяток таким образом, чтобы при падении с определенной высоты их разбилось как можно меньше. Такие нелепые попытки со временем помогли найти действительно сильное решение.

Ещё больше бизнеса в нашем Telegram канале. Подпишись!

Как написал Тарасов: «На развалинах этого задания, не выдержавшего испытания из-за крайней нетехнологичности его процедуры, выросли чудесные цветы…» Как это мне знакомо! Впрочем, подозреваю, это чувство знакомо всем менеджерам и предпринимателям, понимающим, из какого сора порой рождаются бизнесы и удачные решения.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

«Зависимость от личной карьеры связывает руки и застилает глаза»

Сейчас, когда пишу эти строки, Владимиру Тарасову — 79 лет. Он признанный гуру и звезда. И мне немного грустно оттого, что победа его идей и подходов абсолютна. Грустно потому, что еще тогда, 30 лет назад, он хорошо понимал, что значит добиться успеха своих идей. Ведь «…идея теперь победила, потому что она устарела» (Ф. Туглас).

Да, мы живем в мире победившего Тарасова и его школы менеджеров.

А когда-то слово «менеджмент» было ругательным у нас, оно было из чуждого советскому человеку мира капитализма и наживы. Именно Тарасов своей многолетней работой и книгами наполнил это слово силой, благородством и честью: «Путь менеджера — это путь освоения иной системы ценностей, чем у обычных руководителей. Умение дорожить своей профессиональной честью (честью исследователя, менеджера, проектировщика — не важно) более, чем карьерой в иерархической структуре. Не что иное, как зависимость от личной карьеры связывает руки и застилает глаза и руководителям, и исследователям, и проектировщикам. Чувство чести казалось архаизмом, пока его не „проели“, а когда „проели“, есть в буквальном смысле оказалось нечего.

Подготовка руководителей может дать результат, если будет сопровождаться воспитанием корпоративной, профессиональной чести. Это значит, нужна смена ценностной ориентации, переключение с „вертикальной“ карьеры на „горизонтальную“, т.е. развитие профессионализма».

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Что ж, теперь я понимаю, почему, работая бизнес-тренером в крутой московской тренинговой компании, я в какой-то момент осознанно и продуманно «нырнул» в реальный бизнес. Острое понимание того, что лишь опыт реальной работы внутри бизнеса, его изучение и концептуализация того, как все работает «на самом деле» по горизонтали, давало право учить других. Без этого занимать место бизнес-тренера было бы бесчестно.

Никакой МВА не сравнится с 4 годами пути от штатного преподавателя корпоративного учебного центра к тренеру для среднего руководящего состава, тренеру топов, запуску с нуля филиала в качестве HRD и стремительному росту до организации в 800 человек. Идея честного пути, когда сначала развиваешься горизонтально, а затем сама жизнь подталкивает тебя вверх, оказалась верной. Учитель был прав!

Трудно поверить, но, мне кажется, Владимир Тарасов не планировал быть учителем. И это явно свидетельствует в его пользу. Судьба гуру менеджмента настигла его без спроса: «…если бы кто-нибудь до 1982 года сказал, что в ближайшем будущем придется заниматься подготовкой менеджеров, я бы подумал, что это шутка. Мне не нравилось преподавание».

Странно читать такие строки, когда в наше время TikTok позволяет стать гуру в 20 лет.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Для этого не нужно к 30 годам создавать модель менеджмента, формулировать ключевые компетенции, создавать шкалы, прописывать алгоритмы и при этом еще быть успешным руководителем на реальном предприятии, каким был Владимир Тарасов.

Интересно, каково это — придумать, протестировать на предприятии, где работаешь, и вывести на уровень всего СССР систему турниров для руководителей? Создать школы менеджеров, сеть клубов по управленческим поединкам, не имея ни денег, ни влиятельных друзей? Уж не потому ли, что Тарасов вполне аутентичен и конгруэнтен в своих словах и делах, в том, что он сам из себя представлял?

