Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,56 USD 2,5593 +0,0199
  • 2,88 EUR 2,8761 +0,0275
  • 3,39 100 RUB 3,3862 -0,0181
Финансы Ольга Ленская, «Про бизнес» 18 октября 2021

При корректировке налоговой базы избегайте этих рискованных схем: 5 примеров

Фото: auto.bigmir.net
Фото: auto.bigmir.net

Налоговая практика по п. 4 ст. 33 НК РБ о корректировке налоговой базы формируется уже 3-й год. По словам Елены Жугер, директора компании «БелАудитАльянс», норма достаточно лаконична и не дает четкого понимания, какие именно нарушения под нее попадают, а какие — нет. «Мы обобщаем налоговую практику по проверкам, при которых нарушения квалифицируют по п. 4. ст. 33 НК. Такие кейсы будут вам полезны и помогут исключить рискованные схемы из практики своей компании», — говорит Елена. Подробности — в материале.


Елена Жугер
Елена Жугер
Собственник и директор компании «БелАудитАльянс», аттестованный аудитор и налоговый консультант, эксперт по налоговым проверкам

В рамках п. 4 ст. 33 налоговые органы в ходе проверки вправе произвести корректировку налоговой базы в случае, если:

1. Установлено искажение сведений о фактах (совокупности фактов) совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском и (или) налоговом учете, налоговых декларациях (расчетах), а также в других документах и (или) информации, необходимых для исчисления и уплаты налогов (сборов)

2. Основной целью совершения хозяйственной операции являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет, возврат суммы налога (сбора)

3. Отсутствие реальности совершения хозяйственной операции (включая случаи, когда фактически не поступил товар (нематериальные активы), не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права). К сожалению, сама норма очень «лаконична» — нет четкого понимания, какие нарушения попадают под эту норму, а какие нет.Нет четкой квалификации «деловой цели» сделки, нет понимания, какое дробление правильное, а какое нет. Вопросов много, а отвечать налоговые органы на них не спешат. Приходится руководствоваться практикой налоговых проверок.

Частично МНС РБ дает примеры корректировки налоговой базы на сайте МНС. Мы в «БелАудитАльянс» с начала введения названной нормы собираем и обобщаем налоговую практику по проверкам, при которых нарушения квалифицируют по п. 4. ст. 33 НК и делимся этими кейсами, чтобы вы могли исключить рискованные схемы из своей деятельности.

Пример № 1: использование договоров комиссии

В ходе проверки ООО «Х» установлено, что в проверяемом периоде у этой компании были взаимоотношения со взаимозависимыми лицами. Предметом этих отношений являлась реализация товаров, переданных ООО «Х» по договорам комиссии.

Анализ изученных в ходе проверки документов показал, что финансово-хозяйственная деятельность ООО «Х» осуществлялась в рамках не одного юридического лица, которое применяло общую систему налогообложения, а нескольких юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, применяющих особый режим налогообложения — упрощенную систему (УСН).

Все субъекты хозяйствования объединены общими целями, участием в уставных фондах, договорными отношениями и неформальными договоренностями, что указывает на использование схемы «дробления» бизнеса с целью снижения налоговой нагрузки ООО «Х».

В ходе проверки собраны доказательства, подтверждающие нарушение, на основании кадровых, организационных, налоговых и финансовых признаков.

В результате создания нескольких взаимозависимых субъектов хозяйствования, осуществляющих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения особого режима налогообложения, с целью использования преимуществ, предусмотренных таким режимом, с учетом статьи 33 НК, произведена корректировка налоговой базы НДС и налога на прибыль, что привело к неполной уплате налогов в сумме 1 615 000 бел. рублей (около $ 650 000).

Фото: igroznaika.ru
Фото: igroznaika.ru

Пример № 2: импорт товара с дальнейшей его реализацией в Россию

В ходе камерального контроля деклараций по НДС одного из субъектов хозяйствования установлено: организация импортировала в Беларусь товар из стран дальнего зарубежья и в дальнейшем поставляла его в Россию, — рассказала заместитель начальника инспекции МНС по Центральному району Наталья Желобкова. — При детальном изучении документов и информации, имеющейся в инспекции, выявлено: при отсутствии переработки экспортируемого товара на территории нашей страны данная организация изменила код товара по ТН ВОД. Целью этого стал «беспрепятственный» сбыт в страну-соседку. Поскольку ввозимый и в последующем реализуемый без изменений товар подпадал под санкции, запрещающие его ввоз в РФ.

Организации направлено уведомление по камеральному контролю с предложением внести в добровольном порядке изменения в налоговые декларации по НДС. В результате был предотвращен возврат из бюджета НДС в размере 41 300 бел. рублей (около $ 16 800). Также дополнительно поступил налог в сумме 16 900 бел. рублей (около $ 6 880).

Пример № 3: ПУД не соответствует действительности

Инспекцией по Железнодорожному району г. Гомеля был установлен субъект ООО «М», использующий несколько схем ухода от налогообложения.

В ходе проверки этого субъекта собрано достаточно оснований, для корректировки налоговой базы по налогу на прибыль в соответствии со статьей 33 НК Беларуси. Инспекцией доказано, что принятые к бухгалтерскому учету первичные учетные документы, подтверждающие затраты организации, не соответствовали действительности.

Услуги индивидуальных предпринимателей — работников этой организации по изготовлению металлоконструкций, обработке металла, а также аренде оборудования, которые отражались в актах выполненных работ, — фактически ими не выполнялись и не оказывались, однако за данные работы и услуги на расчетные счета указанных ИП регулярно перечислялись денежные средства.

