Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,6 USD 2,5979 +0,0316
  • 2,74 EUR 2,74 +0,0695
  • 4,86 100 RUB 4,8586 -0,0279
Рынки Вероника Малыщиц, «Про бизнес» 2 июня 2022

«Готовность к риску у инвестора должна просто зашкаливать». Узнали, что происходит на рынке М&А сделок в Беларуси

Источник: goadvance.ru

2021 год стал рекордным для Беларуси по числу М&А сделок. Эксперты делали относительно неплохие прогнозы на 2022 год, но наступило 24 февраля… Сделок практически нет, некоторые инвесторы уходят с белорусского рынка, а появление новых предсказать тяжело. Так считает партнер юридической фирмы Sorainen Максим Сологуб. Он рассказал «Про бизнес», что сегодня происходит на рынке, как ведет себя западный инвестор и какие сложности переживает белорусский бизнес.


Максим Сологуб
Партнер юридической фирмы Sorainen

«Сделки M&A, находившиеся в процессе на конец февраля, с трудностями, но были завершены»

— Наша команда слияний и поглощений работает в основном на стороне крупных и средних международных инвесторов из самых разных юрисдикций, не так часто — местного IT-бизнеса, стартапов. Мы довольно редко консультируем владельцев — продавцов бизнеса в других индустриях, помимо IT. Но, конечно, полностью «проживаем» такие сделки, представляя иностранного инвестора.

Сделки M&A, находившиеся в процессе на конец февраля (и это был практически только сектор технологий), были завершены. Все были в высокой степени готовности.

Некоторые сделки «споткнулись» — ненадолго
зависли из-за новых трудностей с банковскими переводами, из-за отказа международных клиентов работать с командами, находящимися в Беларуси и России, других факторов. Но в итоге были закрыты.

Они были типичными для этого сектора — приобретение IT-бизнеса с международной географией продаж, включающего в себя R&D-центр в Беларуси, применимое право небелорусское, покупку холдинговой или материнской компании за границей.

Источник: suvorov. legal

То есть без прямой связи с Беларусью, но с приличным фронтом работы по белорусскому праву — юридическая проверка местного бизнеса, встраивание этого актива в структуру сделки, проработка формальностей после подписания и закрытия, иногда даже получение согласия на сделку от белорусского антимонопольного органа.

Для сравнения, во второй половине 2020 года некоторые сделки сорвались из-за резко изменившейся в стране ситуации.

«Инвесторы уходят, а новых сделок последние три месяца практически нет»

— Запросы на сделки от потенциальных покупателей поступают, но это не то количество и не тот масштаб. И не факт, что они далеко продвинутся.

Некоторые иностранные инвесторы уходят с белорусского рынка. В основном это, конечно,
западные компании. Но еще не могу назвать это массовым исходом.

Уход осложняется несколькими факторами:

  1. сложный процесс принятия решений в штаб-квартирах — в свете беспрецедентной неопределенности, потребности во всесторонней оценке рисков, учета интересов множества стейкхолдеров;
  2. найти продавца на актив сейчас трудно, ликвидировать бизнес — долго и дорого;
  3. специальные меры, принимаемые белорусским правительством с целью не допустить отток инвестиций, сокращение рабочих мест, снижение отчислений в бюджет.

При этом никто из инвесторов, принявших решение уйти, пока не изменил свое решение, насколько я знаю.

Многие, похоже, пережили пик стресса, который пришелся на март, и теперь выжидают. Ряд западных компаний заморозили инвестиции, вышли из составов органов управления в белорусских предприятиях, до минимума свели маркетинг и публичность в целом.

Некоторые инвесторы говорят, что они наметили для себя триггеры — определенные события в ходе боевых действий в Украине, «знаковые» даты вроде 9 мая, еще что-либо.

Источник: depositphotos.com

Пока, насколько я знаю, триггеры не сработали. Вместо этого приходит окончательное понимание, что ситуация еще далека от своей кульминации и разрешения. И это тоже требует принятия решения — уходить или оставаться? Бесконечно выжидать невозможно.

«Через какое-то время сможем увидеть новых турецких, казахстанских, арабских инвесторов, но пока их нет»

— Многое сейчас зависит именно от развития событий в Украине. Все пытаются понять, как правильно поступить. Совсем недавно успешные белорусские подразделения глобальных компаний сейчас в режиме выживания, с перспективой, сократившейся до пары месяцев.

Я получаю звонки и сообщения по поводу выставления на продажу очередного бизнеса, но помочь обычно можно мало чем. Поступают запросы, связанные с приобретением местных активов, из России, но это не какая-то волна или существенный тренд. По крайней мере по моим наблюдениям. С наших «радаров» уже года два как совсем исчез китайский инвестор.

Что касается IT-сектора, несмотря на очевидные большие потери, полное крушение еще не произошло.
И в этом секторе вероятность сделок M&A относительно выше.

Опять же, в первую очередь, такого типа, как я описал выше: в рамках глобальной сделки приобретается и центр разработки с командой инженеров в Беларуси, который даже может быть основным приобретаемым активом. Его надо проверить, оценить и встроить в структуру транзакции. То есть так называемые foreign-to-foreign deals.

Фото: Павел Садовский

Что касается новых проектов, запуска компаний в ПВТ, то таких запросов в последние три месяца тоже практически нет. Консультируем нескольких клиентов по вопросам закрытия бизнеса, но ряд из них, кстати, приняли решение довольно давно и по чисто коммерческим соображениям. Так сказать, не взлетели.

Если говорить о деятельности международных инвесторов, то это — «ядерная зима».
Почти полная заморозка.

На конференции CapitalDay в середине февраля 2022-го я говорил, что не исключено появление новых, очень готовых рисковать иностранных инвесторов. Оно-то и сейчас не исключено, но готовность к риску должна просто зашкаливать, пока ситуация не стабилизируется.

Мы можем через какое-то время увидеть новых турецких, казахстанских, арабских инвесторов, но пока их нет, и мой профессиональный опыт последних двадцати лет не в состоянии подсказать, на каких условиях они готовы прийти в текущем контексте.

Читайте также