Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,6 USD 2,5965 -0,0156
  • 3,11 EUR 3,1082 -0,0178
  • 3,44 100 RUB 3,4363 +0,0344
Интервью
Юлия Шрамкова, «Про бизнес» 5 марта 2021

«Чувствовала себя как при эвакуации». Дизайнер Ольга Кардаш о том, как перевезла бизнес в Польшу

Ольга Кардаш. Фото: личный архив
Ольга Кардаш. Фото: личный архив

Ольга Кардаш — пожалуй, один из самых известных белорусских дизайнеров. Последние несколько лет бренд был постоянным участником большинства крупных fashion-ивентов. Свитшоты и кимоно от Kardash с вышитыми аистами стали визитной карточкой белорусской модной индустрии. Но в сентябре 2020 года Ольга покинула Беларусь, переехав в Польшу. Ей пришлось уволить всю свою команду и закрыть шоурум. О том, как в один день полностью изменилась не только личная жизнь дизайнера, но и судьба бренда, Ольга рассказала в интервью «Про бизнес».

«Влезу в долги, распродам все до нитки»: почему бизнес уезжает из Беларуси

— Ольга, вы уехали из Беларуси в самом начале сентября 2020 года. Это было спонтанное решение?

— Еще в середине августа 2020 года мы с мужем стали обсуждать, что, вероятно, придется на время уехать из страны. У него есть Карта поляка, поэтому он почти сразу отправился в Варшаву, решил подготовить для нас почву и найти вариант, чтобы я тоже смогла приехать легально. У меня не было оснований для пересечения границы, которая тогда была закрыта из-за пандемии.

Мы с мужем планировали, что я смогу присоединиться к нему в Польше через полгода. Но вышло так, что я приехала к нему меньше чем через месяц…

— Почему?

— В начале сентября я подготовила коллекцию из нескольких футболок с логотипами белорусских предприятий, где рабочие бастовали, — МАЗ, БМЗ, БелАЗ и др.

Фото: архив компании
Фото: архив компании

Эти футболки сразу стали очень популярными. Фидбэк был бешеный — за пару дней у меня заказали более 200 штук без какой-либо рекламы. Я стала готовить их к выпуску, чтобы выполнить заказы.

Но сразу понимала, что ко мне могут быть вопросы из-за использования логотипов, которые являются интеллектуальной собственностью. Я прикинула, что по закону «Об авторском праве и смежных правах» должна буду прекратить выпуск футболок по первому требованию какого-либо из предприятий. А если не сделаю этого — выплачу штраф. Взвесила все «за» и «против» и поняла, что готова к такому варианту развития событий.

Решила подготовить промоматериалы с коллекцией. Для этого устроили фотосессию в футболках возле стадиона «Динамо». Об этих снимках написало несколько крупных порталов.

Фото: архив компании
Фото: архив компании

После публикации в СМИ мы получили шквал заказов, не успевали их обрабатывать. Ведь это не просто печать логотипов на майках — это дизайнерские изделия, на пошив и выпуск которых требуется немало времени.

— И все же, почему пришлось уехать?

— В начале сентября мне прислали несколько уведомлений, которые недвусмысленно намекали, что придется несладко. Мне предстояла череда проверок, было много запросов о предоставлении различного рода информации.

Это значило, что меня ждут десятки штрафов, которые я просто не смогу выплатить. Я потеряю все деньги, влезу в долги, распродам все до нитки!Моя знакомая и муж убедили меня, что это все — не шутки. Так я оказалась перед выбором: уехать из Беларуси или остаться и наблюдать за тем, как постепенно разваливается мое дело и умирает бренд.

И нет, для меня решение не было очевидным. Мы с мужем созвонились, и я честно призналась, что еще думаю, как поступить. Он сказал: «Давай ты будешь думать об этом "удаленно"».

Фото: личный архив
Фото: архив компании

И в ту секунду все решилось. Я побросала вещи в сумку, даже не особо задумываясь, что мне нужно, а что — нет. Чувствовала себя как при эвакуации.

«Продолжала платить, даже когда уволила сотрудников»: как закрыть бизнес дистанционно

— В соцсетях вы делились, что решение уехать из страны приняли буквально за один вечер. Как организовали отъезд и завершили здесь дела?

— В спешке… Хаотично. Сейчас вспоминаю — как в тумане.

Я уехала и решала все вопросы уже дистанционно. Отправила в налоговую письмо о том, что покинула страну и официально приостановила деятельность ИП.

Сообщила всем сотрудникам, что приняла решение уехать. В штате у меня работали 2 девушки — их пришлось уволить. Перед отъездом ведомства запрашивали у меня информацию в том числе и о сотрудниках, и я не хотела их как-либо подставлять.

Фото: архив компании
Фото: архив компании

Но прощания дались тяжело. Я понимала, что оставляю людей без работы в очень тяжелый период. Какое-то время я даже продолжала платить им зарплаты, хоть нас уже не связывали никакие трудовые отношения. Просто чувствовала свою ответственность.

А потом мне написали: «Оля, перестань. Я не работаю, так что не надо мне платить».Были также ребята, с которыми мы сотрудничали по договорам подряда — им я просто объяснила ситуацию и попросила отнестись с пониманием. К счастью, команда у меня — золотая!

В шоурум я перед отъездом даже не заехала. Позвонила знакомым и близким, чтобы они забрали, что можно, и сложили — одежда ведь пылится и портится. Кое-что так и осталось в помещении магазина. Но забрать возможности нет, т.к. я больше не являюсь арендатором и не имею к помещению никакого отношения.

Казалось бы, я закрыла все вопросы. Но мне до сих пор приходят письма на белорусский адрес от различных инстанций, хоть я и уведомила их о том, что больше не веду деятельность в стране и нахожусь за рубежом.

Например, недавно пришло требование разъяснить, почему у моих сотрудников такие низкие зарплаты. И если я это не разъясню, то мне нужно выплатить по 10 базовых за каждого сотрудника. А я им уже ничего не плачу!

Я терпеливо отправляю в каждое ведомство уведомление о том, что больше не работаю и никаких сведений предоставлять не собираюсь.

— Расставание с командой явно было для вас болезненным. Вы поддерживаете связь?

— Моя команда меня ждет. Все знают, что я вернусь в Беларусь.

Сейчас все ребята заняты в каких-то других проектах — им нужно как-то жить и работать. Но я уверена, что мы сможем собраться вместе снова, когда появится возможность. У нас связь на эмоциональном уровне — не как работодатель и подчиненный, а как близкие люди.

Надеюсь, что я вернусь и смогу получить обратно помещение в аренду. Мне очень нравится атмосфера Korpus, нравятся люди, которые там работают. Это очень уютное европейское пространство, у которого есть душа.

— Итак, вы уехали. Какое-то время о вас вообще ничего не было слышно, многие даже заволновались. Что вы делали?

— В сентябре и октябре я просто адаптировалась. Наблюдала со стороны за тем, что происходит в Беларуси.

На самом деле не так легко переехать и начать все сначала. Как минимум, чтобы «легализоваться» в стране, нужно пройти определенные процедуры. Этим я и занималась и занимаюсь по сегодняшний день — оформляю документы. Это не быстро.

Ольга Кардаш. Фото: личный архив
Ольга Кардаш. Фото: личный архив

В целом даже за пару месяцев, которые бренд не работал, я не много пропустила. Общалась со многими коллегами — белорусскими дизайнерами. И все говорили, что у них просто штиль в плане заказов. Люди не готовы были к покупкам, не думали о моде. Поэтому если я и могла «уехать вовремя», то как раз это и сделала.

Можно сказать, что первые два месяца в Польше для меня были отпуском. Я копила силы:) И теперь готова сворачивать горы!

«Меня поддержал муж»: как возродить бизнес в другой стране

— Бизнес в Беларуси закрылся. Но бренд Kardash продолжил работу. Как это удалось осуществить?

— В Польшу я въехала через гуманитарный коридор. Сейчас оформляю документы на «воссоединение семьи».

Это значит, что я пока не могу открыть свою фирму на территории Польши на общих условиях.

Но жизнь ведь не останавливается! Мы не можем сидеть и страдать. За чей счет? Никто наши страдания не оплатит.Я знала, что нельзя тянуть и нужно начинать работать. Меня поддержал муж. У него, как я уже говорила, Карта поляка, поэтому он взял все организационные и юридические вопросы на себя. Пошел и оформился как предприниматель — JDG (Jednoosobowa działalność gospodarcza. Прим. «Про бизнес»).

Ольга Кардаш. Фото: личный архив
Ольга Кардаш. Фото: личный архив

Процедура во многом похожа на то, как происходит регистрация ИП в Беларуси. Только нужно знать, в какие ведомства идти и как заполнять анкеты и бланки. Очень хорошо поговорить с кем-то из знакомых, кто уже проходил через эти процедуры — тогда намного проще сориентироваться.

С точки зрения законодательства в Польше гораздо проще работать. Если я веду бизнес онлайн, то мне не нужно проходить сертификацию, которая обязательно нужна в Беларуси. И в целом здесь нет этих 9 кругов ада при получении каждой бумажки.

— Но ваши поставщики, швеи были в Беларуси. Вы нашли им замену? Как поменялся процесс пошива изделий? 

— Когда знакомые и клиенты узнали, что я в Польше, многие стали писать мне и помогать найти поставщиков материалов в Варшаве, чтобы я могла как можно скорее перезапуститься. Сейчас все, с кем я так или иначе сотрудничаю, — это люди, которых мне рекомендовали.

Мне дали десятки полезных контактов. Белорусы в Польше готовы поддерживать и помогать. Я звонила им за советами и консультациями.

Поставщиков материалов в Польше оказалось очень много — выбор даже больше, чем у меня был в Минске. Если в Беларуси на всю страну отшивает Брест, то Польша — это швейный центр Европы. Здесь огромное многообразие тканей и фурнитуры.

И что классно — можно купить ровно столько материала, сколько тебе нужно. В Беларуси зачастую ткани продают рулонами. Именно поэтому многим начинающим дизайнерам так трудно на старте — покупать несколько рулонов ткани дорого, а одного для выпуска коллекции не хватит. В Польше есть базы, которые отрезают материал по заданным размерам, поэтому можно закупать, исходя из своих потребностей.  

Ольга Кардаш. Фото: личный архив
Ольга Кардаш. Фото: личный архив

К счастью, я и в Беларуси большую часть задач выполняла самостоятельно. Да и подрядчики, которых мне подсказали люди, часто идут навстречу, чтобы поддержать.

Открывать собственное производство в Польше дорого — сейчас для нас это нереально. Потребуется минимум год, чтобы бренд смог встать на ноги в новой стране.Поэтому работаем с подрядчиками. Кое-что заказываю у тех, с кем работала еще в Беларуси. А сама иногда хожу в местный бесплатный коворкинг — им можно пользоваться, если ты налогоплательщик. Здесь предприниматели могут также получить консультации юристов и бухгалтеров. Есть еще и платные коворкинги — некоторые из них работают круглосуточно и оборудованы лучше, чем общедоступные.

— Выпускать дизайнерские вещи в Польше дороже, чем в Беларуси? Вырастут ли цены на одежду Kardash?

— Конечно, в Польше производить одежду дороже — по моим оценкам, примерно на 15−20%. Но, думаю, у нас еще есть потенциал, чтобы удешевить процесс за счет того, что выбор сырья в Польше более широкий.

Разница в стоимости производства — в основном за счет налогов. В Беларуси я как ИП платила 16% от прибыли, теперь в Польше плачу 17%. Разница небольшая, но есть еще взносы в местный ФСЗН — ZUS (ведомство по пенсионному и медицинскому страхованию.Прим. «Про бизнес»). 

По моим подсчетам, сейчас мы платим в польский ZUS в три раза больше, чем платили как ИП в ФСЗН в Беларуси.И нужно учесть, что пока для нас действует льготный период (налог высчитывается из минимальной зарплаты) — он длится 2 года. Потом ставка будет еще выше. 

