Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 13 мая 2019

Все началось с Парижа и сальсы. Как политолог зарабатывает на танцах

Юлия Шостак. Фото предоставлено автором
Юлия Шостак. Фото предоставлено автором

Юлия Шостак училась на политолога, а в итоге открыла свою школу танцев в Минске. 15 лет назад все начиналось с почасовой аренды залов по всему городу, а теперь у KVARTAL — два филиала. Как девушке удалось вырастить свой проект и кто ей помогал — читайте в материале.

— Идея открыть свою танцевальную школу родилась 15 лет назад. Все началось, конечно же, с того, что я сама занималась танцами. В них я пришла в 19 лет, в университетское время. Училась я, кстати, на политолога, изучала французский язык и даже успела попреподавать в школе.

«В первых группах было по 60−70 человек»

Мне очень нравились именно парные социальные танцы, где все построено на импровизации. Есть разнообразие, благодаря возможности меняться партнерами, и можно каждый раз создавать что-то новое. Танцевать заученные схемы с одним и тем же партнером мне казалось скучным. Как-то раз в Париже я первый раз попала на сальса-вечеринку, и мне очень понравилась атмосфера. После окончания университета решила развивать это, тогда еще новое, танцевальное направление для нашей страны, в Минске.

Первую группу набрала в уже существующей школе танцев. Мне предоставили зал, сделали рекламу — никаких затрат с моей стороны не было. Через какое-то время пригласили преподавателем в ДК — там у меня было больше свободы. Можно было проводить вечеринки (а это очень важный момент для социальных танцев, где люди обмениваются опытом и оттачивают навыки) и мастер-классы с приглашенными преподавателями. Поскольку сальсы до этого в Минске не было, к нам приезжали из всех районов города. У нас были очень большие группы — по 60−70 человек.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Позже я решила, что хочу развивать свою школу танцев, и предложила своим ученикам стать преподавателями. Желающие нашлись — и сначала мы снимали залы в почасовую аренду, своего помещения не было. Потом был первый зал в центре города. На открытие на тот момент потратили $ 8000: деньги ушли на оплату аренды, минимальный ремонт (нанимали специалистов) и покупку оборудования (зеркала, колонки, компьютер, принтер и другое необходимое). Деньги брали в долг, но вернули их быстро. Просуществовали в этом помещении мы всего полгода — появились другие люди, которые предложили арендодателю платить больше. Несмотря на то что договор был, кажется, на год, нас смогли оттуда выжить. Всю купленную технику мы забрали с собой, а вот зеркала, помню, обещал выкупить новый арендатор, но обманул нас. Мы тогда были еще доверчивые.

Потом снова были разные залы по городу в почасовую аренду, и только в 2013 году мы нашли помещение, в котором до сих пор находится наша школа. Ремонт делали своими силами, но глобальный — сносили стены и красили, укладывали пол. На все работы ушли месяц и $ 20 000.

Тогда же появилось и нынешнее имя школы — KVARTAL. До этого мы назывались просто Школа танцев Юлии Шостак. Но меня тяготило название, сконцентрированное на моем имени, хотелось подобрать что-то, передающее идею наших танцев. Все они развивались в кварталах, в сообществах, связаны с местными клубами, где играли музыканты. Потому остановились на таком.

В тот же год я открыла отдельное ЧУП. До этого школа была оформлена на предприятие моей мамы — она просто добавила туда наш вид деятельности.

«Мы шутим, что этот пол практически целебный»

Через несколько лет стало понятно, что нам становится тесно и нужно искать новое помещение. Было сложно найти то, что соответствовало бы нашим требованиям. Нам нужно было помещение в центре, с низкой арендной платой, с большими пространствами open space, правильной формы и без колонн. В итоге остановились на помещении завода, где уже находилась одна школа танцев. Сняли в аренду и более полугода занимались ремонтом — для этого брали кредит, планируем окупить вложения за 2−3 года. Хотели сделать школу другого уровня — стильную, современную.

Новый филиал. Фото предоставлено автором
Новый филиал. Фото предоставлено автором

Сразу обратились в архитектурную студию за дизайном, но это был неудачный опыт. После полугода общения не смогли добиться ничего толкового и в итоге все придумывали практически сами. Для строительных работ нанимали профессионалов, но многое тоже делали сами, что-то докрашивали, укладывали нестандартный пол, мастерили стойку администратора, сиденья и другое.

Новый филиал вышел действительно совсем другим по качеству. Во-первых, провели хорошую систему вентиляции — это очень важный момент для вечеринок, на которых собирается много людей. Согласования заняли несколько месяцев.

