Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,515 +0,005
  • 2,63 EUR 2,6299 +0,0158
  • 3,96 100 RUB 3,9596 +0,0114
Рынки Никита Авраменко, «Про бизнес» 14 марта 2022

«Будем продавать все, что есть на складе». Что происходит на авторынке Беларуси после санкций

Фото: Павел Садовский

Автомобильный рынок — еще одна сфера, которая попала под удар после начала военных действий России в Украине. Он ощутил последствия мгновенно: большинство производителей отказались поставлять машины в Беларусь и Россию, многие даже полностью остановили свои производства. Ситуация сказалась на рынках автомобилей с пробегом, запчастей и комплектующих и даже на работе СТО. Что нас ждет дальше? «Про бизнес» спросил об этом владельцев разных бизнесов, связанных с продажей и обслуживанием машин.

Новых автомобилей почти нет

25 февраля Audi, General Motors, Volkswagen, Skoda и Jaguar Land Rover заявили о прекращении поставок автомобилей в Россию (а Беларусь получала машины именно оттуда). В своих заявлениях компании говорили, что одна из причин — начало военных действий в Украине. Renault и вовсе остановил работу своего завода в Подмосковье. Правда, в этом случае в официальном заявлении был назван другой повод — проблемы в логистике и нехватка комплектующих.

Следом ситуация затронула и российский концерн АвтоВаз, который был вынужден приостановить работу своих заводов. В скором времени к данному списку производителей присоединились Volvo, Scania, Toyota, BMW, Ford, Honda, Mercedes-Benz, Nissan, Suzuki и некоторые элитарные бренды. При этом Hyundai, Kia, Mitsubishi и другие представители азиатского автопрома не останавливали заводы и не прекращали поставки.

Фото: Павел Садовский

Авторынки России и Беларуси тесно связаны, поэтому мы ощутили последствия решений автопроизводителей синхронно с россиянами. Так, в пресс-службе Volkswagen нам подтвердили, что российский завод приостановил производство автомобилей из-за проблем с логистикой.

При этом все машины, которые успели собрать до остановки, будут переданы в Беларусь по плану.

Однако что будет дальше — неизвестно:

— Завод остановил производство из-за проблем с логистикой, но все произведенные машины поставляются в Беларусь по заранее согласованным графикам поставки. Отгрузка машин в дилерских центрах Volkswagen также осуществляется по плану. При отказе клиента от контракта машина поступает в свободную продажу. Что касается цен на автомобили, то пока они не изменились. Мы внимательно наблюдаем за ситуацией и будем действовать в зависимости от ее изменения.

Представитель шведской компании Volvo в Беларуси рассказал, что производитель действительно остановил поставки автомобилей. Пока белорусский дилер будет реализовывать запасы, затем перейдет на сервисное обслуживание своих клиентов:

—  В настоящее время офис Volvo Car Russia работает в штатном режиме. Официальные дилеры Volvo Cars также продолжают работу на территории Российской Федерации, Беларуси и Казахстана, — дополнили там.

Клиенты могут продолжать обращаться к официальным дилерам Volvo для получения гарантийной и сервисной поддержки, а также за приобретением автомобилей, имеющихся на складе у дилера.

Завод «Белджи» и вовсе приостановил работу с 16 марта по 1 апреля. В пресс-службе предприятия объяснили это решение нарушением логистических связей и проблемами с поставками комплектующих из Китая. Производитель считает, что остановка никак не скажется на продажах новых автомобилей и обслуживании уже проданных транспортных средств.

Представители Renault, Lada и Scania, к сожалению, пока не ответили на наши запросы.

«Белорусам просто не за что покупать автомобили»

Ситуация с прекращением поставок не могла не сказаться на машинах с пробегом. Спрос в этом сегменте рынка рос со второй половины 2021 года и был связан с глобальной нехваткой комплектующих и полупроводников, необходимых для новых автомобилей. Что происходит сейчас?

— У нас были амбициозные планы на 2022 год. Но они закончились 24 февраля, — говорит директор автохауса «Мегаполис» Денис Ковальчук. — Прямо сейчас ситуация намного хуже, чем в 2021 году. Теперь мы не можем планировать даже на месяц — смотрим в будущее максимум на неделю вперед.

Фото: pexels.com

Спрос, по словам собеседника, совсем небольшой. Что не характерно для марта, когда обычно начинается сезон продаж б/у автомобилей.

