Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,54 USD 2,5402 +0,0003
  • 3 EUR 3,0046 +0,0017
  • 3,32 100 RUB 3,3226 +0,0014
Стратегия
Юлия Нехай, «Про бизнес» 18 июня 2020

«Беларусь может стать технохабом всего региона» — что надо знать бизнесу о ПВТ 3.0 и инвестициях

Слева направо: Государственный секретарь США Майкл Помпео, руководитель офиса Microsoft в Беларуси Евгений Корень, адвокат и разработчик Декрета № 8 Денис Алейников. Фото: belta.by

Пока многие компании с трудом преодолевают кризис, ИТ-сфера в Беларуси продолжает показывать положительную динамику. Почему так получилось и от чего в целом зависит ИТ-экосистема в стране? И какие проекты еще понадобятся Беларуси, чтобы стать технологической страной-лидером во всем регионе? 

Об инвестировании в ИТ-проекты говорили на онлайн-встрече из серии Venture Kitchen, которую проводят бизнес-ангелы Angels Band. Участниками стрима стали: Денис Алейников — адвокат, разработчик Декрета № 8, Олег Хусаенов — СЕО и основатель инвестиционной компании «Зубр Капитал», Кирилл Голуб — ИТ-предприниматель и член правления Angels Band. На встрече спикеры сформулировали повестку развития белорусской цифровой экономики и сферы ИТ на ближайшие 5–7 лет. 

Мы приводим основные тезисы эфира. Полная видеозапись доступна по ссылке

Как Декрет № 8 привел к рекордному росту ИТ-сферы

Денис Алейников, адвокат и разработчик Декрета № 8, рассказал, в чем видит причину успеха документа и какие перспективы для роста и развития сейчас есть у ПВТ. 

Денис Алейников. Фото: Алексей Пискун, Probusiness.io
Денис Алейников. Фото: Алексей Пискун, Probusiness.io

— Причина успеха Декрета № 8 — в удачном государственно-частном партнерстве по его созданию. Ради общей цели государство и предпринимательские элиты из технологического сектора объединились и совместными усилиями сделали этот нормативно-правовой акт «живым». В итоге необычный текст Декрета № 8 не только удовлетворил запрос на перемены, давно витавший в ИТ-секторе, но и стал отправной точкой для формирования целой воронки позитивных ожиданий и огромного энтузиазма в обществе. И это бесценно. 

Как результат, ИТ-сектор сегодня — законодатель мод в прорывных реформах и наиболее яркий драйвер экономического роста: за три года работы нового декрета ПВТ под руководством новой администрации, возглавляемой Всеволодом Янчевским, фактически утроил свои показатели и достиг экспортной выручки в рекордные $ 2,3 млрд (раньше о достижении миллиарда мечтали более 10 лет). Все уже ждут, что необычного будет в «третьей серии» — ПВТ 3.0.

ПВТ стал центром структурирования инвестиционных сделок 

Не секрет, что компании тратят огромные деньги в иностранных юрисдикциях на структурирование инвестиционных сделок. Но в итоге инвестиции остаются в зарубежных компаниях, хотя нужны здесь. Сегодня сделки по стартапам лучше всего структурировать в Беларуси. В пользу этого есть несколько причин:

1. Цена структурирования. В Беларуси стоимость юридических услуг по структурированию инвестиционной сделки существенно дешевле. Это интересно и стартапам, и инвесторам (в частности, при инвестировании на ранних стадиях в проекты с небольшими чеками). 

2. Стоимость защиты прав. В Беларуси это не дорого. Рассмотрение дела в английском суде очень затратно. Стороны, которые хотят указать в договоре английский суд, сначала должны подумать, есть ли у них лишний миллион на английских судебных юристов. На практике такая арбитражная оговорка становится потом непреодолимым барьером для защиты прав. 

Фото с сайта beg4you.ru

3. Континентальное право более дружелюбно для стартапов. Английское коммерческое  право основывается на принципах жесткого следования договору, даже если его условия абсурдны или ставят в крайне невыгодное положение одну из сторон. Подписал — исполняй. Не читал — не важно. 

Континентальное право (немецкое или белорусское) основано на принципах добросовестности и разумности. Руководствуясь этими принципами, суд может «поправить сделку» (например, уменьшить неустойку, защитить от злоупотребления правом). Так что у стартапов в белорусском праве где-то есть и право на ошибку. Это важно, поскольку большинство фаундеров, как показывает практика, не обращаются к юристам, когда заключают сделки, и фактически являются так называемой слабой стороной договора (у инвестора есть деньги на хороших юристов, а у стартапа — нет). Не все понимают, что подписывают и какие возможны последствия. 

Внедрение институтов «английского права» в Декрете № 8 позволяет нам создать «суперправо» — уникальный юридический гибрид системы континентального права с ее добросовестностью и лучших конструкций из английского, американского права, хорошо знакомых зарубежным венчурным инвесторам. 

