Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,52 USD 2,518 -0,0035
  • 3,06 EUR 3,0592 -0,0014
  • 3,41 100 RUB 3,4103 +0,0041
Рынки
Ольга Ленская, «Про бизнес» 18 января 2021

Прощайте, «танцы с бубном» — как пандемия повлияла на инвестиционный климат и рынок М&А

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

Хорошая новость на рынке M&A в том, что, несмотря на пандемию, карантин, закрытие границ и кризис, он не встал. Более того — он настолько оживился, что третий квартал 2020 по числу активностей стал одним из самых заметных на фоне последних лет. Управляющий партнер юридической фирмы COBALT в Беларуси Дарья Жук и M&A Advisor, аккредитованный бизнес-консультант ЕБРР Илья Солодухо подводят итоги и обозначают тренды на белорусском рынке сделок слияния-поглощения.

Управляющий партнер юридической фирмы COBALT в Беларуси Дарья Жук
Дарья Жук
Управляющий партнер юридической фирмы COBALT в Беларуси
M&A Advisor’ом, аккредитованный бизнес-консультант ЕБРР Илья Солодухо
Илья Солодухо
M&A Advisor, аккредитованный бизнес-консультант ЕБРР
   

Сдержанный оптимизм

Активность и оживление на рынке сделок эксперты начали фиксировать еще с лета, когда, например, Лондонская фондовая биржа (LSE) достигла уровня 2019 года по выводу новых компаний: 81 листинг, более $ 50 млрд долларов, привлеченных в капитал, 53 IPO. Причем самым успешным стал выход KASPI — финтеха из Казахстана. Капитализация компании составила $ 6,5 млрд.

Отличный результат для страны, жители которой шутят про себя, что у них «есть только два вида бизнеса: что-то сажать в землю и что-то доставать из земли».

LSE также делает ежегодное исследование по развивающимся рынкам и компаниям из региона EMEA & Central Asia, к которому относится и Беларусь.

Дарья Жук (Д.Ж.): И как ни странно, несмотря на многочисленные неблагоприятные факторы, третий квартал 2020 года стал здесь одним из самых успешных за последние годы. Деловая активность наблюдалась и на рынках капитала, и по долговому финансированию. И по цепочкам это передалось в Беларусь: 2020 год у нас получился наиболее загруженным. Причем сделки были на разных стадиях реализации, многие на стадии воронки — т.е. уже есть планы на 1−2 кварталы 2021-го. Движение есть, и это повод для сдержанного оптимизма.

Илья Солодухо (И.С.): Есть около десятка известных мне международных компаний, которые сейчас активно двигаются в сторону IPO и проводят сделки в разных регионах в качестве стратегического инвестора. Цель у них одна: быстро укрупниться. «Стратеги» покупают в разных странах, в том числе часть из них находится в коммуникациях по приобретению белорусских компаний или компаний с белорусскими корнями. Примечательно, что оценка компаний в связи с ковидом не упала. Оценка адекватная, иногда даже хорошая.

Фото: goodfon.ru
Фото: goodfon.ru

Что поменялось

По мнению экспертов, 2020 для рынка M&A отмечен несколькими ключевыми трендами, среди которых выделяется скорость принятия решений по M&A. «Стратеги» перестали «бегать по рынку» и бесконечно искать самый лучший вариант.

И.С.: Раньше было много «танцев с бубнами»: давайте сделаем так или попробуем сделать вот так… Сейчас все стало проще, потенциальные инвесторы четко знают, чего хотят. Позиция компаний тоже стала более взвешенной, к ним приходит понимание того, что надо либо идти в сделку, либо отложить этот процесс на некоторое время. Стало проще и быстрее «договариваться на берегу», на это уходит гораздо меньше времени.

Д.Ж.: В корпоративном мире были обычны длительные этапы подготовки сделок, роуд-шоу. Но сейчас этап премаркетинга полностью ушел в онлайн, стал очень быстрым, все материалы очень четкие и прозрачные. Эти стадии сократилась. Общий тренд — все готовы договариваться и делать сделки очень быстро. Все более сфокусированы на результате.

