Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,5195 +0,0045
  • 2,65 EUR 2,6487 +0,0188
  • 3,96 100 RUB 3,962 +0,0024
Рынки Никита Авраменко, фото Павла Садовского, «Про бизнес» 10 мая 2022

«Речь идет об обвале рынка». Почему падают продажи авто и какие прогнозы дают эксперты и бизнес

Фото использовано в качестве иллюстрации

В апреле 2022 года продажи новых легковых автомобилей в Беларуси сократились на 76% в сравнении с мартом. Еще хуже выглядят нынешние цифры по сравнению с апрелем 2021 года: «Объемы упали на 82%. То есть речь идет не о корректировке или спаде продаж, а об обвале рынка», — говорит председатель общего собрания Белорусской автомобильной ассоциации Сергей Варивода. Есть ли дефицит новых легковушек и почему так выросли цены? Что происходит на рынке подержанных авто и автозапчастей? Читайте в материале «Про бизнес».

«Депрессивное состояние автомобильного рынка сохранится и в II, и в III кварталах»

Данные БАА за I квартал 2022 года такие: дилеры-члены ассоциации продали 9 тысяч 87 новых автомобилей. Из них 3 тысячи 197 машин проданы в марте. А в апреле произошел существенный спад, когда объемы продаж составили всего лишь 24% в сравнении с предыдущим месяцем:

— Подчеркну, что это статистика только по легковым автомобилям, проданным дилерами-членами БАА (в сумме это около 99% от всего рынка Беларуси). Также здесь не учитываются продажи автомобилей по неорганизованным каналам поставок и покупки новых машин белорусами в автоцентрах сопредельных государств, — уточняет Сергей Варивода.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Представитель БАА говорит, что в I квартале 2022 года в Беларуси было достаточно много выступлений экспертов и участников авторынка с прогнозами ограничения предложения, дефицита новых автомобилей из-за санкций западных стран и даже оголения рынка. Эти факторы, а также новости о грядущем повышении цен на машины спровоцировали временный панический рост спроса:

— В апреле рынок столкнулся с резким сжатием спроса, и это никак не связано с предложением: новых автомобилей в Беларуси предостаточно, — поясняет Сергей Варивода. — Причин такого серьезного падения несколько. Например, стагнация реальных доходов населения, рост процентных ставок по кредитам, изменение потребительских настроений. Еще одна — стоимость автомобилей. 80% легковых машин импортируются из России, где в последние месяцы существенно выросли цены. К этому добавляются и колебания курсов валют: российский рубль подорожал, а доллар, наоборот, подешевел и вернулся до февральских значений. Получается тройной удар по ценам. И стоимость одного и того же автомобиля в долларах, в которых обычно хранят сбережения для покупки авто, существенно выросла.

Фото использовано в качестве иллюстрации

В марте 2022 года ситуация была обратной: действовали еще старые цены от поставщиков, российский рубль сильно подешевел, а доллар вырос. То есть в долларах стоимость одного автомобиля была несопоставимо ниже, чем в апреле.

Насколько обосновано повышение цен на автомобили в России с учетом, что курс российского рубля стабилизировался? Сергей Варивода говорит, что здесь нет точного ответа. Возможно, что заводы действительно испытывают проблемы с логистикой и доставкой комплектующих из разных частей планеты и вынуждены увеличить конечную стоимость. Возможно также, что сейчас производители закладывают в цену все свои риски и стараются заработать по максимуму:

— Потому что ранее экономика автомобильных производств в России была убыточной. Они работали на перспективу и рассчитывали, что их нынешние издержки покроет скорый рост объемов продаж. Надежд на такой исход сейчас практически нет.

Прогнозировать будущее хотя бы на полгода вперед бессмысленно, продолжает эксперт, потому что неизвестны основные макропараметры типа дефицита комплектующих, устойчивости валютных курсов и процентных ставок, покупательской способности населения и потребительских настроений:

— Последний фактор — один из самых важных. Потому что вряд ли белорусская семья потратит 30−40 тысяч долларов на хороший новый автомобиль без уверенности в будущем и стабильности своих доходов.

Фото использовано в качестве иллюстрации

По ощущениям эксперта, сейчас автомобильный рынок Беларуси находится на дне ежемесячных продаж. Вероятнее всего, это депрессивное состояние сохранится в течение II и III кварталов. В заключительном квартале 2022 года возможен незначительный рост продаж:

— При этом падение годовых показателей продаж в сравнении с 2021 годом в два и более раз выглядит вполне реально. Хотя раньше такой прогноз казался апокалипсисом, — поясняет эксперт.

Плачевное состояние продаж скажется на автобизнесе. Вполне вероятно, что дилеры начнут увольнять работников и закрывать свои центры в регионах, говорит Сергей Варивода:

— Это, в свою очередь, приведет к сокращению налоговых отчислений в бюджет страны. А дальше затронет всю цепочку связанных с продажами автомобилей сфер. Например, банки, независимые станции техобслуживания, агентства и органы по сертификации. То есть эффект будет глобальным.

Продажи выросли, но радости от этого нет

Директор автохауса «Мегаполис» Денис Ковальчук в интервью в марте также говорил о существенном падении спроса на подержанные авто. После нашего тогдашнего разговора ситуация изменилась:

— Мы находились в том состоянии примерно 3 недели, затем продажи сильно увеличились. Думаю, это связано с тем, что в марте люди были в неведении и хотели получить какую-либо информацию о том, как будет складываться наше будущее. Как только цены на новые и б/у автомобили пошли вверх в среднем до 10%, выросло и число заключенных сделок.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Лучше всего продаются автомобили до $ 12 тысяч в эквиваленте, рассуждает руководитель. Поэтому Денис Ковальчук и его команда стараются наращивать число автомобилей этого ценового сегмента:

— Хороший спрос на живые минивэны и машины SUV-класса, а также на машины за $ 5−7 тысяч — там уже неважно состояние кузова.

Но собеседник не отрицает: авторынок Беларуси сжимается, подержанных автомобилей в достойном состоянии становится все меньше. Поэтому сейчас ему как руководителю бизнеса важно наращивать обороты и объемы продаж.

Директор автохауса Vion Владимир Желток говорит о падении объемов продаж в феврале-марте более чем на 45%:

— Мы продаем недорогие автомобили до $ 10 тысяч. 50% сделок проходили с привлечением кредитов и лизинга. Поэтому, когда эти займы стали труднодоступны, а процентные ставки выросли до 40 пунктов, мы ощутили резкое падение спроса. Оно выражалось и в завершенных сделках, и в просмотрах машин на нашей площадке.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Из-за этого компании собеседника пришлось сократить число сотрудников, урезать рекламные бюджеты и отказаться от части арендуемых площадей:

— Оптимизировали все, что можно, — говорит Владимир. — Оставшимися силами старались наращивать модельный ряд продаваемых автомобилей. Это сработало: после трудного марта в апреле стало больше и просмотров, и сделок. Но никакой уверенности в будущем это не дает.

«Нужно работать, а не ныть»

Александр Владыко — основатель небольшой мастерской-самообслуживания «Гараж на час» под Минском. Предприниматель занят в сфере ремонта автомобилей около года и говорит, что тоже увидел изменения после начала кризиса:

— Запчасти сильно подорожали, а зарплаты белорусов не выросли. Поэтому сейчас мои клиенты используют в основном китайские комплектующие. Хотя раньше приезжали с ремкомплектами и прочими вещами от европейских, качественных брендов.

То же самое и с моторными маслами. Собеседник говорит, что в случае замены этой технической жидкости его клиенты обращают внимание на российские масла, цена на которые не изменилась так сильно, как на европейские.

Фото использовано в качестве иллюстрации

— С конца февраля цена на запчасти выросла раза в три, — говорит основатель магазина SVLdetal Сергей Карбанович. — Изначально рост был связан с курсом доллара. Но стоимость не изменилась, когда доллар откатился к докризисным значениям. Думаю, теперь поставщики закладывают в цену все риски, потому что не уверены в будущем. К тому же усложнилась доставка: ребята теперь работают с посредниками из Казахстана и других стран, которые не попали под санкции.

Некоторые коллеги, по словам Сергея, оказались к этому не готовы и на какое-то время просто не выставляли ценники на товар. Его компания, наоборот, старалась наращивать ассортимент и объемы закупок, чтобы максимально сгладить последствия кризиса:

— Поэтому после 24 февраля количество заявок выросло многократно, — объясняет он. — Теперь мы стараемся удерживать планку и выполнять договоренности перед клиентами. Хотя нам все-таки пришлось увеличить сроки поставок и розничные цены. Клиенты отреагировали на это спокойно: все понимают сложность ситуации.

Фото использовано в качестве иллюстрации

Сейчас продавец запчастей испытывает некоторые сложности с тем, что часть европейских поставщиков отказалась работать с белорусскими компаниями. Выход из ситуации — налаживать контакты с другими европейскими организациями:

— Если мы начнем работать напрямую с производителями или хотя бы с крупнейшими складами, розничная цена на товар для наших клиентов будет ниже. Это — одна из приоритетных для нас задач.

Сергей старается смотреть на кризис как на время новых возможностей и поиска точек роста:

— Нужно работать, а не ныть. В прошлый раз, когда начиналась пандемия и был политический кризис, мы расстались с сотрудниками-пессимистами, закрыли интернет-магазины для физлиц и реорганизовались. Так что и этот кризис сумеем преодолеть.

Читайте также