Как меняется отношение к юридическому сопровождению сделок

Со временем и стартапы, и инвесторы стали относиться к юридическому сопровождению сделок серьезнее. Инвестору важно понимать, что он покупает именно то, что хочет купить. Юрист может проверить чистоту прав на ключевые активы, относящиеся к интеллектуальной собственности. 

Белорусские юристы хорошо умеют проводить юридический дью-дилидженс (составление представления об объекте инвестирования) по технологическим проектам. Они могут установить и фактическую, и юридическую картину создания компьютерной программы. Например, определить по коммитам (изменениям в репозитории) кода, кто конкретно работал над данным фрагментом программы, есть ли документы, подтверждающие, что все права перешли от разработчика к компании вследствие служебного характера произведения или уступки исключительных прав. 

Инвестору это важно: ведь когда спустя какое-то время он захочет выйти из портфельной компании, продав свою долю инвестору следующего раунда, тот тоже захочет понять, что именно он покупает. И если обнаружатся правовые изъяны создания объектов интеллектуальной собственности, сделка может не состояться. Либо покупатель может существенно снизить предлагаемую цену, указав, что теперь необходимо «переписывать» часть кода или договариваться с разработчиками, что на момент сделки уже может быть непросто. Я видел, как сделки не закрывались по этим причинам. Сейчас, чтобы устранить такие риски, многие технологические компании еще на этапе подготовки к сделке нанимают специализирующихся на этих вопросах юристов для проведения внутреннего аудита прав на объекты интеллектуальной собственности и иных аспектов, критически важных для инвестора. 

В юридической практике случается, что деньги могут потребовать обратно уже после совершения сделки. Ведь грамотный инвестор может, используя специальные правовые конструкции, потребовать гарантии по ключевым характеристикам компании — например, в отношении юридической чистоты кода и т.п. (в английском праве это называется warranties and representations, по Декрету № 8 их аналог — «заверения об обстоятельствах»). 

Иногда фаундерам кажется, что такие гарантии — просто красивые слова, но это не так. Если в будущем по поводу кода возникнут малейшие проблемы, инвестор, используя инструмент заверения об обстоятельствах, может отказаться от уже заключенного договора или потребовать признания сделки недействительной как заключенной под влиянием заблуждения, сформированного этими недостоверными заверениями об обстоятельствах. При этом вы будете обязаны вернуть деньги и, возможно, возместить потери инвестора (если договор позволяет), а инвестор вернет вам вашу компанию в состоянии «как есть» — и это может быть не лучшее состояние, ведь совсем не каждое слияние компаний в итоге становится успешным.

Какой будет венчурная среда в Беларуси в ближайшие годы или почему нужен ПВТ 3.0

Несмотря на заметные успехи и положительные тренды, белорусский венчурный рынок только в начале своего пути. 

Проблема 1: В Беларуси нет ни одного государственного или частного института развития, который занимался бы «посевными» инвестициями (инвестициями в стартапы ранних стадий). А если никто не будет сеять, то и пожинать будет нечего. Поэтому сейчас юридическая фирма «Алейников и партнеры» ведет совместную работу с Банком развития по расширению его мандата и созданию правовых условий для развития системы инвестирования в стартапы ранних стадий.

Фото с сайта adventures-blog.ru

Проблема 2: Отсутствие законодательства для создания частных венчурных фондов по общепринятой в мире модели LLP. Как итог — в Беларуси не структурировано ни одного классического венчурного фонда. 

Проблема 3: Нет законодательства о деятельности управляющих (консультационных) компаний иностранных венчурных фондов, устраивающего иностранные венчурные фонды. Все эти проблемы заинтересован сегодня решать ПВТ. 

В частности, необходимо развивать тренд на создание собственных программных продуктов, заложенный Декретом № 8. Что нужно для создания собственного продукта и развития стартап-движения? Три главных вещи: 

  • Меры поддержки (они введены Декретом № 8) 
  • Толковые люди (они также есть — уже в крупных компаниях — резидентах ПВТ выросло целое поколение, и эти ребята готовы делать свой продукт и свой бизнес)
  • Венчурное финансирование: не у каждого молодого и талантливого предпринимателя есть стартовый капитал. Эту проблему и решает венчурное финансирование.

Следующий шаг — развитие «белорусско-английского» права. Если постоянно насыщать его прогрессивными правовыми конструкциями из зарубежного права, у нас может получиться суперправо, которому присуща континентальная справедливость и английская/американская прогрессивность. А вопрос развития практики его применения в сделках станет делом времени. 

Если раньше у зарубежных инвесторов было определенное недоверие к белорусскому праву, то сегодня «английское право ПВТ» активно используется в сделках. В немалой степени этому способствует рост популярности ПВТ за рубежом и его внешняя оценка. Такие события, как визит госсекретаря США Майка Помпео, который после посещения ПВТ опубликовал очень позитивный твит о ПВТ и его регулировании, чрезвычайно ценны. 