Из-за обвала курса рубля зарплата многих покупателей превратилась из, условно говоря, $ 500 в $ 300, и приобретать автомобили просто не за что.

— Я не могу сказать, что продаж нет совсем. По моим ощущениям, покупают машины те, кто готовился к покупке уже давно и откладывал нужную сумму годами. За последние несколько дней у нас было две таких сделки, — добавляет Денис Ковальчук.

Цены на автомобили в долларовом эквиваленте, говорит собеседник, не изменились. Однако эти же цифры в переводе на белорусские рубли значительно поднялись вслед за ростом обменных курсов:

— И владельцы не готовы снижать стоимость. Они уверены, что продадут за эти же деньги. А последние события вселяют в них уверенность в том, что цены в долларах можно поднимать.

На данный момент мы фиксируем единичные случаи, когда продавцы идут на уступки.

Есть ли угроза для бизнеса в связи с падением спроса? Денис Ковальчук считает так:

— Продажи, пусть и совсем небольшие, но есть. И пока ситуация не настолько критичная. Здесь вопрос в том, насколько это затянется. Если все не наладится в течение полугода, тогда риски существенно возрастут.

«Европейцы по-прежнему готовы работать с белорусами»

Продажа запчастей и комплектующих — еще одна сфера, связанная с автомобильным рынком Беларуси. Она также вынуждена изменяться и подстраиваться под новые условия работы, которые появились из-за санкций ЕС и США в отношении Беларуси и России:

— Мы возим запчасти из Европы и США и испытываем некоторые проблемы с отправкой платежей и оформлением экспортных деклараций, — говорит директор компании «АвтоСтронг-М» Владимир Шатило. — Например, не можем отправить деньги за груз нашему партнеру в Шотландию: английский банк просто не принимает платежи из Беларуси. Сейчас ищем выход из ситуации. Что касается таможенного оформления, то здесь появилась необходимость доказывать сотрудникам, что эти товары не двойного назначения и не будут использоваться для военных целей.

Руководитель говорит, что отношения с иностранными партнерами не изменились.

Люди по-прежнему готовы отгружать товар в Беларусь и получать за это деньги.

Сейчас все упирается в ограничения, которые продолжает ужесточать ЕС. Это же касается и перевозчиков: в компании еще не сталкивались с проблемой, когда представители транспортного бизнеса отказывались сотрудничать из-за политики:

— Поэтому с большего для нас ничего не изменилось. Мы не заметили снижения или увеличения спроса. Единственное — выросли цены в белорусских рублях из-за роста обменных курсов. Доходит до того, что одна и та же запчасть подорожала в два раза.

Фото: pexels.com

Есть ли риск закрытия компании из-за проблем, связанных с санкциями? Владимир Шатило говорит следующее:

— Бизнес сам по себе всегда сопряжен с рисками. Да, сейчас эти риски выросли. Мое мнение: нужно просто больше работать и думать, как и куда развиваться дальше. Тогда эти риски не страшны. Допустим, если в ЕС и США решат полностью оборвать с нами связи — тогда в течение 3 месяцев мы переориентируемся на восток и начнем возить запчасти из ОАЭ и Китая. Главное — не паниковать и работать.

«Пока нет ясности, когда все закончится»

Ситуация с ростом курса доллара и отсутствием перспектив появления новых машин на рынке подтолкнула белорусов к ремонту своих авто. Однако на СТО опасаются перебоев с поставками новых запчастей:

— Недавно общалась с представителями двух поставщиков: менеджеры предупреждают, что из-за изменений в условиях логистики возможны проблемы с поставками новых комплектующих из Европы, — говорит владелица СТО «На Короля, 2» Анна Сафроненко. — Но прямо сейчас нехватки запчастей нет. Есть только автоматический рост цен на них. К примеру, насос гидроусилителя руля на Mercedes GL стоил на прошлой неделе 74 белорусских рубля (около $ 22), а на этой — уже 110 (около $ 33).

Фото: pexels.com

Как чувствуют себя СТО в новых условиях? Анна Сафроненко говорит, что ситуация очень неоднозначная:

— С одной стороны, я потеряла двух крупных корпоративных клиентов, потому что на них наложили санкции, — объясняет собеседница. — С другой — вижу, что клиентов-физлиц стало ощутимо больше. Но, в общем, рассчитываю на худший вариант развития событий, когда машины будут ремонтироваться в последнюю очередь. По моему мнению, спад неизбежен. И пока нет ясности, когда все закончится.

Читайте также