Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,57 USD 2,5663 +0,0428
  • 2,67 EUR 2,6705 +0,0075
  • 4,89 100 RUB 4,8865 -0,084
Рынки Никита Авраменко, «Про бизнес» 12 марта 2022

«Придется срочно углублять переработку». Как отреагировал бизнес на запрет экспорта белорусского леса в ЕС

Фото: glo.by

Европейский союз ввел очередной пакет санкций против Беларуси. Ограничения затронули одну из самых чувствительных отраслей белорусской экономики — деревообработку. Речь идет о полном запрете экспорта в Европу продукции деревообработки под кодом 44. В эту группу товаров входит большинство товаров из дерева: например, пиломатериалы, брикеты, топливные гранулы, фанера и различные древесные плиты. Как санкции скажутся на белорусском бизнесе в сфере деревообработки? «Про бизнес» поговорил об этом с руководителями предприятий.

«Надо спокойно переориентировать то, что не возьмет Европа, и на этом зарабатывать»

Впервые о санкциях в отношении экспорта белорусского леса заговорили в конце февраля. Заявила об этом председатель Еврокомисии Урсула фон дер Ляйен. Европейский политик объяснила необходимость в новых ограничениях военным конфликтом в Украине и добавила, что санкции будут введены по многим другим группам товаров — от ископаемого топлива до железа, цемента и стали.

В начале марта информацию подтвердили порталу «Про бизнес» в пресс-службе Минлесхоза. Тогда нам говорили, что речь идет о документе в десятки страниц, который необходимо перевести — только тогда удастся оценить полноту вводимых ограничений. 9 марта эту тему уже обсуждали Александр Лукашенко, министр лесного хозяйства Виталий Дрожжа и вице-премьер Юрий Назаров. После совещания Юрий Назаров заявил БЕЛТА, что в 2021 году экспорт продукции деревообработки в страны ЕС достиг $ 3,2 млрд и разорвать эту связь в один момент будет сложно:

— Но тем не менее мы готовы переориентировать часть наших потоков на восток. Мы сегодня успешно экспортируем и пилопродукцию, и плитную продукцию в Китайскую Народную Республику. Да, есть проблемы с логистикой. Европа всегда была более маржинальным рынком. Но, в то же время, и Китай купит нашу продукцию, и такие страны, как Азербайджан, страны Средней Азии, где древесины нет, Иран. Просто надо сейчас спокойно переориентировать то, что не возьмет Европа, и на этом зарабатывать деньги, — сказал вице-премьер.

Однако вслед за санкциями от ЕС последовал еще один болезненный удар по белорусскому бизнесу в сфере деревообработки: совет директоров компании FSC International решил остановить действие всех торговых сертификатов, выданных компаниям из Беларуси и России, и полностью запретить поставки контролируемой древесины из двух стран. Объяснили это требованиями нормативной базы FSC, которая не позволяет закупать древесину из лесного сектора, если он ассоциируется с вооруженными конфликтами.

FSC (Forest Stewardship Сouncil) — Лесной попечительский совет, международная некоммерческая организация, которая занимается лесной сертификацией.

«Будем грузить и в Индию, и в Иран, и в Турцию, и в Китай»

В Минлесхозе порталу «Про бизнес» подтвердили, что значительную часть белорусского экспорта продукции деревообработки обеспечивают негосударственные организации. Поэтому санкции и запреты на сертификацию, в первую очередь, могут нанести существенный удар по бизнесу. Неприятнее всего, что этот шаг со стороны ЕС был неожиданным для многих игроков рынка:

— Конечно, это очень болезненно. Мы попросту не готовы к такому развитию событий, — говорит гендиректор бобруйского ОАО «ФанДОК» Андрей Партянков. — Много времени наше предприятие, как и многие другие, выстраивали свои цепочки продаж в Европу и США, потому что это наиболее маржинальные и стабильные рынки. Мы закрепились там, выработали какие-то связи, но теперь вынуждены искать другие рынки или переориентироваться на выпуск другой продукции.

Собеседник подчеркивает, что санкции от ЕС и запрет на сертификацию ударят не только по белорусскому бизнесу. Пострадают и европейские покупатели, которые также будут вынуждены искать новых поставщиков. В масштабах конкретно своего предприятия, говорит Андрей Партянков, ограничения критичными не назовешь:

— Санкции вводятся на группу товаров под экспортным кодом 44, которая по большей части затрагивает сырье, плиты и пиломатериалы. Мы в последнее время строили свою стратегию на максимальном углублении переработки для того, чтобы продавать товары с более высокой добавленной стоимостью. Должны были освоить эту технологию к 2023 году, но из-за решения ЕС будем вынуждены ускориться и перестроиться за пару месяцев.

Фото: news.myseldon.com

Если удастся выполнить задуманное, то предприятие сможет производить и экспортировать в Европу продукцию под экспортным кодом 94 — по этой группе товаров ЕС еще ничего не запрещал.

Еще больше бизнеса — в нашем Telegram-канале. Подпишись!

Отвечая на вопрос о переориентации рынков сбыта, Андрей Партянков сказал, что его предприятие уже ищет альтернативные каналы поставок:

— Будем грузить и в Индию, и в Иран, и в Турцию, и в Китай. С Ираном мы уже сотрудничали — сейчас лишь увеличим объем загрузок. Но нужно понимать, что эти рынки изначально наименее маржинальные, нежели европейские. И, чтобы остаться на том же уровне заработка, проще углубить переработку. Однако в любом случае возможности для маневра есть.

«Бизнесу нужно работать сообща, вместе с госорганами»

Санкции ЕС и запрет на сертификацию — это разные по сути инструменты воздействия, направленные на одну и ту же цель: максимально быстро остановить крупные белорусские предприятия, занятые в сфере деревообработки, уверен директор пружанской организации ООО «Голденхольц» Артем Чернухо. Руководитель говорит, что ему, как представителю малого бизнеса, запрет на сертификацию не нанесет существенного урона:

— Не все покупатели из Европы требовали FSC. Они не распространены в ЕС повсеместно. И многие наши партнеры работали по собственной разрешительной системе. Поэтому на несколько месяцев мы еще не лишены европейских рынков сбыта..

Предприятие собеседника работает с европейскими покупателями несколько лет, и за это время они стали друг для друга важными и надежными партнерами, которых не хочется терять. Поэтому, говорит директор, у западных партнеров есть планы добиваться отмены санкций на уровне правительств своих стран:

— Мы тоже не сидим на месте и думаем, как продолжить поставлять товар и после вступления санкций в силу. Везти наши изделия — а это деревянная продукция для ландшафтного дизайна — под кодом 94 не выйдет. Переориентировать предприятие под производство мебели тоже не хочется. Также прорабатываем варианты с диверсификацией рынков сбыта.

Фото: gkstrong.ru

Артем Чернухо считает, что в целом ситуация для белорусского рынка деревообработки серьезная, но не критичная. Чтобы выйти из нее победителями, бизнесу нужно работать сообща, вместе с государственными органами, считает предприниматель:

— Причем последним стоит учитывать интересы частных предприятий в большей степени, чем обычно. И мы чувствуем это уже сейчас: торгово-промышленная палата, например, уже помогает нам найти новые рынки сбыта и организовать туда поставки.

Читайте также