Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,46 USD 2,4587 -0,0061
  • 2,58 EUR 2,5824 -0,0278
  • 4,39 100 RUB 4,3879 +0,0891
Личный опыт Светлана Головкина, фото: Валентин Кондратьев, «Про бизнес» 24 марта 2022

«Сейчас людям будет особенно нужна недорогая одежда». История поселкового секонд-хенда с печкой

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io
Людмила Ерменкова

10 лет назад Людмила Ерменкова арендовала в городском поселке Паричи Гомельской области обычный дом с печкой, открыла там секонд-хенд — и не жалеет об этом. Говорит, поначалу не делала ставку на магазин в населенном пункте, где проживает менее 2 тысяч человек — просто подвернулось подходящее помещение. Но в итоге магазин б/у одежды «Вероника» стал для нее единственным источником дохода, а для местных жителей — популярным местом шопинга. Читайте очередную историю неунывающего предпринимателя на «Про бизнес».

В бизнесе Людмила с 2008 года, а в торговле — всю сознательную жизнь. Начинала простым продавцом в одном из светлогорских магазинов, потом стала заведующей, а затем ушла в предпринимательство. И одеждой на рынках торговала, и ларьками с мелочевкой владела. Зарегистрировала унитарное предприятие: к моменту открытия секонд-хенда «Вероника» у Людмилы было 5 магазинов в Светлогорске — в том числе и с одеждой из Европы, а также кафе в Мозыре. Но от них пришлось отказаться — после смерти мужа женщина осталась с тремя детьми на руках. Говорит, в тот момент ей было не до борьбы с конкурентами и создания новой бизнес-стратегии.

— В Светлогорск тогда пришли крупные супермаркеты и сетевые секонд-хенды, поэтому мои магазины очень быстро прогорели. Не столько из-за цен — из-за ассортимента, который был не слишком разнообразным. Тогда я отвечала абсолютно за все, даже товар сама на машине доставляла — а сколько там его привезешь?

В итоге ее бизнес переселился «на район» — в городской поселок Паричи. С 2012 года Людмила оставила себе всего один магазин «Вероника», где она попеременно со сменщицей Ириной Стародубцевой теперь сама стоит за прилавком. До Паричей крупные торговые сети пока не добрались, поэтому секонд-хенд здесь по-прежнему популярен. Много зарабатывать на б/у одежде не удается, но, как признается его владелица, «на хлеб с маслом хватает».

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

«В магазин особо не вкладывалась»

Секонд-хенд «Вероника» разместился в одноэтажном доме с печным отоплением, небольшой подсобкой и торговым залом на 20 «квадратов». В 90-е годы прошлого века это помещение занимал продмаг, отсюда — облицованный плиткой «советский» фасад. Потом дом арендовал предприниматель под цветочный магазин.

— Торговля цветами не пошла, так как в помещении нужно постоянно поддерживать определенную температуру. Это сложно: здесь торговый зал отапливается печкой на дровах, они быстро прогорают — если новые не подбросить, через пару часов будет холодно. Для цветов это смерть.

В 2012 году Людмила узнала, что помещение цветочного магазина освобождается, и решила попробовать открыть секонд-хенд на районе. В Паричах на тот момент у нее был ларек с бытовыми мелочами, но одеждой и обувью в поселке никто не торговал. Если нужны были обновки, паричане ехали за ними за 30−40 км в Бобруйск либо Светлогорск. Но такие поездки могли позволить себе не все.

Поэтому идея продавать в Паричах недорогую б/у одежду показалась Людмиле перспективной.

В Светлогорске, по ее словам, бизнес на бэушных вещах из Европы тогда шел хорошо. Но изъять из оборота сразу примерно $ 1000 долларов, чтобы оборудовать новую торговую точку в Паричах, оказалось не так-то просто.

— Каждый раз было одно и то же: подержала деньги в руках и отдала на закупку товара, зарплаты людям, налоги, аренду. Поэтому магазин здесь обустраивала постепенно и особо не вкладывалась. Основные траты — это сама одежда, которую нужно было закупить и привезти в Паричи.

За б/у одеждой Людмила до сих пор сама ездит в Минск на стареньком Volkswagen Passat: берет тюки по 10, 20 или 50 кг. Обычно в месяц привозит около 100−120 кг импортных вещей, закупочная стоимость 1 кг — примерно $ 10. Расходы на топливо в оба конца — 80 рублей, за месяц в столицу за товаром приходится ездить 2−3 раза.

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

Как владелица частного унитарного предприятия, Людмила использует упрощенную систему налогообложения — платит в бюджет 6% от валовой выручки. Плюс — отчисления в ФСЗН.

— И я, и сменщица Ирина получаем зарплату — чаще всего на уровне средней здесь, около 600 рублей (около $ 180). Все зависит от того, как за месяц удается распродаться. Бывает, что у нас выходит только «минималка» в 457 рублей (это около $ 130).

