Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,5 USD 2,5002 -0,0028
  • 2,93 EUR 2,934 -0,0031
  • 3,43 100 RUB 3,4289 -0,0143
Личный опыт Анна Мажуть, «Про бизнес» 11 сентября 2021

Улитки, бахчевые и скот — на чем еще зарабатывают предприниматели из глубинки

Фото с сайта проаренда.com
Фото с сайта проаренда.com

Продать квартиру в городе и переехать в деревню, чтобы выращивать арбузы, отойти от дел в бизнесе и заняться овцеводством, вложить $ 15 000 в разведение улиток, перебраться из Москвы в белорусскую глубинку, чтобы построить «деревню XXI века» — собрали вдохновляющие истории предпринимателей, которые не опускают рук и борются с кризисом. Смотрите, как увлеченно они строят свой бизнес.

«Убытки несут все!» Как кризис влияет на бизнес фермеров

Летом прошлого года фермерские хозяйства и небольшой аграрный бизнес пострадали... от обильного урожая. «Звучит абсурдно, но, оказалось, все зрело слишком быстро — фермеры не успевали собирать и заготавливать продукты», — поясняет гастроэнтузиаст и основатель проекта «Ўсё Сваё» Ксения Вятская.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Кроме того, летом 2020-го резко обвалился курс белорусского рубля:

  • Многие сотрудники были не готовы продолжать работать на прежних условиях (зарплаты в долларовом эквиваленте снижались в течение всего сезона). Чтобы собирать урожай, фермеры были вынуждены поднимать оплату. Конечно, в цену товара эти потери будут заложены
  • В животноводстве многие процессы также завязаны на иностранной валюте. Например, качественных цыплят-бройлеров выращивают из европейских яиц, которые стали для белорусов заметно дороже из-за роста евро по отношению к белорусскому рублю. Это подорожание покупатели заметят уже в следующем сезоне, так как сейчас птицу только выращивают. Но оно определенно будет
  • Лекарства, прививки и прочие медикаменты для животных закупаются также преимущественно за рубежом, поэтому на цене мяса, молока и т.д. это также отразится
  • Закваски для производства сыров — исключительно иностранные. Если раньше упаковку закваски можно было купить условно за 30 рублей, то теперь — за 45. Соответственно, готовый продукт — фермерский сыр — тоже вырастет в цене.

Страна оказалась в кризисном положении, покупательская способность населения снизилась. То есть у фермеров на руках большое количество скоропортящегося продукта, который, по сути, придется просто выбросить. Как аграрии пережили критическую ситуацию — читайте в нашем материале.

«Вся прибыль уходит „в землю“» — история самоучки из Гомеля, который зарабатывает на бахче

Игорь Гринько продал квартиру в Гомеле и переехал в деревню Цагельня, взял в аренду 20 соток и начал выращивать картофель, свеклу, лук и морковь. Через три года владения разрослись до 4 гектаров. Объемы «овощного» производства увеличивались, но вот со сбытом начались проблемы.

Идею заняться бахчевыми Игорь подсмотрел у приезжих фермеров. У них торговля шла очень бойко: за сутки продали 4 тонны арбузов. Всю зиму Гринько изучал вопрос. Узнал, что в Беларуси никто пока в промышленных масштабах бахчевые не выращивал — якобы не те почва и климат. Но не сдался. Весной заказал у известного производителя из Франции тысячу семян за $ 55.

«Подумал, если ничего не получится — невелика потеря, а арбузы взяли и выросли», — вспоминает фермер.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

Бахчевой бизнес требует больших финансовых вложений:

  • Дрова для парников — больше 1 тыс. бел. рублей ($ 400)
  • Удобрения — 1 тыс. бел. рублей ($ 400)
  • Дуги для спандбонда (на 1 га надо 2 тыс. штук) — 1 тыс. бел. рублей ($ 400)
  • Ленточный шланг для капельного полива — 1 тыс. бел. рублей ($ 400)
  • Семена — 700 бел. рублей (около $ 300)
  • Бензин для генератора, от которого работает насос для полива — около 100 бел. рублей ($ 40).

И даже при таких тратах рентабельность бахчи остаётся очень высокой. Как это возможно и на что фермер тратит деньги? Подробности — в нашем материале.