Онлайн — это не проблема

Понятие «стол переговоров» в 2020 году трансформировалось в «дисплей переговоров», при этом качество коммуникаций, по мнению наших экспертов, от этого принципиально не пострадало.

И.С.: В этой сфере и без того много процессов было организовано в онлайне, через электронные способы коммуникации. Нельзя сказать, что пандемия COVID-19 сильно повлияла на деловые практики. Исходя из реалий 2020 года хочу отметить, что компании, как и люди, разделились на две категории:

1. Есть те, кто хочет встречаться, более того — скучает по встречам, у них есть потребность в живом общении. При этом раньше у них наблюдалась определенная усталость от бесконечных командировок, был некий «перегруз». Теперь выехать никуда практически невозможно, поэтому каждая встреча вживую — событие.

2. Вторая категория — это те, кто, следуя рекомендациям, ушел в онлайн и сильно повысил свою продуктивность. Например, на один день можно распланировать сразу по несколько онлайн-сессий. Этот формат на интуитивном уровне уже принят, люди готовы так себя вести и общаться.

Фото: youtube.com
Фото: youtube.com

Новые фокусировки

Аналитики UBS трактуют случившееся в 2020 году как кризис общественного здравоохранения, который сильно повлиял на потребительское поведение: оно уже никогда не будет прежним. Очевидные тренды — тотальная дижитализация и уход в онлайн везде, где это возможно. При этом прежние общие драйверы сохранятся: урбанизация, старение и рост численности населения.

Д.Ж.: Эта комбинация порождает определенные инвестиционные стратегии. В фокусе оказываются технологии, нацеленные на здоровье и развитие человека, устойчивые инвестиции, связанные с окружающей средой и зеленой энергетикой, разумным потреблением, онлайн-образованием, удаленным взаимодействием с гражданской, общественной и административной средой. В тренде также лидеры прошлых лет — e-commerce и fintech.

Из специфических трендов я назвала бы финансовые инструменты, непосредственно связанные с COVID — такие, как, скажем, суверенные ковид-бонды.

Поясню на примере. Правительства Узбекистана и Венгрии таким образом привлекали деньги, чтобы поддержать внутренний спрос и экономику. Международные банки и финансовые корпорации (ЕБРР, МФК) выделяли специальное финансирование для бизнеса для преодоления последствий COVID. Некоторые наши белорусские клиенты (как правило, экспортно ориентированные производственные компании частного сектора) успешно привлекли такие ресурсы.

Кстати, стоимость заемного капитала также снизилась в 2020. Поэтому, выбирая между M&A и долговым финансированием как финансовыми инструментами, компаниям было над чем подумать и между чем выбирать.

И.С.: Топ-менеджеры из «большой четверки» аудиторских компаний, имеющих свои инвестиционные подразделения, отмечают несколько сегментов экономики, которые, по их мнению, будут очень востребованы в ближайшее время. Это:

  • Доставка еды
  • Все, что связано с мобильностью, а также с сервисами по удаленной работе
  • Софт — прежде всего, связанный с финансами
  • Биотехнологии.
Фото: gazeta.ru
Фото: gazeta.ru

Три старых и несколько новых

В Беларуси среди инвестиционно привлекательных сфер традиционно выделялись три:

  • Агросектор (в широком понимании — включая также переработку)
  • Коммерческая недвижимость
  • ИT.

Здесь, по крайней мере в последние годы, рынок M&A фиксировал неединичные сделки.

Как эти «таргеты» повели себя в ковидный год, что может добавиться к этому списку?

И.С.: Сельское хозяйство в последние несколько лет не было привлекательно настолько, чтобы можно было рассчитывать здесь заработать. Инвесторы, которые туда приходили, преследовали другие цели: развить переработку, получить доступ к долгосрочной аренде, возможности по работе с рынком ЕврАзЭС.