Но даже в худшие месяцы, когда покупателей мало, магазин, по словам его владелицы, не работает в убыток: в крайнем случае выручкой можно покрыть расходы — а их у предпринимательницы не менее 5−6 тысяч рублей (более $ 1500).

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

«Дороже $ 10 вещь не продаю»

— Сейчас у нас не сезон, все разъехались: в день заходит 10−15 человек. А летом покупателей очень много, — говорит предпринимательница.

Уже к концу весны в Паричи приедут первые дачники — многие дома здесь выкуплены горожанами. Потом, говорит Людмила, подтягиваются студенты и школьники, у которых здесь живут бабушки-дедушки.

— Молодежь — наши самые главные модники. Знают все бренды и целенаправленно ищут одежду определенной марки.

В Минске, к примеру, б/у джинсы Levis за 15−20 рублей (около $ 5) не купишь, а у нас — без проблем.

Пенсионеры, по словам Людмилы, особо не привередничают: главное, чтобы было тепло и удобно. Ну и дешево, конечно. Берут в основном одежду для работы в огороде. Или что-то для особых случаев — на юбилей, годовщину свадьбы.

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

Людмила признается: на б/у одежду цены не задирает. А что-то может и бесплатно отдать, если видит, что человек нуждается и не может себе позволить покупку.

— Вообще я дороже 30 рублей ($ 10) ценники не ставлю — и то столько у меня обычно стоят зимние куртки и пальто.

В «Веронике» самый ходовой товар — детские вещи. Малышня растет быстро, и покупать на каждый сезон новые комбинезоны либо платья паричане считают неразумным.

— У меня за 50 рублей можно полностью собрать ребенка в школу: купить костюм, несколько рубашек и даже обувь. Часто приходят за одеждой для новорожденных.

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

«Примерно 10% вещей идет в утиль»

Одежда секонд-хенд, по словам Людмилы, проходит несколько этапов тщательной сортировки — сперва за границей, потом в Беларуси. На выходе — объемные тюки, на которых указана группа товара. Но предугадать, в каком состоянии будет одежда, невозможно.

— Я каждый раз везу кота в мешке. Иногда открываешь тюк, а там практически новые джинсы или рубашки. А бывает и так, что треть партии приходится пускать на тряпки. В среднем, думаю, примерно 10% вещей идет в утиль, — Людмила показывает ящик с вещами, которые отдает бесплатно.

Такую одежду, по словам предпринимателя, местные жители забирают для того, чтобы копаться в огороде. Приходят и сотрудники СТО, которым в работе постоянно нужна ветошь.

Часто в партии попадаются добротные вещи, которые нужно привести в порядок — постирать, вывести пятна, что-то подшить, погладить.

— Я этим не занимаюсь — себе дороже. Хотя знаю, что в некоторых секонд-хендах одежде действительно возвращают товарный вид. Но мне проще и выгоднее сделать скидку на мятую рубашку, чем стоять над ней с утюгом, тратить электричество, — говорит предпринимательница.

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

Раньше, по ее словам, в тюках можно было найти стоковые вещи с заводскими бирками. Сейчас, когда секонд-хендам запретили торговлю новой одеждой, такие изделия практически не попадаются.

— Местные женщины в возрасте такую одежду очень любили. В стоковых куртках и плащах они себя чувствовали настоящими модницами.

В числе постоянных клиенток Людмилы — несколько местных швей, которые выбирают добротные, но морально устаревшие вещи и перешивают их в соответствии с модными тенденциями. Но основная масса покупателей, считает предприниматель, это люди, которые понимают, что в «Веронике» можно найти качественную вещь, и она будет только у тебя, в единственном экземпляре.

— Думаете, кому это надо? Всем нам! Я же вижу, что в поселке тоже хотят жить хорошо, красиво одеваться — люди имеют на это право.

Людмила рассказывает, что часто бывает в окрестных деревнях и иногда возит местным жителям одежду из своего магазина на продажу.

— В деревнях сейчас остались одни старики, которым одежду толком купить негде.

Фото: Валентин Кондратьев, probusiness.io

Что дальше?

Пока курс доллара растет, секонд-хенд не будет обновлять ассортимент — женщина решила подождать, пока ситуация стабилизируется. Пока распродает то, что уже в магазине.

— Спрос сейчас повышенный. Наверное, потому, что я цены не поднимала, а люди понимают, что дальше все может стать дороже. Закрывать магазин не планирую — отступать, как говорится, некуда. Сейчас людям будет особенно нужна качественная и недорогая одежда. Как только доллар перестанет «скакать», поеду за товаром.

Оптимистка Людмила признается, что у нее есть еще одна бизнес-задумка: начать сотрудничество со светлогорской мини-пекарней, которая производит очень вкусный хлеб. Чтобы выпечку смогли попробовать паричане, предприниматель готова предоставить пекарне для торговли свой пустующий после закрытия бизнеса в городе ларек.

Читайте также