По результатам проверки, плательщику ООО «М» были предъявлены к уплате значительные суммы налогов. По налогу на прибыль предъявлена доплата в размере 79 000 бел. рублей (около $ 32 150). Кроме того, перечисленные в адрес ИП денежные средства признаны иными доходами физических лиц, полученными от организаций. Что, в свою очередь, послужило основанием для предъявления сумм подоходного налога субъекту хозяйствования как налоговому агенту в размере 8 900 бел. рублей (около $ 3 620).

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Пример № 4: налог на недвижимость и субаренда

Налоговым органом представлены доказательства по трем фактам заключения договоров субаренды, лишенных хозяйственного и экономического смысла для УП «V».

В двух случаях первоначально договоры аренды помещений заключались между собственниками помещений (граждане, ИП) и УП «V» (арендатор) с уплатой последним налога на недвижимость по ставке 1 %. Впоследствии по инициативе арендатора указанные договоры досрочно расторгались по соглашению сторон. На следующий день эти же помещения предоставляются ИП А. во временное возмездное владение и пользование, который, в свою очередь, в тот же день заключает договоры субаренды с УП «V» (субарендатор) и передает ему указанные помещения в субаренду.

По третьему факту договор аренды помещения изначально заключен между гражданином, собственником арендуемого помещения, и ИП А., который передал это помещение в субаренду УП «V». Поскольку ИП А. не обладал статусом плательщика налога на недвижимость, налог на недвижимость по переданным в аренду помещениям уплачивали сами собственники (граждане, ИП) по ставке 0,1 %.

В своих объяснениях директор УП «V», он же ИП А., пояснил, что необходимость заключения договоров субаренды продиктована тем, что собственники помещения предъявляли более жесткие требования к своевременной уплате арендных платежей. Заключение договора аренды напрямую с собственником помещения накладывает определенную нагрузку: в случае несвоевременной уплаты аренды, возникает риск расторжения договора, что, в свою очередь, предполагает потерю торгового объекта.

При вынесении решения налоговым органом учтена взаимозависимость и аффилированность заявителя и ИП А., а также пояснения собственников помещений, согласно которым инициатива по заключению договора аренды с ИП А. исходила именно от него. Кроме того, налоговый орган обратил внимание, что заключению договоров субаренды предшествовали длительные отношения УП «V» с собственниками помещений по их аренде напрямую. Фактически УП «V» как осуществляли деятельность в помещениях до заключения договоров субаренды, так и продолжили осуществлять свою деятельность.

Суд пришел к выводу, что налогоплательщиком в проверяемый период были совершены действия по умышленному созданию дополнительного звена в цепочке аренды помещений УП «V» с целью снижения своих налоговых обязательств и создания искусственной ситуации, при которой ИП А. фактически являлся посредником между собственниками помещений и УП «В». Налоговым органом сделан правомерный вывод, что основной целью при заключении договоров субаренды УП «V» с ИП А. являлась неуплата налога на недвижимость: УП «В» не являлось плательщиком налога на недвижимость по ставке 1 % от стоимости арендованного имущества. Уплата налога на недвижимость по ставке 0,1 % по данным объектам недвижимости осуществлялась собственниками помещений.

Оценив установленные фактические обстоятельства и доказательства, экономический суд отказал в удовлетворении требований торгового унитарного предприятия о признании недействительным решения налогового органа от 2 мая 2020 года.

Подробности кейса можно узнать в материалах верховного суда.

Фото: zen.yandex.ru
Фото: zen.yandex.ru

Пример № 5: аффилированные лица

5.1. При проведении выборочной проверки ООО «Ш» выявлена схема «дробления бизнеса», в которой аффилированными лицами ООО «Ш» создано и в последующем «искусственно» использовано ООО «Л». ООО «Л», не имея собственных производственных фондов, фактически «прикрывало» реальную деятельность ООО «Ш», что позволило последнему занизить свою выручку от реализации услуг, формально передав ее часть на ООО «Л», соблюсти критерии для применения более выгодного режима налогообложения (УНС без НДС) и «сэкономить» на налогах.

Кроме того, должностные лица и фактический руководитель ООО «Ш» инициировали реализацию имущества в свой адрес и в адрес взаимозависимых лиц по заведомо заниженной стоимости, что позволило также недоплатить в бюджет «кругленькую» сумму налогов.

5.2. В ходе проведения камерального контроля деклараций по НДС организации «А» инспекцией МНС по Центральному району г. Гомеля были установлены нарушения, повлекшие за собой корректировку плательщиком налоговой базы по НДС и налогу на прибыль, доплату НДС в сумме 203 600 бел. рублей (около $ 82 870).

В чем суть нарушения? В ходе проведения последующего этапа камерального контроля организации «А», осуществляющей деятельность по обеспечению физического комфорта в СПА-центре «ХХХ», установлена схема дробления бизнеса путем перераспределения и передачи части выручки по оказанию услуг на аффилированную компанию, что позволило соблюсти по итогам 2019 года критерии валовой выручки для применения в 2020 году упрощенной системы налогообложения без уплаты НДС.

В ходе проверки установлена взаимозависимость двух субъектов хозяйствования, а также собраны доказательства, что фактическое оказание услуг по обеспечению комфорта производится на общей территории, с использованием общих помещений, оборудования, инвентаря, общей вывески, прейскуранта с нанесением на них фирменного логотипа. Штат работников аффилированной компании сформирован за счет бывших работников организации «А», которые переведены на аффилированную компанию либо работают по совместительству.

Налоговым органом в адрес организации «А» было направлено уведомление по камеральному контролю с предложением внести в добровольном порядке изменения в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. Плательщик в добровольном порядке представил уточненные декларации и доплатил налоги в бюджет.

Приведенные выше примеры должны послужить основанием для компании самостоятельно проанализировать собственную финансово-хозяйственную деятельность, оценить риски и принять адекватное решение об исключении искусственных схем минимизации налогов из практики.

Читайте также