К тому же в этой сфере у нас много особенностей — начиная от зоны рискового земледелия и заканчивая специфическими вкусовыми предпочтениями на местных рынках. Вкус продуктов питания, которые производятся в Беларуси, не всегда совпадает с привычками европейского покупателя. Но если ты начинаешь менять ассортимент, то тогда не попадаешь в местный рынок. Плюс ограничения — границы, протекция, сертификация…

Недвижимость. Многие уже точно определились, что не вернутся в офисы в том количестве, как находились там ранее. И поэтому все то, что строилось и строится из коммерческой недвижимости, будет под знаком вопроса: куда девать и кому сдавать?

В ИT в этом году было несколько сделок, не очень крупных — от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов США. Компании небольшого размера покупали более мелкие. Но их участниками не были значимые глобальные игроки. Дело в том, что в связи с ковидом некоторые сферы «отвалились», клиенты ушли, например, это касается туризма. И поэтому отдельные ИT-компании начали фокусировать свое внимание не на аутсортинге, а на продуктовых темах. Для себя они определили, что в продуктах больше финансового «выхлопа», стабильности и ясности.

Еще один тренд — желание фондов доинвестировать имеющиеся у них ресурсы. Поэтому к белорусским аутсорсинговым компаниям в ИТ-секторе возникло повышенное внимание. Сейчас уже около десятка фондов активно смотрят на белорусский аутсорс — это то, чего не было в прошлые годы.

ИТ также начали открывать дополнительные офисы в разных регионах. Не всегда это только релокация, много примеров, когда открываемые офисы позволяют им решать определенные задачи. Например, белорусские компании пишут софт под задачи западных клиентов, которые, в свою очередь, не планируют в обозримом будущем прекращать сотрудничество. Однако их зарубежные заказчики часто не готовы идти на риски временной остановки проектов по независящим от бизнеса причинам. Чтобы такие риски убрать, западные партнеры предлагают белорусам открыть офис в ЕС.

Фото: bobr.by
Фото: bobr.by

Д.Ж.: Исходя из сопровождаемых нами проектов в ИT отмечу также тренд на вертикальную интеграцию, когда белорусского подрядчика покупает его зарубежный заказчик, интегрируя его в свою международную группу. Такие сделки по масштабу, как правило, выше средних (могли быть от нескольких миллионов до нескольких десятков миллионов).

Кроме M&A с разработчиками софта и продуктовыми компаниями, есть активность и в е-commerce. Инвесторы проявляли интерес к разным направлениям и на разных стадиях в развлекательной индустрии (онлайн и офлайн), медтехе и проектах в сфере цифровизации образования.

По нашему портфелю в этом году добавлю производственную сферу, которая представлена очень хорошо: машиностроение, производство стройматериалов, мебель, текстиль. В этих секторах были сделки, но в них белорусские компании не были единственной целью инвесторов, это была глобальная покупка активов, например, в Европе и в том секторе, где были интересные активы, — также в Беларуси.

По недвижимости соглашусь с прогнозом, что интерес к коммерческой будет угасать. Но жилая застройка останется в тренде.

Вера остается

Как видим, эксперты поддержали гипотезу, согласно которой Беларусь уже вошла в глобальное инвестиционное пространство, и какой-то исключительностью местный рынок M&A не обладает. Над сделками работают трансграничные команды, которые успешно решают вопросы, связанные с особенностями юрисдикций и страновыми отличиями. Плюс у фондов и банков есть финансовые ресурсы, которые ищут новые интересные проекты.

Д.Ж.: Как итог 2020 — очевидно, что европейские компании не меняют своей долгосрочной стратегии в отношении Беларуси. Есть твердая уверенность в том, что дальше инвестиционный климат будет более благоприятным, экономика — более открытой, станет больше инвестиций как через M&A, так и через «гринфилды».

И.С.: В 2019 было ощущение, что 2020 будет взрывным по числу сделок. Этого не случилось. Но сделки есть, мы не застряли. Часть сделок 2020-го не отменилась — они просто перетекают на 2021-й. Инвесторы верят, что в обозримом будущем инвестиционный потенциал Беларуси будет реализован. Возможно, не прямо сейчас — но совсем скоро. И, конечно, инвесторы не хотят запрыгивать в последний вагон. Они хотят заранее застолбить место.

Читайте также