Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,62 USD 2,6234 +0,0215
  • 3,15 EUR 3,1515 +0,0108
  • 3,52 100 RUB 3,5161 +0,0015
Личный опыт
«Про бизнес» 25 ноября 2020

От местных фестивалей до своей школы диджеинга — как друзья из Екатеринбурга построили бизнес и замахнулись на столицу

Сергей Семин. Фото из личного архива
Сергей Семин. Фото из личного архива

Друзья Сергей Семин и Михаил Криницын из Екатеринбурга много лет работали в сфере ивент-промоушена — организовывали вечеринки в ночных клубах и музыкальные фестивали. Набравшись опыта, парни решили запустить школу диджеинга по франшизе, которая успешно работала в Москве и Санкт-Петербурге. Но не вытерпели постоянного контроля и разошлись с основателями.

Вместо того, чтобы сдаться, Сергей и Михаил основали собственную школу электронной музыки Impulse. Спустя два года после старта — у проекта три филиала и амбициозные планы. О том, как развивается проект и почему масштабироваться на Москву удобнее из регионов, Сергей Семин рассказал в материале.

«В 14 лет стал за пульт, а с 18 не вылезал из ночных клубов»

— Так случилось, что вся моя жизнь связана с ночными клубами, барами и тусовками. В 14 лет я встал за диджейский пульт и увлекся электронной музыкой. Меня не пускали в ночные клубы из-за возраста, но я уже втянулся в эту «движуху» заочно. Еще в старших классах проводил дискотеки в собственной школе и нескольких других, меня приглашали завучи по рекомендациям.

Я почти не работал в найме — недолгое время был барменом, с первой зарплаты купил себе вертушки (виниловый проигрыватель). А затем стал арт-директором заведения, в котором до этого работал. Но я довольно быстро понял, что хочу заниматься организацией вечеринок и мероприятий.

Работа в сфере организации вечеринок начиналась у меня со смешного: мы с друзьями ходили по дворам и расклеивали на столбах распечатанные на принтере афиши вечеринок.

Поначалу мероприятия ничего мне не приносили — я просто был счастлив, что их получилось провести, и копил опыт.Миша, с которым мы потом совместно открыли дело, тоже был организатором вечеринок. С ним познакомились давно, потому что оба интересовались клубной культурой, были активными в плане тусовочной жизни Екатеринбурга. С 2009 года мы оба работали в сфере ивент-промоушена. Занимались организацией и PR музыкальных фестивалей, в том числе и электронной музыки. Проводили мероприятия в клубах Екатеринбурга — с аудиторией вплоть до 2 тыс. человек.

Я сам немного работал диджеем, даже выступал на КаZантип (музыкальный фестиваль электронной музыки, проводился до 2013 года. — Прим. «Про бизнес»).

Михаил Криницын. Фото из личного архива
Михаил Криницын. Фото из личного архива

Мы годами «варились» в этой клубной тусовке в Екатеринбурге и в целом в регионе. Поэтому прекрасно знали, что в городе есть нехватка школ диджеинга.

«Были связаны по рукам и ногам»: почему бизнес по франшизе не подошел

Идея пришла к нам спонтанно. Школа диджеинга стала логичным итогом всей нашей деятельности в сфере ивент-промоушена. Мы накопили достаточно опыта в индустрии, чтобы начать им делиться с молодыми, талантливыми и амбициозными. Оставалось одно сомнение: школ нет, потому что никто не занялся подобными проектами или потому что это недостаточно востребовано для того, чтобы бизнес приносил прибыль?

Мы стали обдумывать открытие школы диджеинга всерьез. И как раз тогда познакомились с ребятами, которые уже открыли такие проекты в Москве и Санкт-Петербурге. Они планировали расширять свой проект и запустить франшизу. Нам предложили стать их первыми франчайзи. Первыми… и последними.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Мы попробовали развиваться по предложенной франчайзером схеме, но очень быстро поняли, что не сработаемся.

Мы с Мишей — творческие люди, нам хотелось придумывать свои фишки, ивенты и движухи. А франшиза связывала нас условиями по рукам и ногам — каждую мелочь приходилось согласовывать, а чаще ее просто забраковывали.Нам не нравились ограничения, им — наши постоянные попытки пойти другим путем. Поэтому мы вскоре прекратили сотрудничество.

«Знали, что ничего не потеряем, даже если провалимся»: почему мы попробовали еще раз

Мы с Мишей решили пойти своим путем и все-таки открыть собственную школу диджеинга. Просто доверились своему ощущению, что такой проект городу нужен.

К тому же у нас было понимание, что совсем не обязательно сходу вкладывать большие деньги в проект. У нас был комплект оборудования, на котором можно было обучать новичков. Оставалось только зарегистрировать компанию и снять небольшое помещение, чтобы приглашать учеников. Наш знакомый сдал каморку, в которой даже оборудование умещалось с трудом, поэтому все вложения на старте составили всего несколько тысяч российских рублей.

Ремонт и обустройство помещения мы почти полностью проводили своими руками. Благодаря этому смогли сильно сэкономить на рабочей силе для ремонта. Конечно, помощников для проведения черновых работ мы нанимали, но в дальнейшем почти все делали сами. Затем мы поставили аппаратуру и колонки, сделали небольшую рекламу в соцсетях и в сентябре 2018 года стартовали.