Столичные предприниматели занялись фермерством: сколько нужно овец, чтобы заработать

История Игоря — это еще что! Наши следующие герои переехали на хутор из Минска. Основной бизнес Дмитрия Лавренчука — инжиниринг и поставка оборудования («Энергосберегающая компания Бел». Прим. «Про бизнес»). Дмитрию вместе с компаньоном Сергеем Аникушиным (соучредителем портала Myfin.by и Domovita.by) давно хотелось заняться животноводством.

«Мы много рассуждали, какое направление может принести реальный доход. Свиноводство — сразу нет из-за нестабильной ситуации по АЧС (африканская чума свиней. — Прим. „Про бизнес“). Для разведения крупного рогатого скота нужны немалые земельные угодья. Ставку решили сделать на овцеводство, недооцененную отрасль», — аргументирует свой выбор предприниматель.

Дмитрий Лавренчук с семьей. Фото из личного архива автора
Дмитрий Лавренчук с семьей. Фото из личного архива автора

Крестьянское (фермерское) хозяйство зарегистрировали за день, надо было лишь собрать небольшой пакет документов. Главное, чтобы был одобренный райисполкомом участок земли. Под бизнес-проект первоначально выделили 14 га земли с поэтапным увеличением площади до 100 га. Дали в аренду с последующей возможностью покупки бывшую свиноводческую ферму возле деревни Куль. И тут предприниматели поняли, что не все так просто. С какими трудностями столкнулись начинающие фермеры, читайте в нашем материале.

Смотрите, как москвич «поднимает с печи» белорусскую деревню: зарабатывает сам и дает заработать другим

Что получится, если за деревенскую жизнь в Беларуси возьмется прожженный бизнесмен из Москвы? Андрей Абрамов уже много лет «поднимает» хутор «Ёдишки» под Браславом. Расходы на приобретение земли и ремонт дома для заселения, включая переезд и транспортные расходы, составили $ 21 000.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.io
Фото: Алексей Пискун, probusiness.io

После получения земли начался самый длительный процесс — селекция скота. По мнению москвича, местные фермеры не давали достаточно качественную продукцию: неправильно содержали и кормили животных, не следили за их здоровьем. Поэтому Андрей начал скупать у выбранных хозяйств животных — немного коз, примерно по $ 50 за голову, немного месячных быков — по $ 200−300 за голову. В первые годы он купил также около 750 голов местных овец и баранов.

За 11 лет фермер увеличил свои владения до 50 гектаров земли. Выручка хутора за 2018 год составила $ 60 тысяч, из них половина — прибыль. Заработанное фермер реинвестировал и попытался превратить сельскую жизнь в эффективную бизнес-модель.

В идеальной деревне «белорусского ковбоя» создан комплекс из 8 направлений, благодаря которым она функционирует в замкнутом цикле. Это личные подсобные хозяйства, ремесленничество, агроэкотуризм, досуг, внутренние каналы сбыта излишков продукции, экспорт продукции в город, образование молодежи и крестьянско-фермерские хозяйства. Подробнее о том, как москвич делает деревенскую жизнь развивающейся и финансово успешной, — в нашем материале.

«Первые 100 кг улиток собрал на своем участке»: история фермы Ratov

Владимир Рабков решил разводить в Беларуси улиток на продажу. За знаниями по теме предприниматель даже съездил во Францию и Испанию. В общей сложности на обучение с перелетом и проживанием ушло около € 6 тысяч. Но «европейские» улитки для выращивания Владимиру не подошли, пришлость выращивать отечественных.

На этапе запуска фермы у Владимира возникли сложности с оформлением. «В Министерстве сельского хозяйства и продовольствия все сначала удивлялись и округляли глаза, но в итоге помогли нужной информацией и документами», — вспоминает предприниматель.

Скриншот с сайта youtube.com
Скриншот с сайта youtube.com

В целом чтобы открыть подобную ферму и нормально стартовать, потребуется от $ 15 тысяч. Деньги нужны на покупку или аренду земли, благоустройство территории, постройку вольеров и организацию полива, строительство склада и других хозяйственных помещений — все как на любой другой ферме.

Деньги предприниматель вкладывал плавно, частями. Потом влез в долги, и пришлось экономить практически на всем. Всю работу Владимир выполнял вместе с супругой, рабочих пара не привлекала. Про сбыт пока никто не думал, потому что, по сути, продавать было еще нечего: улиткам нужно 3 года, чтобы подрасти. Как Владимиру удалось приучить белорусов к экзотике и создать узнаваемый бренд на рынке? Ответы — в истории улиточной фермы Ratov.

Читайте также

Сейчас на главной