Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,5196 +0,006
  • 2,97 EUR 2,9703 +0,0106
  • 3,4 100 RUB 3,401 -0,0086
Личный опыт Екатерина Воронкова, «Про бизнес» 5 июля 2021

«Нам отказывали, крутили пальцем у виска» — чего стоило превратить фест стритфуда в городской бренд

Егор Рытвинский. Фото: личный архив
Егор Рытвинский. Фото: личный архив

Городской пикник Vulitsa Ezha — один из самых популярных в Беларуси фестивалей. На мероприятие приходят семьями и целыми компаниями, а блогеры готовят яркий контент на местных локациях. Каждый считает своим долгом зачекиниться на фесте. Как запустить принципиально новый для рынка проект и превратить городской ивент в узнаваемый бренд? Об этом рассказал основатель проекта Егор Рытвинский.

«Начинали, когда белорусский стритфуд ассоциировался с „Хутка Смачна“»

— История Vulitsa Ezha началась в 2015 году, когда я попал на украинский фестиваль «Ulichnaya Eda» от организатора Романа Тугашева. Он — легенда гастрономического движения в Киеве, один из первопроходцев идеи стритфуд-культуры на постсоветском пространстве. Он начал вкладывать новый смысл в культуру уличной еды и показал, что это не блюда для бедных, а настоящий мировой тренд.

Беларуси было далеко до уровня Киева. Для нас понятия уличной еды ограничивались небольшими киосками вроде «Хутка Смачна», куда точно не приходили отдохнуть или побеседовать с друзьями.

Я так загорелся идеей фестиваля уличной еды, что решил создать такой формат в Минске. Буквально за месяц собрал небольшую команду из трех человек и вдохновил начать работу над собственным ивентом. На нас легла основная нагрузка: организация фуд-корта, застройка площадки, создание инфраструктуры, поиск участников.

Первый фестиваль мы провели уже в сентябре 2015 года. Сначала нам мешала погода: почти два дня непрерывно шел дождь. До сих пор помню, как на нашей сцене постоянно улетал навес от ветра, все промокало.

Егор Рытвинский. Фото: личный архив
Егор Рытвинский. Фото: личный архив

А еще было невероятно сложно найти участников! Мы несколько недель ходили по заведениям и упрашивали владельцев вывезти кухню в местный городской парк на два дня.

Нам отказывали, крутили пальцем у виска и говорили: «Это невозможно!»

Чудом мы нашли 20 потенциальных участников. Но и здесь все оказалось не так просто: 5 из них не доехали, еще несколько не вышли на второй день фестиваля. Тогда не было ни брендированных палаток, ни уникальных блюд. Все выезжали с тем, что было.

Но все же в конце фестиваля мы были очень довольны своей работой. Нас тепло встретили: на мероприятие пришли 2000 человек. А еще гости говорили: «Крутой формат, мы такого еще не видели. Он нужен городу, продолжайте в том же духе!» И мы продолжили.

«Потратили $ 10 000 и не получили ни рубля прибыли»

Первый фестиваль был бесплатным и существовал полностью за наш счет. После его окончания мы собрались, прикинули, сколько денег ушло безвозвратно, и ужаснулись — траты были большие. Мы потратили порядка $ 10 000.

Возникли сомнения: а стоит ли пытаться проводить что-то подобное еще? К счастью, уже тогда мы четко видели: у проекта есть будущее, мы можем выйти в плюс. А еще нас поддерживала глобальная миссия — продвижение гастрономической культуры в родной стране. Поэтому мы решили попробовать снова и организовали фестиваль в 2016 году.

Егор Рытвинский. Фото: личный архив
Егор Рытвинский. Фото: личный архив

Второй фестиваль прошел лучше, чем первый. Проект начал окупаться, потому что мы ввели платный вход на мероприятие. Это помогло покрыть издержки. К тому же мы уже имели за плечами опыт и не тратили лишнего из бюджета.

Вообще, фестивальный бизнес — долгоиграющая история, которую невозможно идеально подготовить с первого раза. Сначала мы работали на имидж, а сейчас имидж стал работать на нас. Мы постоянно повышаем уровень фестиваля и хотим показать: Vulitsa Ezha — проверенная временем единица.

Вот что мы сделали, чтобы вырасти:

  • Работали над имиджем и репутацией — реагировали на обратную связь, работали с участниками фестиваля, совершенствуя их предложения для феста, оттачивали позиционирование в медиа и соцсетях
  • Привлекали известных партнеров и спонсоров — это не только помогало окупать затраты, но и поддерживало наш статус масштабного городского ивента. Нужно думать как партнер, помогать ему в достижении бизнес-целей, развивать его идеи
  • Выстраивали бренд. А для этого — четко формулировали и доносили до аудитории свои ценности. Важно, чтобы люди могли найти в ивенте что-то близкое, что откликается у них самих. Нужно быть на одной волне, понимать запросы и удовлетворять их. Если вы молодежный бренд, то дизайн, коммуникация с гостями, локации и вся концепция в целом будут отталкиваться от того, что наиболее модно и популярно сейчас
  • Фокусировались на продвижении. Любая инициатива требует качественной маркетинговой поддержки. Сейчас мы строим рекламные кампании 360°. Ее суть — в совмещении диджитал- и офлайн-маркетинга, использовании как платных, так и бесплатных каналов продвижения, а также каналов для привлечения и удержания аудитории
  • Налаживали инфопартнерство. Мы активно сотрудничаем со многими информационными партнерами. Всем интересно рассказать про нас. Пускай медиа не вкладывают в проект деньги как рекламодатели, но информационная поддержка помогает привлекать больше гостей на мероприятие
  • Работали с отзывами. На Vulitsa Ezha более 90% обратной связи — это благодарности. Мы постоянно мониторим отзывы, отвечаем даже в дни фестиваля, оцениваем идеи, которые нам предлагают, с точки зрения возможности реализации. Иногда отзывы помогают обратить внимание на нюансы, которые мы сами могли не заметить
  • Тщательно подбирали участников. Чтобы стать участником, нужно приготовить эксклюзивное блюдо только для фестиваля Vulitsa Ezha. Например, у нас можно попробовать пирог с улитками, перепела под брусничным соусом, хот-дог с томленой олениной, восточный суп Шурпа и многое другое. 
  • Усилили команду. Сейчас над подготовкой ивентов работает 15 человек, не считая волонтеров. Это организаторы, дизайнеры, SMM-щики… За каждым закреплена своя обязанность или локация на фестивале. Важно относиться к своей зоне ответственности как к маленькому бизнесу, стремиться развивать его, гореть фестивалем. Тогда партнеры, медиа, блогеры и гости тоже проникаются этим чувством и начинают верить в проект.

«Расходы выросли в 4 раза, а посещаемость — в 9»

По сравнению с первым сезоном посещаемость фестиваля выросла почти в 9 раз: в июне 2021 у нас было более 18 000 гостей.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Однако с ростом фестиваля резко выросли и затраты. За 6 сезонов мы медленно перешли от суммы в $ 10 000 до $ 40 000. Это оплата аренды площадки, создание инфраструктуры (электричество, санитарные зоны), расходы на главную сцену и артистов, продакшн брендинга и pos-материалов и т.д.

Рентабельность фестиваля зависит от многих факторов: направленности ивента (музыкальный, семейный, пивной и т.д.), стоимости билетов, количества партнеров и т.д. Если смотреть на российский рынок, то там коллеги говорят о рентабельности в среднем в 15%. Думаю, что в Беларуси показатель близок к этой цифре, но точно не выше. Этот бизнес нельзя назвать высокодоходным и маржинальным.

Зато у Vulitsa Ezha нет конкурентов. Конечно, есть похожие фестивали — «Рок за Бобров» или «LIDBEER». Но там упор сделан на напитки или музыку. Для нас же важны все три составляющие: еда, музыка и развлечения. Но основное все же еда. В разные периоды появлялись продукты, которые копировали модель Vulitsa Ezha, но в итоге не удержались на плаву.

Если ты не понимаешь, как должен выглядеть качественный продукт, то как ни копируй — не выйдет.Так мы остаемся пока единственным фестивалем в формате городского пикника.

Но и сейчас у нас есть трудности. Например, из-за карантина, закрытых границ и ограничений в авиасообщении регулярно возникают вопросы: а как привезти к нам артистов? В этом году российская группа Pompeya должна была лететь самолетом, но они не успели купить билеты. В итоге ребята приехали к нам поездом, потратив в 2 раза больше времени.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Часто у гостей есть вопросы к локации и инфраструктуре. Например, мы сами ставим генераторы и рассчитываем их количество, мощность на два дня фестиваля. У нас даже есть своя команда техников, которая быстро устраняет технические неполадки.

Важно помнить, что не бывает мероприятий без нюансов. Не нужно нервничать, лучше спокойно взвесить все варианты решения и выбрать наилучший из возможных.

«Все наладится, если ты готов к рискам»

Организация фестивалей — живая, постоянно меняющаяся сфера. Мероприятия могут в любой момент появляться, потом — схлопываться, а потом возрождаться снова. Так произошло в период карантина: многим пришлось отменить или перенести ивенты, а этим летом с новой силой их перезапустить. Многие снова открываются и пытаются повторить яркий и эффектный 2019 год.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Мой совет после пережитого карантина — всегда нужно быть готовым к худшим сценариям и держать оборону.

Все наладится, если ты подготовлен к рискам или у тебя гибкая бизнес-модель.Например, у нас большая часть билетов приобретается в день фестиваля или накануне. Это позволяет минимизировать риски при возврате. Плюс наша маркетинговая стратегия в Сети — вещь достаточно мобильная в плане сроков: даты запуска рекламной кампании в диджитал легче сместить, чем в наружной рекламе. Они почти не привязаны к печати, размещению на носителях, которые нужно бронировать заранее.

Кроме того, у нас обычно 3 мероприятия в одном сезоне, поэтому отмена одного из них и перенос активностей ощущается не так болезненно. Так же и с партнерами: договоренности с ними можно переносить.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Результаты пикника в 2021 году показали: мы вышли на уровень, который был в доковидные времена. Сейчас планы строятся на краткосрочную перспективу, сложно быть уверенным в завтрашнем дне. Но мы точно знаем: проект будет развиваться, предлагать гостям новые сервисы и активности. Если следующий год нас порадует — будем проводить городской пикник в регионах страны.

Важно не бояться, делать свой проект на «десяточку». Тогда о нем будут говорить все.

Читайте также