Во-вторых, в одном из залов у нас балетный пол. Дети, участвующие в конкурсах, очень много тренируются, прыгают, их нагрузки сравнимы со спортивными. У многих появляются проблемы с суставами, особенно с коленями. Мы задумались о том, как свести к минимуму негативные последствия интенсивных занятий, и приняли решение сделать пол, снижающий риск травм за счет своей многослойной конструкции: резина и демпферная лента, лаги, два слоя деревянных плит и балетный линолеум сверху. Когда искали специалистов, которые могли бы это сделать, оказалось, что такой пол в Минске только в театре оперы и балета. Но те, кто делал там, нам отказались помочь. Поэтому делали сами.

Кроме того, по совету архитектурной студии, с которой начинали работать, мы положили мармолеум — это натуральный вид линолеума, новый для Беларуси и дорогой. Сам материал и его укладка обошлись нам в два раза дороже, чем, например, не самая дешевая плитка. Он гипоаллергенный, нетоксичный, мы шутим, что практически целебный.

Также сделали пространство для кафе, чтобы можно было посидеть после или перед занятием, выпить кофе и что-нибудь съесть.

«В продвижении помогают конкуренты»

Когда мы открыли школу — не было никаких сложностей, ведь мы заняли пустую нишу. Новое танцевальное направление, у нас было много энергии и энтузиазма, все складывалось само собой. Сами находились нужные люди, которые что-то подсказывали, помогали.

А вот сегодня существуют трудности с привлечением новых клиентов, в первую очередь партнеров. Если в Европе на вечеринке часто больше мужчин, то у нас все с точностью до наоборот. Нашим мужчинам сложнее прийти на первое занятие. Но если приходят, то, как правило, остаются надолго. Многие просто не представляют, что такое социальные танцы, или мыслят стереотипами. Думают, что танцы — это не мужское занятие, что учиться уже поздно, страшно.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Первых клиентов мы привлекали листовками и объявлениями, соцсетями для продвижения тогда еще не пользовались. Помню, был только один танцевальный интернет-форум, который сейчас уже не существует.

Сейчас наши основные каналы продвижения — соцсети и сарафанное радио, многие приходят по совету друзей. Правда, в социальных сетях мы не очень активны. Пока  большинство публикаций — это объявления о наборах. Но стараемся выкладывать и какой-то интересный контент: фотографии с вечеринок, интервью с учениками. Просто пока делаем это нерегулярно. Ведением аккаунтов занимаемся я и директор. На таргетированную рекламу уходит примерно 300−400 белорусских рублей ($ 142−190) в месяц.

Кроме того, помогают продвигаться и какие-то события — опен-эйры, фестивали. Первые, кстати, мы проводим нечасто, но помогают конкуренты. Если они устраивают вечеринки на улице, то люди, заинтересовавшись танцами, гуглят школы в Минске и находят нас в том числе. В этом году планируем провести уже шестой линди-трип (линди — это стиль танца). Команда ребят с музыкой из колонок (на первый трип брали большой магнитофон) будет идти по городу по намеченному маршруту, останавливаться в определенных местах и танцевать. Также летом наши преподаватели собираются организовать фестиваль по блюзу. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Сейчас у нас около 350 клиентов. Стандартный абонемент на 8 занятий в месяц стоит 75 рублей. Но мы зарабатываем не только на их продаже — сдаем в субаренду залы, проводим мастер-классы. В новом помещении организовали пространство для кафе и планируем продавать кофе, чай, выпечку, закуски.

«Танцы я преподаю до сих пор»

Моя команда в начале — я одна и танцующие друзья, которые меня поддерживали. Нас было около 10 человек. Сейчас наша школа — это я (кстати, до сих пор работаю преподавателем), директор (который тоже учит танцам), два администратора и более 20 преподавателей. Их набираем, как правило, среди учеников школы или ищем среди танцоров других школ.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В самом начале мы преподавали только одно направление — сальсу. Примерно через два года решили, что нужно расширять список. Так у нас появился линди-хоп. Все началось с группы самоподготовки: ребята просто собирались на занятия и каждый показывал, что умеет, никакого преподавателя не было. Чуть позже открыли уже набор для всех желающих. Потом в список добавились аргентинское танго, кизомба, блюз — сейчас у нас пять основных направлений.

Три года назад стали преподавать направление контемпорари детям 4−13 лет. У нас пустовали залы в дневное время, так как взрослые занимаются вечером, после работы, плюс я хотела отдать своих детей на танцы, но не могла найти ничего подходящего. Пару лет была в поиске преподавателя, пока знакомые не рассказали мне, что в Минск переезжает опытный хореограф из Молдовы — мы встретились, и я поняла, что это тот человек, которого стоило столько ждать. Она сразу задала высокую планку и ориентировалась на мировой уровень. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В Минске хватает танцевальных школ, но, я считаю, они все отличаются друг от друга. Мы выделяемся, как мне кажется, тем, что в некоторых направлениях были первыми, тем, что тесно общаемся с нашими учениками, со многими дружим. У нас получилось создать теплую атмосферу — свой квартал, то место, откуда не хочется уходить. В планах у нас продолжать распространять культуру танца в стране.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент