Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 8 февраля 2019

«Пацан сказал — пацан сделал» — решила девушка-бухгалтер и открыла свою школу танцев

Наталья Коршунова. Фото: Лиза Соловей
Наталья Коршунова. Фото: Лиза Соловей

Проработав на скучной бухгалтерской работе 5 лет, Наташа Коршунова рискнула и сделала из увлечения собственный бизнес — школу танцев «Качели». О том, как получилось создать рентабельный с первых месяцев проект и привлечь людей заниматься танцами, о которых почти никто в Беларуси не знал, читайте в материале. 

— По образованию я бухгалтер — после окончания БГЭУ попала по распределению на Беларусьфильм. Работа, честно говоря, меня не очень радовала — нравились только люди. А вот график, нагрузка (по факту я была занята только неделю в месяц, а остальное время просиживала штаны) и зарплата не впечатляли.

Еще в конце пятого курса я начала заниматься танцами. Попробовала разные направления, но решила развиваться в том, что больше всего подошло моему характеру, — линди-хопе. Это парный танец, который танцуется под свинг — одно из направлений джаза. Из линди-хопа потом, кстати, вырос буги-вуги. Если вы видели танцующих девушек в платьицах с воротничками, белых носочках с мужчинами в широких брюках с подтяжками и в жилетках — они наверняка танцевали линди-хоп или что-то близкое.

Фото: Лиза Соловей

Работу на Беларусьфильме мне удавалось легко совмещать с танцами: ездила по многочисленным фестивалям, а через полтора года начала вести занятия в «Квартале» — школе, где до этого занималась. Через какое-то время я бросила скучную бухгалтерскую работу и стала зарабатывать только преподаванием. Спустя год решила открыть свою школу: хотелось уже вывести свинговые танцы (линди-хоп, бальбоа, шег и другие) в полноценное, самостоятельное направление из разряда «заодно».

Создавать школу мне помогали еще 4 человека, которые потом хотели быть преподавателями в ней, но по факту тоже много сделали для запуска и развития проекта. У нас не было никакого страха — только решимость. Когда я объявила в «Квартале», что ухожу делать свой проект, пути назад не было. Это уже что-то из разряда «пацан сказал — пацан сделал». Мы не рассчитывали на какой-то финансовый успех. Были только энтузиазм и желание вкладывать все силы в то, что нравится.

Как мы запустили школу, вложив 350 долларов

Школу решили назвать «Качели» — с этим связана целая история. На фестивале в Швеции мы познакомились с приветливым англичанином Полом. Он учил русский и разговорился со мной. На пляже около лагеря стояли классные качели из шины на веревках. Я спросила у него, как это будет на английском, и он сказал: «Свинг!» Когда думали о названии, мой партнер припомнил эту историю.

Сейчас это звучит забавно, но тогда мы начали свою работу с разработки сайта. Мы еще не преподавали — зато у нас собственная страничка в интернете. Только после этого мы зарегистрировали юрлицо, нашли помещение в аренду и за месяц набрали первую группу. Она была совсем маленькая — 8 человек, потому что занятия начинались в не самое удобное время — шесть вечера. Чтобы запуститься, на тот момент мы потратили что-то около 350 долларов. Это были деньги из моего кармана, потому как школа была все же моим детищем, а остальные ребята помогали по мере возможности в свободное время. Эти деньги ушли на аренду зала для одной группы, регистрацию юрлица, оплату налога и хостинга.

Фото из личного архива

В начале у нас была одна большая трудность — мы очень зависели от площадок. Уже хватало людей, которые хотели заниматься, а подходящие место и время были в постоянном поиске. В основном мы вели занятия в спортивных залах обычных школ. Иногда везло, и нам доставался актовый зал. Получалось, что разные группы занимались в разных частях города.

Зато рентабельными «Качели» стали практически с первых месяцев. И примерно за год удалось заработать на свой первый зал, чтобы взять его в длительную аренду (на год с возможностью продления) и сделать ремонт. Мы выбрали большое помещение на территории завода недалеко от площади Победы. А через год открыли второй там же. Вот именно тогда, во время ремонта первого зала, мне впервые и потребовалась финансовая помощь моей семьи.

Зал «до» и «после». Фото из личного архива

Месяц ремонта лично для меня был очень колоритным. Днем все время проводила на заводе: что-то сдирала, зачищала, штукатурила, шпатлевала, красила. Вечером бежала на занятия в съемные залы, а потом домой, где тоже шел ремонт, и спала на пыльном диване среди гор коробок с вещами. У остальных преподавателей была офисная работа, поэтому у них получалось помогать мне только в выходные. В запланированный месяц немного не удалось уложиться, и первое время ребята занимались и без зеркал, и на частично нормальном полу, а частично на линолеуме.

Как мы находим клиентов (или они нас)

Самая лучшая реклама — мы сами. Все-таки свинговые танцы в Беларуси — еще довольно андеграундная тусовка, потому нужно показывать людям, что такое вообще существует. Самый большой приток людей происходит именно после наших оупен-эйров — как только начинается теплый сезон, мы танцуем в парке Победы или в Верхнем городе. Кроме того, нас зовут на массовые мероприятия — выступить или провести мастер-классы. Например, мы танцевали на Freaky Summer Party, джазовых концертах возле Ратуши, устраивали флешмоб в ТЦ «Галилео».

Порой работает стихийность моды. Когда выходили фильмы вроде «Стиляг» и «Великого Гэтсби», многим хотелось погрузиться в ту атмосферу, и они находили нас.

Но также мы активны и в соцсетях, снимаем промовидео и периодически даем таргетированную рекламу в Фейсбуке и Инстаграме.

Особой конкуренции у нас нет — кроме «Качелей» в Минске только одна школа, где преподают свинговые направления среди множества других. Мы же остаемся единственной, в которой есть только свинг. Финансово выгоднее было бы набрать побольше всяких разных танцев и помоднее, но это будет уже не то, ради чего мы открывались.

Фото: Володя Ерчак

Наша основная целевая аудитория — это студенты и молодые люди до 30 или слегка за, которым нравится активно двигаться. Конечно, приходят, даже ищут нас, любители джазовой, блюзовой музыки. Но клиенты бывают разные: в группах есть и люди, которым за 60. Самый колоритный персонаж, пожалуй, американец Стив примерно такого возраста. Он уже старожил в нашей тусовке. А еще к нам как-то ходил заниматься полковник, отлично скоординированный мужчина. Нам сказал, что занимался борьбой, оттуда такая выправка, а потом про него вышла статья, и оказалось, что он, вообще-то, военный.

Как мы зарабатываем 

Если сначала у нас была одна трудность — как найти залы, то теперь другая — как их содержать. Нужно платить аренду, коммуналку, покупать воду и тратиться на остальные хозяйственные нужды. Сейчас наш основной заработок — абонементы. 8 занятий в месяц стоит 60 рублей (около $ 30). На данный момент у нас занимается 13 групп (всего примерно 100 человек). Но мы зарабатываем и другими способами:

  • Сдаем в субаренду залы. Мы проводим занятия только в вечернее время, в дневное помещения нам не нужны
  • Выступаем и проводим мастер-классы на праздниках
  • Занимаемся постановками танцев
  • Привозим известных в мире свинга танцоров и устраиваем их мастер-классы
  • Организовываем фестивали в наших направлениях. Например, Minsk Balboa Weekend, April Jam. Последний, кстати, теперь единственный в Беларуси фестиваль по линди-хопу такого масштаба. Несколько дней и ночей подряд проходят занятия и вечеринки — это очень мощный заряд и обмен опытом. На такого рода фестивалях мы сами когда-то всему учились.
Фото из личного архива

Дела за эти шесть лет шли по-разному, но сейчас «Качели» на уровне самоокупаемости, а вся небольшая прибыль вкладывается в развитие школы. Мне постоянно хочется сделать еще красивее, уютнее, удобнее.

Какие планы мы строим

Из тех четырех партнеров, с которыми я начинала это дело, со мной остался только один. Зато появились другие. За шесть лет мы уже сделали много для развития свинга в Беларуси: выпустили более 60 групп, появилось больше талантливых преподавателей и танцоров. Мы начинали только с линди-хопа, но теперь в «Качелях» есть много других похожих танцев: блюз, аутентик-джаз, бальбоа, шег, тэп. Люди, которые вникают в линди, рано или поздно идут копать дальше и больше, в менее масштабные, но тоже интересные, со своими характерами и особенностями, направления.

Со временем мы хотим начать работать с детьми и, возможно, добавить больше современных, но родственных джазу направлений.

Фото: Александр Калевич

Да, порой и у меня, как и у всех, случаются периоды самобичевания вроде «Чем я вообще занимаюсь? Может, надо пойти на нормальную работу?» и прочее. Но тогда каким-то волшебным образом прилетает благодарное письмо от кого-нибудь из учеников — прослезишься и с обновленной мотивацией работаешь дальше.

Кстати, в ноябре у меня родилась дочка. Я преподавала даже на 7 месяце беременности, а спустя месяц после родов, как только врачи разрешили нагрузки, понемногу начала возвращаться в школу и проводить занятия. Это было так радостно! Сейчас жду, когда малышка немножко подрастет, и я смогу брать ее с собой «социализироваться».

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент