Top.Mail.Ru
Репортаж
«Про бизнес» 9 января 2019

Бросил успешный бизнес ради белорусской деревни — но этот «чокнутый москвич» и там научился зарабатывать

Андрей Абрамов. Фото: Алексей Пискун, probusiness.io
Андрей Абрамов. Фото: Алексей Пискун, probusiness.io

Что получится, если за деревенскую жизнь возьмется прожженный бизнесмен? 12 лет назад Андрей Абрамов владел бизнесом в Москве — сотня сотрудников, дом за городом, личный водитель, жена и двое детей. Все это он оставил, чтобы уехать на хутор «Ёдишки» под Браславом. Зачем? Он и сам это понял только через полгода. И теперь заражает не только своей любовью к деревенской жизни, но и продуманной стратегией, как в этой жизни быть успешным.

Наш журналист Анастасия Бондарович побывала в «Ёдишках» и изучила, как сделать деревенскую жизнь развивающейся и финансово успешной, а заодно узнала личную историю «белорусского ковбоя».

Этот хутор — в трех часах езды от Минска, приезжают сюда и из более отдаленной столицы. Три дома — два для гостей и тесный «летний домик». Разнообразная живность — огромный пес, коты, козы, куры, овцы, коровы. Река — хозяин сам очищал ее, чтобы теперь купаться. Баня — душ есть не во всех домах.

Мы приезжаем к полуночи. Хозяин хутора уже спит, нас встречает его супруга — Татьяна Михайловна, как он сам к ней иногда обращается. Зато в 8 утра начинается движение: мы знакомимся с Андреем Михайловичем Абрамовым и его семилетней дочерью Настей. Они встали на ежедневную зарядку. Знакомимся и с мамой фермера — она готовит сырники на завтрак.

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

В Москве Андрей Абрамов был владельцем и генеральным директором российской компании, работающей в сфере торговли продуктами питания глубокой заморозки. Почему в 36 лет он начал жизнь заново? Андрей рассказал нам свою историю.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Как стать успешным на селе: стратегия

Расходы на приобретение хутора и ремонт дома для заселения, включая переезд и транспортные расходы, составили $ 21 000. Накопления «проедались», жизнь нужно было налаживать. Андрей — тогда еще новичок в белорусском законодательстве и сельской жизни — стал изучать, какие возможности есть у сельского жителя, чтобы кормить семью. Отлежавшись, уже бывший бизнесмен посмотрел на деревню как на компанию.

Одним из главных документов стал закон 2002 года «О личном подсобном хозяйстве». «Я увидел огромные преференции для сельской местности. Еще в те годы власть позаботилась о том, чтобы развивать мелкий бизнес!» — объясняет он. Согласно закону сельский житель, не считаясь предпринимателем, может реализовывать свою продукцию в месте производства либо в специально отведенных местах и иметь 4 гектара земли. Да и 4 гектарами ограничиваться не нужно — можно зарегистрировать крестьянско-фермерское хозяйство или взять землю во временное пользование. По словам Андрея, последняя практика в стране не развита вообще.

Вторым документом стал указ «О развитии агроэкотуризма» в 2007 году, который усилил предыдущий закон. Теперь сельский житель как физическое лицо имел право принимать гостей в своей хате. «Это же инструмент привлечения внимания к развитию села и монетизации сельхозпродукции! Уже не нужно тратить время на поездку на рынок, чтобы продать свой товар — можно принять гостей у себя и продать там же».

Андрей понял, как организовать пропитание своей семьи. Идея следующая: организовать личное подсобное хозяйство, затем пригласить гостей в агроусадьбу — и получить оплату аренды. Кроме того, накормить их блюдами из своих продуктов — и заработать на этом небольшую сумму плюс вызвать у них желание увезти продукты домой. Таким образом — продать намного больше, не выезжая с собственного участка. «Приехал гость — хорошо. Не приехал — вы не тратите время, а продолжаете работать на своем подсобном хозяйстве». Вдохновившись идеей, будущий фермер стал организовывать не только свою жизнь, но и жизнь всей округи.

Как фермер получал землю

Земля под ЛПХ (личное подсобное хозяйство) выделяется из земель сельхозназначения, находящихся в территориальных границах сельского совета. 25 «соток» у него было, больше никак — остальное принадлежит колхозу, а по закону взять больше земли можно только в том населенном пункте, где фермер проживает. «Это стопроцентный тупик для любого местного жителя», — смеется Андрей. В местном сельсовете можно было написать заявление о предоставлении земельного участка под ведение личного подсобного хозяйства, но, скорее всего, он получил бы отказ. Можно было попробовать убедить власть, что земля нужна, ведь физлицо планирует разводить больше скота. Но раз пока он этого не сделал, вопрос может затянуться.

Что сделал «чокнутый москвич»? Узнайте в видео:

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Так Андрей Абрамов получил под ЛПХ 4 гектара земли. Оплатил формирование земельного дела (до 400 рублей, около $ 200) + ежегодный земельный налог примерно 30 рублей (около $ 15) за гектар. На это ушло три года.

Фото из личного архива Андрея Абрамова
Фото из личного архива Андрея Абрамова

Как фермер стал разводить животных

После получения земли начался самый длительный процесс — селекция скота. Всех животных необходимо было сделать соответствующими его, Андрея Михайловича, критериям. По его мнению, местные фермеры не давали достаточно качественную продукцию: неправильно содержали и кормили животных, не следили за их здоровьем.

Он начал скупать у выбранных местных хозяйств животных — немного коз, примерно по $ 50 за голову, немного месячных быков — по $ 200−300 за голову. В первые годы он купил также около 750 голов местных овец и баранов. Стал делать диагностические забои, скрещивать породы, носить анализы в ветеринарные клиники. Обнаружил, что и в клиниках со многими заболеваниями не знакомы. Анализы везли аж в Витебскую ветакадемию, где хозяин познакомился с молодым ветеринаром, который неравнодушно отнесся к его делу. Потом стал покрывать коров в выбранных хозяйствах своими выращенными быками и покупал потомство.

Фото из личного архива Андрея Абрамова
Фото из личного архива Андрея Абрамова

Наладил и процесс производства кормов. Животных он определил в свободный выпас, докармливал ячменем и пшеницей, сеном, кормовой соломой и овощами. Комбикорма, антибиотики и другие добавки исключил. В хлевах они почти не бывают, даже зимой большую часть времени находятся на свежем воздухе, а потому не потеют, и запаха от них нет.

Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io
Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io

Еще один принцип — не отнимать молодых животных от их матерей. Например, козликов убирают от матери в 3−4 месяца, девочек — никогда. Из 20−30 коз на хуторе только 6 дойных. По мнению Абрамова, иначе животное не может до конца развиться, а коза, которая была «под мамой» всегда, становится более здоровой.

В массовом производстве такие методы сложно представить. Но в малом хозяйстве — вполне, уверен Абрамов.

Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io
Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io

В первые годы смертность молодняка доходила до 50%, но за последние 6 лет «ни одна голова даже не кашлянула». На хуторе 150 голов скота — овцы, козы, коровы, телята, быки, кролики. Объем производства за 2018 год — 3 тонны готовой продукции. Это не много, но такова задумка Абрамова: сначала работать над качеством, а уж потом над количеством.

Татьяна Абрамова. Фото из личного архива Андрея Абрамова
Татьяна Абрамова. Фото из личного архива Андрея Абрамова

Как агроэкотуризм объединил все в бизнес

Следующим шагом стало превращение хутора в агроэкоусадьбу. Андрей построил два дома — один летний, куда переехал с семьей, второй для гостей. Строил дом сам: «Нужно было показать местному жителю, что я могу сам, что я не приезжий „москаль“ с деньгами». Добавил развлечений: и на лошади покататься, и рыбу половить, и велосипеды взять можно.

Андрей Абрамов с семьей. Фото из личного архива
Андрей Абрамов с семьей. Фото из личного архива

Так постепенно сложилась система заработка:

Заработок 1. Проживание. Стоимость проживания — от 99 до 239 рублей (примерно от $ 50 до 120) в сутки. Абрамов определяет ее нестандартно — равняется на четырехзвездочный отель в Сочи, куда ездит каждый год. «Мне важно, чтобы общая сумма трат семьи была схожа с тратами в этом отеле. У меня натуральный продукт — у них море», — объясняет он. По его мнению, от себестоимости отталкиваться глупо. Гостя она не интересует и часто определяется неэффективностью: бывает, товар стоит дорого лишь потому, что производитель не додумался, как сделать дешевле.

Заработок 2. Питание. Заехать можно с питанием и без. Хитрость в том, что одноразовое питание стоит ненамного дешевле двух- или трехразового — 30, 37,5 и 45 рублей ($ 15, 19, 22,5). Себестоимость одного приема пищи — 5−7,5 рубля ($ 2,5−3,8). Таким образом, при заказе двух- или трехразового питания прибавляется только себестоимость следующего приема пищи. «Скорее всего, вы решите, что экономически это не очень интересно. Но напомню, что стоимость продуктов также остается в кассе семьи, ведь это деньги за произведенную нами продукцию, где уже есть наценка 50−100%», — поясняет фермер.

Более того, при трехразовом питании есть 50%-ная скидка на проживание, а трехразовое питание без ограничений стоит 60 рублей ($ 30). Так фермер мотивирует гостей пробовать широкую линейку его продукции — понятно, что в приготовлении блюд используется только она. Обслуживание — уборка, мытье посуды и пр. — стоит дополнительных денег.

Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io
Фото: Анастасия Бондарович, probusiness.io

Заработок 3. Продажа продуктов гостям. Почти все гости перед отъездом закупаются продуктами фермера — мясо, молочные продукты, мед, «закатки» и даже хлеб. Например, фарш из баранины, козлятины или телятины обойдется в 30 рублей ($ 15) за 1 кг, литр коровьего молока — 2,5 рубля ($ 1,25), литр сметаны — 20 рублей ($ 10).

Препятствий для покупки минимум. Нет денег — купи в кредит. Нет наличных — есть терминал. Нет фиатных — плати биткоинами.

Фермеру нет надобности думать, как продать свой товар — все скупается гостями. На наших глазах очередные гости перед отъездом закупились на $ 150.

Осенью и зимой хутор принимает в среднем 5 семей в месяц. С 1 мая по 30 сентября обычно все дни заняты.

«Здесь я нашел покой»

Прошло чуть больше 11 лет, как московский бизнесмен Андрей Михайлович Абрамов переехал в «Ёдишки». Он имеет 50 гектаров земли, 150 голов скота, два домика для гостей. Выручка хутора за прошлый год составила $ 60 тысяч, из них половина — прибыль. Заработанное фермер реинвестирует и сам живет скромно. Его принцип — жить в условиях постоянного финансового голода. Только так, по мнению Абрамова, можно развиваться. Как-то он подсчитал: на взрослого члена семьи в месяц приходится $ 175. А, например, на хозяйство он выделяет жене $ 100. Семья все это время живет в «летней кухне» — так они называют свой небольшой домик.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.io
Фото: Алексей Пискун, probusiness.io

Что касается мотивов, которые привели его в деревню, то и тут все, кажется, удалось. Пусть семья все еще живет в летнем домике, но Андрей своей жизнью доволен. По московской жизни он не скучает. «Я бы не изменил ни секунды. Ощущения одинаковы — я чувствую, что я в процессе и развиваюсь».

Но история хутора «Ёдишки» касается не одного Андрея Абрамова и его семьи. Свои идеи — по разведению скота, продаже произведенных товаров, организации агроэкоусадеб и в целом финансовой стратегии жизни на селе — он все эти годы пытается донести до семей, живущих в округе. Делится технологиями, обучает, дает работу. В следующем материале мы расскажем, как один бывший московский бизнесмен заставил «встать с печи» с десяток деревенских семей.

Полную видеоверсию интервью смотрите на нашем канале на YouTube.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент