Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,58 USD 2,5843 -0,0101
  • 2,63 EUR 2,6308 -0,0105
  • 4,29 100 RUB 4,2921 -0,005
Capital Day Владислав Кулецкий, фото: Павел Садовский, «Про бизнес» 21 февраля 2022

«У банков есть деньги, но не хватает хороших проектов». Эксперт рассказал, где найти финансирование для бизнеса

«В Беларуси есть деньги для бизнеса. Главное знать, где их искать», — считает управляющий партнер ASER Олег Ильин, который на конференции Сapital Day 2022 сделал подробный обзор существующих на рынке инструментов финансирования. Помимо банковских кредитов, есть еще целый список альтернативных инструментов, не всегда очевидных. Читайте об этом в нашей статье.

Официальный партнер конференции:
индустриальный парк «Великий Камень»
Партнеры конференции:
МТБанк
Visa
РЕИТ Индастриал

Whitebird.io
AIGENIS

Состояние экономики и ситуация на рынке банковского кредитования

— Начну с описания некоторых тенденций в макроэкономике, поскольку она неразрывно связана с банковским сектором. Посмотрите, как ВВП Беларуси развивался с 2015 по 2021 годы. В 2015—2016 гг. был существенный спад, а потом с 2017-го по 2019-й наметился рост. Но в 2020 году экономика потеряла 0,7% по ряду причин, связанных с пандемией, а также политическими и экономическими процессами в стране. Однако в 2021-м мы получили темпы роста в 2,3%.

Основной фактор этого экономического чуда — существенный рост экспорта белорусской продукции на фоне роста глобальных рынков. Плюс есть еще одна интересная тенденция. Белорусская экономика во многом импортоориентированная. Если возьмем, к примеру, машиностроение, то примерно 70% себестоимости — это импортные комплектующие. И, соответственно, на фоне санкций многие предприятия переориентировались с иностранных комплектующих на более дешевые российские или отечественные. У нас вырос экспорт, сократился импорт по некоторым позициям, и в результате получился хороший платежный баланс. Это, в свою очередь, повлияло на стабилизацию курса белорусского рубля.

При этом инфляция за прошлый год у нас почти 10%, в той же России — 8,4%, а в США — 7%. То есть рост, я считаю, не такой значительный. И ставка рефинансирования у нас достаточно близка к уровню инфляции — 9,25% годовых.

В таких условиях в банковской системе можно выделить несколько тенденций. Нацбанк, с одной стороны, повышает ставку рефинансирования, но с другой — не снимает с рынка ликвидность в белорусских рублях: нет аукционов от Нацбанка, поэтому у банков остаются белорусские рубли, которые сегодня некуда девать.

В то же время сейчас выросла стоимость кредитов: и валютных, и рублевых. На это повлияли не только рост инфляции и ставок по депозитам, но и санкционное давление на несколько системообразующих белорусских банков. Они уже не могут фондироваться на западных рынках, как раньше.

В целом белорусские банкиры сейчас ощущают определенный дискомфорт в коммуникациях с европейскими банками.

И последняя тенденция — большинство банков не может сформировать новые кредиты.

Пообщавшись с группой банков, я могу сказать, что им не хватает качественных проектов и компаний, даже просто для выдачи овердрафтов.

При одобрении кредитов банки требуют качественный бизнес-план, а с этим у многих белорусских компаний есть проблемы. Пишут, что окупаемость 3 года, но как только начинаешь делать настоящую финансовую модель, детализированную, то видишь, что, скажем, выручка нарисована из космоса и абсолютно не соотносится с емкостью рынка.

Мы видим сейчас активность банков вокруг индустриального парка «Великий камень», потому что это хороший источник качественных проектов. Также нельзя сбрасывать со счетов свободные экономические зоны. Банки будут искать проекты везде.

«40% кредитов приходятся на Беларусбанк. И рынок будет продолжать укрупняться»

— Сегодня почти 40% кредитов приходятся на Беларусбанк. Сложно сказать, хорошо ли это для экономики страны. Вот в России сейчас идет очень активно консолидация банковской отрасли. И в горизонте 10 лет, как ожидается, останется 8−10 банков, которые будут контролировать 80% всех российских кредитов. В принципе, на белорусском банковском рынке мы наблюдаем то же самое. Здесь есть несколько причин. Одна из основных: за последние 10 лет маржинальность банковского бизнеса снизилась, по разным оценкам, до 2 раз. И у банков единственный выход сегодня — консолидироваться.

