Top.Mail.Ru
Личный опыт
Карина Комиссарчик, «Про бизнес» 12 марта 2019

«3 года работал в минус и не понимал, что такое бизнес». Как латыш-иммигрант продает американцам стулья по $2000

Дмитрий Ивановский. Фото: Карина Комиссарчик
Дмитрий Ивановс. Фото: Карина Комиссарчик

«Бизнес может быть успешным, только если тебе действительно нравится то, что ты делаешь» — Дмитрий Ивановс, иммигрант из Латвии, уверен в этом. Еще в юности уехав в США и создав там свою компанию по изготовлению мебели ручной работы, он и сегодня доказывает это на личном примере. В стране, где fast все на свете, добиться успеха не так просто, но у него получилось. Вот история Дмитрия.

Ткнули пальцем в карту — и поехали в Миннесоту

— Сколько я себя помню, я мечтал куда-то уехать, переехать жить за границу. Я жил в Латвии с бабушкой и дедушкой. Жили мы довольно скромно. Я понимал, что в этой стране у меня нет особых перспектив, нет финансовой поддержки, поэтому мне нужно срочно что-то придумывать самому. Я успел окончить художественное мебельное училище и два курса экономического университета. А потом решил, что поеду работать в США по одной из студенческих программ. Мне дали визу на четыре месяца, и я уехал. Это был 2000 год, мне было 20 лет, и я уже точно знал, что останусь в США.

До этого я несколько раз был за границей, но Америка была для меня просто другой, совершенно новой страной. Она была чище, цивилизованнее, что ли. И самое важное: в США, если много работаешь, то ты хорошо зарабатываешь.

В Латвии, сколько бы ты ни работал, хорошо жить все равно не получится. По крайней мере, так было тогда.

Сначала я жил в штате Мэриленд. Меня отправили работать в отель, убирать номера. Английский я не знал вообще. Тогда мне платили $ 7,5 в час. Жил вместе с приезжими студентами, такими же как я. Нас было 10 человек. Мы арендовали дом на берегу океана, платили примерно $ 400 каждый. Нужно сказать, это было по-настоящему веселое время. После того как летняя работа закончилась, мы стали думать, куда нам отправиться дальше. На полном серьезе просто закрыли глаза и ткнули пальцем в карту США. «Выпала» Миннесота. Впятером мы сели в машины и отправились в новый штат.

Первая работа и первые «личные» клиенты

В Миннесоте я точно для себя решил, что хочу найти работу по специальности — что-то связанное с деревом. Тогда работу искали не в интернете, он еще не был настолько развит. Мы открывали справочники, газеты и смотрели вакансии. Однако работу я нашел, просто случайно увидев растяжку на здании. Это была столярная мастерская. Я зашел туда, показал фотографии мебели, которую делал еще в Латвии, и на крайне неуверенном английском попросил работу. Я объяснил, что я могу сделать практически любую мебель по картинке. Меня взяли на $ 9,5 в час.

Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook
Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook

Это было маленькое частное производство, которое делало хорошую, дорогую мебель. Сначала там работало 5 человек. Потом я стал приводить туда своих друзей, обучать их. Знаний, которые я получил в училище в Латвии, мне более чем хватало. Я был удивлен, что мебельщики в США относятся к этому ремеслу немного хуже, чем специалисты в Латвии.

Американцы настроены больше на скорость и количество, чем на качество. Для меня это было непривычно, и я с таким подходом был не согласен.

После трех лет работы я ушел в другую фирму, где мне платили уже около $ 15 в час. И тогда я начал думать о своей компании. Со временем вне основной работы люди стали просить меня что-то сделать для них. Так постепенно у меня стали появляться личные заказы. Их становилось все больше и больше, и в какой-то момент я понял, что физически уже не могу одновременно и работать на кого-то, и делать еще что-то свое. И я принял решение открыть свою компанию. К тому моменту я жил в США уже 10 лет.

«Я не умел делать бизнес, но умел делать мебель»

Официально я открыл свою компанию, когда у меня еще была основная работа. На это у меня ушло пару часов и $ 140. Далее передо мной стояла задача найти подходящее место. Я стал искать объявления в справочниках, в интернете. Нашел небольшое помещение за $ 750 в месяц. Работал тогда один. После, когда оставил основную работу и переключился только на свои заказы, я стал размещать объявления в газетах для поиска клиентов, рассказывал о своей компании знакомым и друзьям. Постепенно заказчики начали приходить.

Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook
Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook

В самом начале у меня не было особенного оборудования. Были достаточно примитивные пилы, купленные за небольшие деньги на аукционах. На первые инструменты я потратил около $ 2000. Только через 5 лет работы на себя я купил пилу за $ 25 тыс.

Первые три года компания ничего не зарабатывала и даже уходила в минус. Я это понимал и был к этому готов. Но при этом мне нравилось и нравится до сих пор работать с деревом, я всегда этого и хотел.

На жизнь хватало. Зарабатывать мы стали после трех лет работы. Оборот на пятый год составил примерно $ 400 тыс.

Подчеркну, что я творческий человек. Я вообще не понимал, что такое бизнес, и никогда не думал, что буду им заниматься. Но я очень четко знал, что я могу и хочу делать качественную мебель, которую обязательно заметят. Поэтому лучшая реклама для меня — это рекомендации довольных заказчиков. У меня также есть сайт, который находится на первых строчках в поисковиках. Я сам им занимаюсь, сам наполняю контентом, сам отвечаю заказчикам. Сейчас не даю никакой рекламы, люди сами звонят и делают заказы.

Где-то через три года после открытия фирмы я нанял первого сотрудника. Я платил ему $ 13 в час. Сейчас со мной работают два человека. Я плачу им $ 20 в час. Кстати, они немолодые. Молодежь совсем не хочет учиться! Я бы с радостью нанял выпускника колледжа без опыта, чтобы всему его научить, но новое поколение не хочет работать руками. Они хотят сделать быстро и дорого, а мне важно, чтобы мебель была сделана идеально точно. Именно этим и отличается мебель ручной работы от заводской. Я всегда, смотря на готовый продукт, оцениваю его по вопросу: «Хотел бы я себе такое домой или нет?»

Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook
Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook

В самом начале я думал о том, что мне нужен партнер, с которым я мог бы разделить бизнес-обязанности, потому что один я не справлялся. Но потом понял, что не верю в партнерство. Должен быть один человек, который заправляет всем. Когда один хочет забраться на гору, а другой нет — начинаются проблемы. Сейчас я справляюсь со всем сам.

Дорого — но это ручной труд

На моем небольшом производстве мы делаем практически любую мебель: от шкафов до столов. Заказчик рассказывает о своей идее — и по ней мы создаем предмет мебели. Либо мы сами можем что-то предложить, нарисовать и порекомендовать, то есть оказать услуги дизайнера, если клиент не определился, чего он хочет. Мебель я рисую в специальной программе, которая, к слову, обходится мне в $ 30 тыс. в год, плюс $ 1200 за техническую поддержку.

Всю нашу мебель мы делаем вручную. Деревянный обеденный стол на восемь человек, например, у нас будет стоить от $ 3 до 5 тыс. Один стул — $ 2 тыс. Стоимость всей кухни может быть $ 40 тыс.

Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook
Фото со страницы Elegance Custom Cabinetry на Facebook

Многие люди удивляются ценам: мол, это дорого. Но когда речь идет об индивидуальном заказе, тратится очень много времени, материалы используются дорогие. На 10 стульев может уйти месяц. Оттого и цена выше, чем заводская. Все-таки это штучное производство, а не заводской конвейер.

Часто я отговариваю людей от безвкусных и неоправданно дорогих вещей. Мне и самому невыгодно: слишком необычные заказы занимают очень много времени. Я же всегда стараюсь предложить что-то стильное, даже помогаю сэкономить.

Каждый год я выбираю новый стиль мебели и работаю весь этот год в нем, чтобы развиваться и учиться делать что-то новое.

У американцев в основном очень стандартные, одинаковые вкусы и предпочтения. Почему-то им нравится, чтобы у них было как у соседа. Когда мы приезжаем на мебельные выставки, удивляемся тому, насколько все похожее.

Я же стараюсь каждый год привозить что-то совершенно новое.

Я думаю, что я мог бы делать мебель и в Латвии, но почему-то уверен, что быстро свернул бы этот бизнес, так как там просто меньше целевая аудитория, которая может позволить себе такую мебель. Клиентов пришлось бы искать за рубежом, в более богатых странах.

Дмитрий Ивановский. Фото: Карина Комиссарчик
Дмитрий Ивановс. Фото: Карина Комиссарчик

Я общаюсь с мебельщиками из Латвии. Они рассказывают, что не смогли бы купить себе такое оборудование, как у меня. Слишком дорого, и слишком неподъемны кредиты. Я же свою последнюю машину купил в Австрии за $ 110 тыс. — в кредит. До этого приобретал оборудование в счет прибыли, каждая машина в среднем стоит $ 25 тыс. Поэтому хочу сказать, что успешный бизнес в США можно построить, вопреки расхожему мнению, не только благодаря отличной возможности брать у банков займы. Если выстроить процесс правильно, то развиваться можно и за доход.

Сейчас на главной

Платный контент

0066863