Важно понимать: имплементируя (реализуя на практике) в национальное право инструменты зарубежного, мы создаем новое белорусское право и делаем его сильнее. Сильное национальное право — основа суверенитета. Поэтому сегодня надо думать о том, что еще сделать в этом направлении. Например, развивать концепцию сильных императивных норм национального права (то есть норм, которые применяются в любом случае, к сделкам с иностранным элементом, даже если сделка структурируется по английскому праву).

Фото с сайта unsplash.com

Так постепенно сформируется новая парадигма: Беларусь — ведущий технологический кластер в регионе, белорусское право — самое сильное и популярное.

Почему белорусский ИТ-сектор стал успешным

Управляющий партнер и основатель инвестиционной компании «Зубр Капитал» Олег Хусаенов рассказал о том, в какие проекты готова инвестировать компания и почему ПВТ нужен собственный суд. 

Олег Хусаенов. Фото из архива компании

— В последние годы в Беларуси удачно соединились четыре ингредиента, и такого успешного «сплава» до сих пор нет в Прибалтике, России, Украине или Казахстане. А именно: 

  • Целевые льготы по налогообложению, в первую очередь — нормализация налогов на заработную плату
  • Создание «регуляторной песочницы» в ПВТ, ставшей своего рода природоохранной зоной, где нет «хищников» и где правила игры сохраняются неизменными
  • Истории успеха. Молодые предприниматели из ИТ-сферы создают новые компании, становятся резидентами ПВТ, понимают, что в Беларуси можно стать легальными миллионерами благодаря собственному уму и энергии, а не кумовству и использованию административного ресурса
  • Сильная математическая база, которую удалось сохранить с советских времен.

В какие проекты инвестирует фонд «Зубр Капитал»?

Когда мы только начинали фандрейзинг (привлечение ресурсов), нам приходилось доказывать будущим инвесторам фонда, что пайплайн (свод потенциальных проектов) сделок будет. Сейчас видим, что компании (в первую очередь в ПВТ) прирастают в геометрической прогрессии, выручка их тоже растет. ИТ-индустрия стала частью ВВП страны.

Считаю, что Беларусь оказалась в нужное время в нужном месте. При этом я не могу сказать, что мы инвестируем «просто в ИТ». Спектр компаний настолько разнообразен! В портфеле «Зубр Капитал» сейчас есть несколько ИТ-компаний, в том числе продуктовые.

Что касается стартапов, «Зубр Капитал» инвестирует в компании, которые достигли определенного уровня выручки, клиентской базы, показали жизнеспособность бизнес-модели. Инвесторы фонда консервативны: готовы меньше заработать, но и меньше потерять. По мандату сумма сделки должна стартовать от $ 5 млн (нынешний фонд — около $ 100 млн). Мы не хотим иметь непременно 20 компаний в портфеле, потому что с каждой компанией фонду нужно много работать, чтобы увеличить шансы на успех. Поэтому мы ориентируемся на более крупные сделки, хотя дважды делали исключения: первое привело к негативному итогу, вторая компания развивается хорошо.

ПВТ нужен свой арбитражный суд

На мой взгляд, как только возникает негативный судебный прецедент, никакой привычки быть не может.

С другой стороны, управляющая компания «Зубр Капитал» зарегистрирована в Великобритании. Структурировать сделки там действительно дорого. Не думаю, что фонды посевных инвестиций могут себе это позволить. 

На мой взгляд, уже пришло время создать при ПВТ арбитражный суд — суд, решение которого безоговорочно принимается к исполнению, если стороны — резиденты ПВТ. Потом практику работы подобного суда можно было бы распространить на все экономические зоны. 

Насколько белорусские стартапы конкурентоспособны по сравнению с соседями

ИТ-предприниматель и член правления Angels Band Кирилл Голуб рассказал о том, способны ли белорусские стартапы конкурировать с проектами из соседних стран и что нужно, чтобы стартап-движение в Беларуси продолжало развиваться.

Кирилл Голуб. Фото: rbc.ru

— Есть мнение, что стартапы из Беларуси отстают от соседей по уровню, основатели не обладают нужной бизнес-хваткой и вообще венчурных проектов у нас очень мало. Но я уверен, что это не так. 

Я и мои коллеги работаем не только со стартапами из Беларуси: наше внимание распространяется на весь восточноевропейский регион. Многие наши участники, как и я, состоят в ангельских клубах России, Польши, стран Балтии. Уверенно заявляю: технический и бизнес-уровень белорусских проектов ничуть не уступает аналогичным проектам из Прибалтики и в среднем заметно превышает уровень их восточных коллег. 

Чего действительно не хватает, так это венчурных фондов, готовых массово работать с проектами ранних стадий в Беларуси. Деньги частных инвесторов вкладываются точечно только в лучшие проекты и поэтому не могут развивать венчурную экосистему в той же степени, что и посевные фонды с участием государственных институтов. Воронка проектов Angels Band вполне соответствует нашим возможностям. Но необходимы фонды, которые обеспечат финансирование на следующих этапах жизни стартапа.

Читайте также