Купить другой банк, чтобы нарастить клиентсткую базу в условиях нашей сжатой экономики — самый правильный вариант. Только за прошлый год было две таких сделки. Очень сложно искать новых клиентов. Банки даже создают различные инкубаторы, чтобы выращивать бизнес, будущих клиентов. Так что вполне возможно, что мы увидим в будущем 5 или 6 сильных банков, которые будут иметь 80% кредитов в Беларуси. Остальные будут заниматься лизингом, точечным кредитованием.

Если смотреть по секторам, то можно выделить у банков три любимых сегмента для кредитования. Прежде всего, это торговля, особенно сетевая. Сети — это хороший кредитополучатель ресурсов в белорусских рублях. А с этим у банков как раз проблемы — избыток рублевой ликвидности. Сетевики не будут сейчас финансироваться в иностранной валюте, потому что у нас уже было несколько печальных прецедентов, когда все заканчивалось банкротством.

Дальше идет промышленность и экспортоориентированный средний бизнес.

Ну и, конечно, привлекателен для банков IT-сектор. Для IT-проектов банки вообще придумывают какие-то новые продукты, пакеты. Но наши айтишники сегодня неплохо выросли с точки зрения финансовой грамотности. В компаниях есть финансовые директора, которые управляют денежным потоком, поэтому банкам тоже не всегда просто и комфортно работать в этом сладком секторе.

Есть также проекты, которые теперь попали в условный «черный список» у банков. Однозначно можно сказать, что отношение к стройке поменялось. Если десять лет назад можно было прийти с наличием 50% собственных средств — банк давал еще 50%, и компания строила недвижимость, то теперь такого нет. Сельское хозяйство — тоже традиционно сложная отрасль. Желающих туда вкладываться немного.

Очень интересная тенденция наметилась по кредитным ставкам в белорусских рублях. Мы обзванивали банки специально, чтобы узнать конкретные цифры. У кого-то остались очень дешевые ресурсы, поэтому они готовы «на хороший проект отдать даже ниже ставки рефинансирования», ведь банку эти рубли, в принципе, пристроить некуда.

Другая особенность рынка сейчас — все больше и больше пользуется спросом кредитование в российских рублях. И это абсолютно логично и понятно, потому что товарооборот между Россией и Беларусью — это большой рынок для банков.

Инструменты госфинансирования для бизнеса

— Я очень люблю тему госфинансирования, потому что она, мне кажется, недооценена. Общаясь с теми же исполкомами, часто слышу просьбы подсказать кому-нибудь, что у них есть возможности финансирования. Если никто эти ресурсы не забирает, они просто пропадают.

Один из ключевых институтов поддержки бизнеса — Белорусский инновационный фонд. Он предлагает ресурсы на достаточно комфортных условиях — 0,5 ставки рефинансирования под инновационные проекты. Кроме того, Фонд рассматривает проекты в любых отраслях. Основной критерий — инновационный потенциал бизнеса (организация и освоение производства новой продукции, модернизация производства с внедрением инновационных технологий). Но есть один минус: это достаточно долго и сложно, есть определенная бюрократия. Для того чтобы попасть в шорт-лист, нужно пройти экспертизу в Госкомитете по науке и технологиям, доказать свою инновационность. Эта процедура может длиться год и даже более.

Также помогает бизнесу Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей. Это рабочий вариант, и я вижу, что бизнес все чаще обращается сюда. В прошлом году было профинансировано 43 проекта. Ресурсы получить несложно: все происходит на конкурсной основе. Проводятся 3−4 конкурса в год, и это тоже ресурсы под 0,5 ставки рефинансирования. Главное показать экспорториентированность проекта и создание новых рабочих мест. Однако и тут есть минусы: максимальная сумма — 255 тысяч белорусских рублей.

Остались инновационные фонды областных исполнительных комитетов: в каждой области несколько раз в год проводятся конкурсы. И ресурсы предоставляются на безвозмездной основе. Для инвестионных проектов важно иметь 50% собственных средств и доказать технологичность процесса, который обеспечит средний уровень добавленной стоимости на одного работающего, аналогичный показателям Евросоюза. Размер господдержки — не более: $ 25 тысяч — на подготовительном этапе; $ 100 тысяч — на конструкторско-технологическом этапе.