И, если быть честным с собой, могу ли я то же сказать о себе? Дают ли мой опыт, ошибки и достижения право учить других? И где грань между неизбежным самозванством в начале, позволяющим прийти к профессионализму?

Глядя на своего старшего сына, выбравшего путь предпринимательства, я задаю себе вопрос: «Сумел ли я спеть ему правильные „менеджерские колыбельные“? Сумел ли донести ценность „быть“, а не „казаться“, привить „смелость действовать“ и „быть зачинателем, начальником дела“»?

«Мы оказались в новом мире с отвратительными понятиями»

Владимир Тарасов не остановился на идее менеджмента. Уже тогда, в 80-е годы прошлого века, он самоопределяется вовсе не как «менеджер». Для себя и своих последователей он предложил другое название: «социальный технолог». Тогда еще не было гордого профессионального бренда HR, PR, бизнес-консультантов, коучей, но было четкое понимание того, что миру нужны люди, которые возьмут на себя труд социального конструирования, экспериментирования и научатся делать это технологично.

«Социальная технология отбирает более или менее надежные результаты смежных наук и, просеивая их через потребности реальной деятельности, конструирует конкретные рецепты. Это предполагает соединение в личности социального технолога черт кабинетного ученого и прагматичного социального деятеля».

Вовсе не случаен нынешний интерес менеджмента к социальной психологии, феноменам групповой динамики, типологиям личности и управлению корпоративной культурой. Мы оказались в новом мире, в котором появились такие отвратительные в своем содержании понятия, как «менеджер по продажам», «эффективный менеджер», «быстрый менеджер». И, похоже, нам вслед за Тарасовым придется переквалифицироваться из менеджеров в «социальных технологов», способных собирать из людей, технологий и машин совершенно иные бизнесы, организации и структуры, чем те, которые существуют сейчас.

Я не случайно поставил на первое место людей. Мне кажется, мы сильно переоцениваем роль того, что называется искусственным интеллектом, «большими данными» и другими инновационными технологиями. Мы живем на планете людей, где и бизнес, и менеджмент — очень человечная среда, в которой решения все равно остаются за нами.

«Управленческим мы называем решение, которое принято в ситуации выбора между несколькими альтернативами, приблизительно равноценными с точки зрения человека, принимающего решение (выбирать приходится не между хорошим и плохим, а междухорошим и хорошимилиплохим и плохим».

Сделать в такой ситуации правильный выбор или взять на себя ответственность за ошибку может только человек. Роботам это нельзя доверить.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

«Что, если попытки влиять на будущее безуспешны?»

Развитие предпринимателя, менеджера всегда приводит к стремлению сначала увидеть будущее, затем понять будущее и, в конечном итоге, повлиять на будущее. Неудивительно, что сейчас я обнаруживаю себя в теме технологий Форсайта, объединяющих психологию, менеджмент и современные способы работы с информацией.

Форсайт (от англ. foresight — «предвидение») — это технология и формат коммуникации, позволяющие участникам договориться по поводу образов будущего, а также, определив желаемый, согласовать действия в его контексте.

Так же, как в свое время пришло время влиять на будущее Владимиру Тарасову. В 1982 году он пишет письмо Генеральному секретарю КПСС Андропову. Вот цитата из этого письма:

«Война будущего — это война не за тела людей и не за нефть. Это война за умы и за способы управления ими. И главное оружие здесь — не сверхлазеры на спутниках, а психология и социология (технологизированная идеология). Отставание именно в этой области должно нас беспокоить прежде всего».

Но что, если наши попытки влиять на будущее безуспешны? Ни в коем случае не стоит опускать руки. Неудача всего лишь означает необходимость поиска иных подходов и решений.

«Менеджер должен иметь цель в жизни, дело благородное, значительное, полезное народу, стране, человечеству… Большая цель выходит за рамки жизни. Мы уже говорили, что смысл всякой деятельности лежит за ее пределами. Смысл жизни лежит за ее пределами. С высоты большой цели можно увидеть и прошлое, и будущее, обозреть свою жизнь, узнать, как ей воспользоваться».

Читайте также

Сейчас на главной