Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,6 USD 2,5992 -0,005
  • 3,03 EUR 3,0318 -0,0041
  • 3,38 100 RUB 3,3813 +0,0034
Стратегия
«Про бизнес» 15 мая 2020

«Человечество жило слишком вальяжно»: как коронавирус повлияет на фармацевтику, интервью с акционером «Нативита»

Фото из личного архива
Линас Валентукевичус. Фото из личного архива

Бытует мнение, что фармацевтическая отрасль сегодня в «шоколаде», ведь спрос на лекарственные средства резко возрос. Так ли это? Мы побеседовали с Линасом Валентукевичусом, председателем собрания акционеров фармацевтической компании «Нативита».

Как отразилась ситуация с пандемией на фармацевтическом бизнесе? Как меняются стратегии фармкомпаний в Беларуси и мире в целом? Читайте в нашем интервью.

— Если не затрагивать вопросы повышенного контроля за состоянием здоровья коллектива и порой вынужденной самоизоляции, то самое критичное — это задержка или отмена поставок импортного сырья и комплектующих.

Границы практически закрыты, авиасообщение приостановлено, все производственные компании живут в состоянии нехватки ресурсов.

И здесь сразу же очевидны риски — если есть сырье, то его стоимость сильно возрастает. С другой стороны, есть ограничения на рост отпускных цен, в нашем случае — цена фиксируется результатами тендера и в течение года не может быть пересмотрена. Падает доходность — значит, меньше объем располагаемых средств и меньше сырья можно купить, меньше произвести, меньше продать, меньше доход и снова виток, это называется негативная спираль. Для экономики и бизнеса она очень опасна. Вдобавок — рост курса валюты, в которой у нас расчет со всеми ключевыми поставщиками.

Поэтому сейчас главная задача — минимизировать риски за счет диверсификации продуктов и рынков сбыта.

— В условиях закрытых границ основная нагрузка по производству необходимых препаратов ложится на локального производителя?

— Абсолютно верно, это типичная ситуация для всех стран. Например, как только Индия узнала о распространении коронавируса, индийские предприятия сразу же остановили поставки некоторых субстанций, в том числе и тех, которые используются для производства парацетамола, в другие страны в пользу своего рынка.

Белорусская фармацевтика в основном построена на импортных комплектующих и на импортном сырье. Я вижу в этом большой риск для белорусских предприятий. А в условиях ограниченности транспортного сообщения существуют риски с поставками лекарственных средств в целом.

Сейчас становится очевидным тот факт, что в условиях закрытых границ национальная система здравоохранения должна суметь обеспечить здоровье своих людей, в том числе лекарственными средствами. Я не говорю о том, что все до единого лекарства должны быть белорусского производства:

  • Во-первых, всегда должен быть выбор и справедливая конкуренция
  • Во-вторых, ввиду высокой сложности, а порой уникальности производства и патентной защиты не все лекарственные средства могут быть легко замещены отечественными.

Тем не менее должен быть баланс и понимание того, какие лекарственные средства являются стратегически важными, и именно они должны замещаться отечественной фармацевтикой. А так как фармацевтическая отрасль — одна из самых регулируемых государством, здесь мы все должны работать в команде — и производители, и государство, и медицинское сообщество.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— Может ли фармацевтическая компания быстро переориентироваться на производство самых востребованных на сегодняшний день лекарственных средств?

— Что касается перепрофилирования предприятия, могу привести пример группы компаний LVMH, где на заводах трех элитных брендов, которые обычно выпускают духи и косметику, начали производить санитайзеры — антибактериальные гели для дезинфекции рук, жаль, не с ароматом Christian Dior или Givenchy. К сожалению, на фармацевтических предприятиях провести перепрофилирование не всегда возможно в условиях соблюдения правил надлежащей производственной практики.

То есть если мы производим онкологические препараты на линии твердых лекарственных форм, то производить здесь парацетамол не представляется возможным, чтобы исключить малейшую возможность попадания частички агрессивного противоракового ингредиента в другую таблетку или капсулу.

Поэтому я бы посмотрел на ситуацию по-другому: в нестандартных ситуациях нужно мыслить нестандартно и смотреть на проблему под другим углом. Например, мы регистрируем сейчас один из биологических продуктов для борьбы со злокачественными новообразованиями. При этом нашим медицинским отделом была найдена информация о том, что китайские и американские ученые сейчас проводят клинические исследования на предмет возможного применения данного препарата для борьбы с цитокиновым штормом (опасное состояние, возникающее в результате реакции организма пациента на COVID-19). Раньше мы и предположить не могли, что препарат для лечения онкологических заболеваний может рассматриваться как потенциальное решение для лечения последствий вируса. Сам факт проведения подобного исследования наводит на мысль, что в ближайшее время мы можем ожидать много научных открытий в сфере фармацевтики.

Впечатляет и то, что для поиска потенциально эффективных средств для борьбы с COVID-19 уже используют искусственный интеллект. Будущее, конечно, за цифрой не только в разрезе маркетплейсов и мобильных приложений, но и в поиске эффективных лекарственных средств для лечения сложных заболеваний.

Также один из наших стратегических партнеров работает над разработкой вакцины от COVID-19. В случае положительных клинических испытаний будем прикладывать все усилия, чтобы обеспечить скорейший доступ вакцины на рынок Беларуси.

— Как изменится фармацевтика в ближайшие годы?

— Мне кажется, что человечество в целом жило слишком вальяжно. Поймите меня правильно: мы все больше начали привыкать к тому, что люди умирают от старости, от онкологии, сердечных приступов, и мы забыли про инфекционные заболевания.

Если посмотреть на рынок антибиотиков, то ничего инновационного там не было уже давно. Антивирусные препараты развиваются достаточно успешно, но больше в сторону ВИЧ и гепатита С. Уверен, что никто не ждал такой прыти от коронавируса. В целом эта ситуация заставила более пристально посмотреть на те угрозы, которые исходят извне, а не находятся внутри организма (например, атеросклероз или злокачественные опухоли).

В то же время профилактика и диагностика будут шагать семимильными темпами. Не удивлюсь, если в ближайшее время появятся умные часы, которые будут измерять температуру и сатурацию, а также путем сопоставления этих данных с сердцебиением и другими параметрами будут предупреждать человека о потенциальном диагнозе. А ранняя диагностика и профилактика — это уже сильный задел на успех.

В лекарственных средствах биология стремительно вытесняет химию. Большинство инновационных препаратов имеет биотехнологическую основу, она более понятна для организма и менее токсична. Но создание биотехнологических молекул требует подготовленных специалистов, технологий, времени и больших средств.

Таким образом, это не только завод, который технически может все произвести, но и система образования, предприятия химической промышленности, ИT.

— Куда смещаются акценты в развитии экономики?

— Все понимают, что уже начался глобальный кризис — забрать у мировой экономики 2 месяца продуктивной работы не получится без последствий.

Кризис явно показал зависимость многих экономических процессов от Азиатских стран, где сконцентрировано основное производство. Поэтому я уверен, что сейчас многие государства пересмотрят свою экономическую политику в пользу локального производителя. Это логично, поддержка и развитие национального производителя позволят обезопасить экономику страны в будущем.

Изменилась и система ценностей. Если раньше мы жили в бешеном темпе, всецело поглощенные бизнесом, зарабатыванием денег, то ситуация с коронавирусом немного остановила нас и повернула в другую плоскость. Многие уже поняли, что самое главное богатство — это здоровье и близкие.

Для многих людей, особенно бизнесменов, карантинные меры дали возможность провести время со своими семьями, пообщаться с детьми, на что раньше часто не хватало времени.

Изменился наш отдых: мы обратили внимание на свои страны, начали думать, где и как можно отдохнуть, не выезжая за границу. Уверен, что многие люди в сложившейся ситуации заново откроют историю и интересные места своей страны, найдут новые способы для отдыха. Государство должно учитывать эти тенденции и создавать все условия для того, чтобы люди могли работать и отдыхать в своей стране. Прежде всего, это поддержка малого и среднего бизнеса, особенно в сфере услуг.

И как бы банально это ни звучало, но кризис — это действительно время возможностей. Представляете, как сейчас себя чувствуют производители гелей для рук, или владельцы сервисов видеоконференций ZOOM, или компании-маркетплейсы, электронные площадки? Думаю, что для них это не кризис, а манна.

Поэтому и нам нужно понять и поставить себе задачу не просто пережить этот кризис, но найти новые идеи, новые подходы, новые рынки и стать еще лучше!

— Что делать инвесторам сегодня?

— В кризис инвесторы чаще всего консервативны, что логично, с другой стороны, всегда появляются новые возможности. Что касается повышения инвестиционной привлекательности Беларуси — должно быть понимание, что ждет, какие будут правила игры. Станьте на секундочку инвестором сами — куда бы вы вложили свой капитал? Туда, где правила игры и поддержки понятны, или туда, где есть сомнения и неопределенность?

Текущий кризис не охватывает одну страну или регион, его тоже можно назвать «экономической пандемией», поэтому каждое государство будет бороться и конкурировать за инвестиции, и выиграет не столько тот, кто предложит лучшие условия или больший рынок, а тот, кто минимизирует неопределенность и сильнее убедит инвестора в сохранности его капитала.

То же касается и фармы — понимание стратегии отрасли в целом, как она будет конкурировать на международном уровне, на чем специализироваться, как будет обеспечиваться свежемыслящими кадрами, как поддерживаться — это ключ к успеху. И это вопрос не только национальной экономики, но и национальной безопасности и здоровья людей.

Читайте также

Новости компаний