Поддержка международных финансовых организаций

— В Беларуси также можно рассчитывать на ресурсы трех международных финансовых организаций. Самым интересным всегда был Европейский банк реконструкции и развития, который пока не берет новые проекты. Эти ресурсы были очень интересны, потому что предоставлялись в валюте и были самыми дешевыми. Получение кредита ЕБРР — это даже определенный знак качества для бизнеса. Компании, которые думали стратегически, всегда старались работать с этим институтом.

Международная финансовая корпорация отличается тем, что предоставляет, наверное, самые длинные валютные ресурсы на белорусском рынке: бывали проекты, которые финансировались до 12 лет. Но сами представители МФК говорят о том, что в последний год подходящих проектов нет.

Евразийский банк развития сосредоточен на финансировании инвестиционных проектов с сильным интеграционным эффектом стран-участниц ЕАЭС, национальных проектах развития, «зеленом» финансировании. Приоритетные направления финансирования: инфраструктура, энергетика, нефтехимическая промышленность, машиностроение, информационные технологии. Кредиты выдают в нескольких валютах: российских рублях, долларах США, евро и казахстанских тенге. Процентная ставка — 6−7% годовых.

Облигации, токены и венчурное финансирование

— Можно привлекать финансирование и другими способами. Например, за счет облигаций. На этом рынке есть три крупных игрока: УП «АСБ Брокер», ООО «Финап24» и ЗАО «Айгенис». Именно они сегодня делают рынок. Но самое главное сегодня на рынке облигаций то, что его фактически нет. Летом прошлого года введен запрет на выпуск валютных облигаций, а физические лица, которые чаще всего и являются покупателями таких активов, не хотят вкладываться в рублевые облигации. Хотя в последнее время эта тенденция начинает ломаться.

Нажмите для увеличения

В этом году должны быть приняты поправки в закон о ценных бумагах и в Беларуси должны разрешить возможность выпускать уникальный инструмент — депозитарные облигации. Это в каком-то смысле аналог токенов. Выпускаться они будут очень быстро и абсолютно без какой-либо привязки к коэффициентам ликвидности компании, чистым активам. Но параллельно вводится институт квалифицированного инвестора, и такие бумаги смогут покупать только квалифицированные инвесторы, то есть это финансовые институты, банки, а также фонды, которых у нас нет.

Токены — это безусловно тренд последних лет белорусского финансового рынка. Среди игроков рынка можно выделить Finstore.by — онлайн-платформу банковского холдинга ОАО «Банк БелВЭБ». Они работают с широким кругом инвесторов, и условия эмитенты токенов предлагают хорошие: средняя ставка по токенам — это, наверное, справедливая стоимость денег на рынке. По доллару — 8,94%, евро — 8,35%, по белорусским рублям — 20,6%.

Венчурное финансирование в Беларуси тоже хорошо развивается. Я пытался посчитать, сколько венчурных сделок вообще сделали в Беларуси, но это очень сложно: не все сделки публичны. Но на рынке немало успешных кейсов выхода, а это говорит о том, что венчурные инвесторы почувствовали деньги и будут финансировать белорусские проекты дальше. Правда, получить финансирование от фонда молодой компании трудно. Чаще всего венчурные фонды ищут то, что уже хорошо работает, и вкладывают в развитие, чтобы потом выгодно продать.

Стоит отметить, что, по сути, настоящий венчурный фонд в Беларуси только один — RBFventures. Все остальные — инвестиционные компании. Фонд — это когда деньги аккумулированы среди каких-то финансовых институтов. RBFventures — тот самый пример. Создан фонд в 2016 году с объемом инвестиций порядка $ 20 млн. Уже даже есть первые экзиты: например, 2ГИС купил часть компании RocketData, которую финансировал RBFventures. Хорошая знаковая сделка для белорусского рынка. Преимущество этого фонда еще в том, что это белорусская компания, инвестирует только в юридические лица, которые зарегистрированы в Беларуси или России.

Есть еще «Зубр Капитал» — первая в Беларуси компания, управляющая фондами прямых инвестиций. Она делает долгосрочные инвестиции в развитие частных белорусских компаний с высоким потенциалом роста. В составе компании два фонда: Zubr Capital Fund II (ZCFII) и SMH. Но здесь стараются финансировать уже зрелый бизнес. Для стартапов мало шансов.

Нажмите для увеличения

Читайте также