Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,58 USD 2,5768 -0,0028
  • 2,65 EUR 2,6547 +0,0208
  • 4,25 100 RUB 4,2483 -0,0179
Про бизнес Регионы Елена Бычкова, «Про бизнес» 6 мая 2022

«Не раз казалось, что бизнесу конец. Но я продолжал делать, что должен». Как живет семейная «ювелирка» с историей

Фото из архива героя
Сергей Ермолаев. Фото из архива героя

Первые серьги Сергей Ермолаев из Бреста сделал в 14 лет и подарил школьной подруге. В 15 он уже продавал украшения одноклассникам. Сегодня же мужчина владеет самой известной в Бресте семейной ювелирной мастерской «Магия серебра». Как строился этот редкий бизнес и через что пришлось пройти его создателю, читайте в партнерском проекте «Про бизнес» и Альфа-Банка.

Случайности неслучайны

С детства Сергей мечтал стать летчиком, но судьба приготовила для него совсем другой сюжет.

—  Я учился в лучшей школе Бреста № 1 в физико-математическом классе, наши выпускники поступали в Бауманку (МГТУ им. Н. Э. Баумана), МАИ (Московский авиационный институт) и другие престижные вузы тогдашнего СССР. Но мой выпуск пришелся на 1990 год — это время развала и тотальной нищеты. Как родителям отправить ребенка в столицу, когда даже на билет денег нет? На семейном совете решили, что буду получать образование дома, и я поступил в Брестский технический университет на только появившуюся специальность «Технология машиностроения».

Тогда, признается Сергей, он серьезно переживал о несбывшихся мечтах. Но сегодня уверен — все, что происходит в жизни, не случайно.

Его «неслучайности» начались в 1987 году, когда неожиданно в жизни Сергея появился папа.

—  Родители развелись, когда я еще был маленьким. Отец уехал в другой город и исчез из нашей жизни. А потом вдруг вернулся в Брест, в семью, и пошел работать ювелиром в мастерскую на госпредприятии. И я просто прилип к нему.

«Клиентов всегда хватало»

Все свободное время Сергей пропадал в мастерской отца. Сначала наблюдал за его работой, учился шлифовать, плавить, полировать металлы, затем — ремонтировать украшения, а потом и сам захотел что-то сделать. Драгметаллы 14-летнему пацану, конечно, никто не доверил. Тогда в ход пошла собственная коллекция монет. Сергей переплавлял их в медальоны и серьги.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

—  Свое первое украшение подарил подруге. Потом — еще одной. Потом выстроилась очередь из подруг подруг. Но мне-то, прикинул тогда я, они не подруги — поэтому им изделия я уже не дарил, а продавал, — с улыбкой вспоминает мужчина.

Новое увлечение приносило удовольствие, карманные деньги и популярность. Однако вскоре Сергей забросил ювелирное дело: нет, не из-за учебы — ушел в бизнес 90-х. Как и тысячи белорусов, мотался в Польшу: продавал, покупал, менял.

—  После первого курса я женился и стал отцом. Надо было кормить семью. С одной стороны, это были тяжелые времена, но с другой — находилась уйма занятий, которые приносили доход, не зарабатывал тогда только ленивый.

Отец все время звал работать к себе. К тому времени предприятие, на котором он трудился, уже закрылось, он переехал в подвал дома и там продолжал свое дело. Меня же на тот момент ювелирная работа не привлекала.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

А в 1994 году папа Сергея умер — в подвале остался арсенал инструментов. Какое-то время они пылились и ржавели без дела. Но однажды к Сергею приехал приятель из Варшавы, увидел подвальное наследство и удивился: «Ведь это уже готовый бизнес!».

Через неделю Сергей был в Польше.

— Приятель познакомил меня со своим соседом-ювелиром, и я две недели провел в его мастерской. Поразился, насколько далеко поляки ушли от нас в ювелирном деле, какие новые технологии и оборудование у них! Я вспомнил, что умел, научился новому и понял, что хочу этим заниматься. Но не там, а дома.

Альфа-Банк в Беларуси помогает предпринимателям и компаниям строить успешный бизнес и реализовывать крутые проекты.

Ближе к делу!

Альфа возьмет на себя оформление документов для регистрации вашего бизнеса.

0 BYN — плата за открытие счета.

Бесплатный интернет- и мобильный банк.

#работаем, чтобы вы работали.

Все сбережения семьи — к тому моменту всего 200 долларов — Сергей потратил на новый инструмент. Приобрел газовый паяльный аппарат, тигели для плавки металла, пресс-формы, приехал в Брест и пришел в единственную тогда в городе ювелирную мастерскую устраиваться на работу. Не взяли.

—  Очень хорошо помню тот момент. Я даже от обиды заплакал.

А на прощание сказал директору, что ко мне еще его дети на работу проситься будут! Так потом и вышло, кстати.

Но тогда Сергей вернулся в папин подвал.

— Время было непростое, но клиентов всегда хватало. Чаще всего тогда ко мне обращались крепкие ребята: заказывали цепи, кресты, браслеты. Работа несложная, но объемная. Изделия меньше 30 г тогда не заказывали, платили за работу из расчета $ 1,3 за грамм. То есть в день я мог заработать $ 40 — огромные по тем временам деньги.

Но и риски были немаленькие. Не выполнишь ровно в срок — есть вероятность «пообщаться» с недовольным крепким заказчиком. Мне этого не очень хотелось, и именно тогда я научился пунктуальности, которая пригодилась в дальнейшей работе.

«Я снова вернулся в подвал и стал делать то, что должен, с мыслью, что будь что будет»

Сергей отмечает, что даже в те смутные времена он мечтал об одном: сделать свой бизнес легальным. Нашел партнеров в Польше и создал с ними совместное предприятие. Взял в долг у друзей денег, снял помещение, отремонтировал его и приступил к работе. Но все пошло не по плану: Серей тяжело заболел и на полгода выпал из активной жизни. Партнеры в тяжелый момент не поддержали. В итоге предприятие закрылось, а в память о нем бизнесмену остались долги в несколько тысяч долларов.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

— Мне казалось, что это конец. Здоровье подорвано, денег нет, машину продал, чтобы рассчитаться с долгами. Не было никакого желания что-то продолжать. Но надо было как-то жить — я снова вернулся в подвал и стал делать то, что должен, с мыслью, что будь что будет.

Это было самое тяжелое время. Уходил из подвала глубокой ночью, приходил рано утром. Не видел света. И так семь дней в неделю.

Но настойчивость дала плоды. В 2001 году Сергей открыл ИП. Снял уже на свои, а не заемные, комнатку 24 м² в здании бывшего приемного пункта химчистки и взял первого наемного работника.

— Первое время работали по 12 часов, а если срочный заказ, то не выходили из мастерской и сутки, — вспоминает ювелир.

Постепенно клиентов становилось все больше, а бизнес расширялся. Сергей нанял второго работника и снял в помещении химчистки еще одну комнатку.

— Брест на самом деле небольшой, поэтому отлично работало сарафанное радио. Клиент от нас уходил довольным и не только возвращался сам, но еще и рекомендовал другим. Так формировалась база постоянных клиентов.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

В 2014 году Сергей полностью выкупил здание, в котором когда-то арендовал всего одну комнатку. Отремонтировал его, расширил штат до пяти человек и вдруг задумался:

—  Мастерская стала моей жизнью. Я добился в своем деле успеха и признания. Но сколько все это будет существовать? Столько, сколько я буду жить? А дальше что? —  и мужчина решил, что самое время подключать к делу семью.

Дочь Евгения в то время как раз заканчивала вуз. После него распределилась на предприятие отца.

—  Очень не хотелось, чтобы говорили, мол, папа взял на работу дочку. Но мне и не пришлось это услышать. С приходом Жени мастерская преобразилась. Она очень быстро вникла в процесс приема, оценки и выдачи заказов, навела порядок в документах. Провела аудит предприятия и даже выявила пропавшие $ 7 тысяч — оказалось, их вывела бывшая работница. Все вернули в досудебном порядке, — рассказывает Сергей.

Фото из архива героя
Евгения. Фото из архива героя

«40% клиентов узнают о нас из соцсетей»

Сегодня Евгения — правая рука и главный идейный вдохновитель отца. Она принимает заказы, оценивает стоимость работ, разрабатывает дизайн украшений (в каталоге предприятия уже более 2000 изделий). А еще серьезно занялась продвижением: завела аккаунт мастерской в Instagram, после чего клиентов заметно прибавилось — теперь в брестскую «Магию серебра» приезжают даже из других городов.

— Instagram мы стали вести в 2016 году — одни из первых в Бресте. Сначала был органический рост подписчиков, потом запускали таргетированную рекламу. Сегодня 40% наших клиентов узнают о нас из соцсетей. Основная же часть — по-прежнему наши постоянные клиенты и те, кому нас рекомендовали.

Часто бывает так: к нам приходит мужчина заказать помолвочное кольцо. После этого он приходит уже с невестой — заказывать обручальные кольца. Через пару лет они приходят детям за крестиком, потом — за сережками для дочки и так далее. Такими клиентами мы особенно дорожим.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

Откуда золото?

В основном изделия ЧПТУП «Магия серебра» изготоваливает из давальческих драгоценных металлов потребителя. Это когда, например, клиент, чтобы заказать у ювелиров кольцо, приносит свое старое или лом — уже из него мастерская создает новое изделие по эскизу. Также делают украшения из оборотного металла. Его Сергей покупает у государства, а изделия потом может продавать.

Но здесь есть нюансы. Просто взять и продать покупателю понравившиеся серьги, колье или цепочку с витрины мастерская не имеет права.

— Допустим, приобрел я у государства три килограмма серебра и сделал из них украшения. Однако эти самые три килограмма по законодательству должны быть у меня постоянно в наличии — за этим строгий контроль. То есть если клиент хочет готовое изделие из «чужого» золота, он не может купить его за деньги — только обменять на такое же количество золота или серебра и доплатить за работу.

Таков закон: по сути, я продаю только свой труд.
Сегодня в брестской мастерской работают 3 ювелира, 3D-дизайнер, бухгалтер и приемщик заказов. Еще два человека трудоустроены в филиалах в Березе и Кобрине.

Заработка от ювелирного бизнеса, говорит Сергей, хватает на безбедную жизнь. Но и расходы на него немалые.

—  Часть уходит на аренду и содержание помещений. В Кобрине — € 240, в Березе — € 180, помещение в Бресте в собственности, и за него мы платим только коммуналку плюс раз в год около € 70 налог на недвижимость и около € 130 за аренду земельного участка. Каждая точка у нас под охраной, на эти услуги уходит около € 300 в месяц. Почти половина выручки идет на налоги и зарплаты работникам. Часть прибыли мы тратим на развитие производства: недавно, например, купили 3D-принтер, на очереди — токарный станок.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

«Есть надежда, что без работы не останемся»

Два года назад при мастерской Сергей открыл небольшой ювелирный магазинчик. Планировал, что его витрины дополнят импортные изделия, и можно будет зарабатывать и на них.

Но началась пандемия.

—  Еще в начале 2020 года мы планировали поехать на ювелирную выставку в Стамбул, чтобы вдохновиться, изучить последние тенденции, но в марте все границы уже были закрыты. Планы на свадебный сезон тогда тоже рухнули: люди переносили торжества или вообще отказывались.

В тот момент, признается Сергей, он снова приуныл. Но в итоге пандемия коронавируса даже помогла его бизнесу.

—  Если раньше пары думали, как бы круче и шумнее отгулять свадьбу, то теперь организуют более камерные мероприятия для близкого круга друзей и родственников и больше думают над деталями, над тем, что останется после свадьбы — это впечатления, фотографии и кольца. Вот на них денег не жалеют.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

События весны 2022 года в Украине снова выбили из колеи и привычного ритма жизни.

— В какой-то момент мне снова показалось, что это конец. Но произошел скачок на валютном рынке, ювелирные магазины, приобретающие свой товар за валюту, подняли цены. И люди снова пошли к нам. Мы ведь остались в рублевой зоне, так как наша цена на изделия — это наш труд, а он не зависит от курсовых колебаний. Конечно, у нас тоже есть импортная составляющая: например, специальные формомассы мы заказываем у дилера в Питере, а он, в свою очередь, привозил их из Англии и США. Теперь это невозможно, но пока у нас есть запасы. Мы видим, как растут цены в магазинах, и со временем нашим работникам нужно будет поднимать зарплату — а значит, и стоимость наших изделий. Пока терпим.

Фото из архива героя
Фото из архива героя

Прогнозы на будущее сейчас делать сложно. Но в любом случае люди по-прежнему встречаются, влюбляются, женятся, заводят детей — это дает надежду, что без работы мы не останемся.

Партнер проекта

Читайте также

Сейчас на главной