Мы понимали: даже если проект не взлетит, мы почти ничего не потеряем. И это позволяло нам действовать спокойно, без паники и суеты.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

В целом любой бизнес должен строиться с пониманием того, что он может не принести ничего, а то и стать убыточным. Без мыслей об этом предприниматель будет беспечным, излишне и неоправданно оптимистичным. Это не всегда полезно. Здоровая доля скепсиса и опасений еще никому не повредила.

«Учим заводчан и бизнесменов»: как мы развивали проект

Клиентов (учеников) мы искали через Яндекс.Директ. По нашему опыту, оттуда приходят самые удачные лиды с точки зрения конверсии. В среднем лид для нас стоит от 300 до 500 рос. руб. ($ 3,9−6,6). Сейчас экспериментируем с Instagram — оттуда получаем больше лидов и они дешевле. Но конверсия у них ниже (т.е. количество тех, кто приходит в результате на пробное занятие, ниже).

Объясняется это тем, что в Яндекс. Директ более заинтересованная аудитория, поскольку люди вводили поисковой запрос, который соответствует нашей тематике. В Instagram же работает таргет, но он не гарантирует, что пользователь готов к действию. Он может заполнить анкету, оставить контакты в базе, но дальше не пойти. С такими потенциальными клиентами мы тоже работаем — делаем рассылки о промопредложениях, предлагаем онлайн-обучение.

Поначалу преподаванием мы с Мишей занимались сами. Но потом наняли несколько сотрудников. Сейчас мы полностью контролируем то, как они работают с клиентами, потому что занятия — буквально за стенкой.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Но в будущем, если проект масштабируется и сеть школ расширится на другие города, нам потребуется система удаленного контроля и взаимодействия. Сейчас мы готовимся к такой перспективе и тестируем возможные варианты — пандемия способствовала тому, что часть занятий проходила в онлайн-формате. Это дало нам возможность опробовать его. Теперь планируем отсматривать записи занятий и проводить «работу над ошибками».

Поначалу в школе мы занимались только обучением диджеингу. Но со временем решили добавить такое направление, как продакшен — создание электронной музыки. Сейчас у нас есть 5 курсов: диджеинг, скрейтчинг, создание электронной музыки, создание hip-hop музыки, а также мастеринг и сведение звука.

У школы нет четкого портрета аудитории. Среди наших клиентов есть мужчины и женщины, работники завода и предприниматели. Объединяющий фактор один — интерес к электронной музыке.

С ростом количества учеников в школе мы поняли, что каморке нужна замена, и сняли полуподвальное помещение. Год провели в нем, а затем арендовали площадь побольше. Сейчас тратим на аренду по 50 тыс. рос. руб. в месяц (около $ 660).

Сергей Семин. Фото из личного архива
Сергей Семин. Фото из личного архива

Полуподвальное помещение также сохранили за собой и сейчас делаем в нем ремонт — хотим оборудовать мини-клуб. Это нужно, чтобы наши ученики могли услышать и почувствовать, как музыка звучит в формате заведения, так как одно дело слушать свои записи в наушниках, а совсем другое — на большой площадке.

Мы планировали, что 2020 год станет для нас периодом роста и масштабирования, строили амбициозные планы. Но пандемия, конечно, опустила нас на землю. Мы бросили все силы на то, чтобы сохранить то, что уже наработали. У школы стало больше онлайн-занятий, мы переехали в новый офис — не так уж и плохо для самого жесткого кризиса последних десятилетий.

«Три филиала и планы на Москву»

На данный момент у школы Impulse работают три филиала — в Екатеринбурге, Челябинске и Тюмени. В Екатеринбурге у нас «домашняя» тестовая площадка, где мы обкатываем все идеи и новые программы, которые в дальнейшем планируем внедрять во всей сети.

Последним в начале ноября открылся филиал в Тюмени. Не обошлось без заминок: возникли сложности с помещением, пришлось экстренно искать замену и переезжать. Из-за этого потребовалось переносить записи первых учеников. Мы сначала генерим заявки и продаем, а уже потом открываемся. Поэтому в новом помещении мы открылись в бешеном темпе — буквально за 2 дня. В первые же дни открытия выручка филиала перевалила за 100 тыс. рос. руб. (около $ 1320).

После выхода из франшизы у нас была полная свобода действий. За два года мы поглотили часть конкурентов, увеличили в два раза и оборот, и прибыль.

За первые полтора года работы школы у нас порядка 270 выпускников. Обучение в среднем стоит около 10 тыс. рос. руб. (около $ 130) в месяц. После обучения каждый студент может сразу попробовать свои силы, мы помогаем с организацией выступлений в клубах и на больших площадках, если видим, что человек серьезно намерен строить карьеру в сфере диджеинга.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Сейчас оборот школы составляет примерно 1 млн рос. руб. (около $ 13,2 тыс.). Все средства мы пока вкладываем в развитие бизнеса: закупаем более качественное и современное оборудование, тратим на ремонт в помещении, рекламу школы и т.д.

В планах продолжать расширение сети — рассчитываем открыть школы в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах России. Рассматриваем возможность привлечения инвестора, чтобы ускорить развитие проекта.

Возможно, скоро запустим франшизу. Когда заходишь на рынок не из центральных регионов — это хорошо влияет на деловую репутацию и помогает масштабироваться. Например, у потенциальных партнеров уже не возникает сомнений вроде: «Ну, этот бизнес только в Москве хорошо идет, в других регионах такое не „выстрелит“».

Планы у нас амбициозные, но вполне реалистичные. Мы растем как в количестве выпускников, так и в плане профессионализма. Уверены, что это принесет свои плоды, и мы станем большой и серьезной сетью.

Читайте также