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Но, откровенно говоря, здесь мне не жалко платить налоги, потому что я вижу, как их расходуют. Например, на качественную медицину, которая, к слову, тоже бесплатная, на организацию городских пространств, на помощь различным категориям людей.

В Варшаве мы живем в районе, который по минским меркам — как Серебрянка. Но тут все лучше продумано: инфраструктура, транспортная доступность, зоны отдыха. Я вижу, на что идут деньги плательщиков.

Пока цены на изделия держим на прежнем уровне, в белорусских рублях разница может быть только за счет изменения курса евро. Но я не исключаю, что через 2 года, когда льготные условия перестанут действовать, ценообразование может сильно измениться. Пока не загадываю. 

— У вас теперь новый сайт. И судя по тому, что он целиком англоязычный, вы планируете продавать не только в Беларусь?

— Мой муж работает в ИТ-сфере, поэтому также помог мне сделать для бренда новую онлайн-площадку. Сайт решили сделать англоязычным — это открывает нам больше перспектив. Цены в евро — все логично, ведь мы работаем в ЕС. 

Все-таки теперь мы в Польше. И заказы поступают не только из Беларуси — нам открыт доступ к рынкам всех европейских стран. И мы планируем активно осваивать эти новые возможности. 

Фото: архив компании
Фото: архив компании

Хотя у меня и раньше были заказы из европейских стран и не от белорусов. Так что начало уже положено. Просто сейчас я планирую сконцентрироваться на продвижении на европейском рынке: буду работать в блогерами и инфлюенсерами, таргетировать рекламу в Instagram на новую аудиторию. Возможно, будут какие-то коллаборации с европейскими дизайнерами и брендами. 

А начать я планирую с малого: подумываю пробиться на стажировку в какое-нибудь модное издание, в редакцию глянца.

Пусть стажировка будет неоплачиваемая и потребует от меня сил и времени, я вижу, в чем может быть польза — в первую очередь в связях и нетворкинге.

Готова бесплатно работать, чтобы получить связи в этой сфере, пробиться к тем, кто диктует на европейском рынке повестку. 

— Недавно вы выпустили новые модели свитшотов. Какие дальнейшие планы?

— Да, мы запустили свитшоты специально для белорусов. Но продаем их дропами — т.е. партиями. В этом дропе 200 единиц женских и мужских свитшотов, сейчас получаем на них заказы. Также продолжаем продавать все те модели, которые были разработаны и до отъезда.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Когда мы продадим 200 единиц женского и мужского из этого дропа, передадим деньги в фонд и будем запускать новый дроп на такую же тематику. У меня уже есть идеи.

А затем я планирую запускать весеннюю коллекцию. Она была разработана еще в прошлом году, но из-за COVID-19 мы не смогли ее запустить. Тогда не было возможности привезти материалы из-за границы, да и люди в целом не были готовы покупать — была паника.

Сейчас я доработала те идеи, которые были по этой коллекции. Хочу запустить ее в формате «весна-лето» в ближайшее время.

Параллельно у нас в производстве еще один небольшой дроп. Он будет очень ограниченным тиражом. Потому что нет смысла делать большую коллекцию.
Большая коллекция — это классно, когда ты можешь делать шоу, показ. А пока мы сосредоточены на продажах онлайн, без сопровождения ивентами.

Также у меня в планах — пойти учиться в Польше. У меня уже есть образование дизайнера и конструктора — в Минске училась в ИСЗ у лучших преподавателей. И в Италии совершенствовала свои конструкторские знания в SITAM. А теперь я хочу закончить магистратуру в Варшаве. Для этого мне нужно подтянуть польский язык.

Я вижу перспективу. Хочу влиться в тусовку местных дизайнеров — понять, чем здесь дышит сообщество. Тогда мне будет намного проще работать на Европу.

Все-таки известность на белорусском рынке вовсе не гарантирует успеха в других странах. И то, что у меня есть имя и опыт в Минске, не говорит о том, что мой бренд сходу примут в Европе. Для этого мне нужно расти, расширять свои границы и обретать новое понимание. 

— Вы сказали, что точно планируете вернуться в Беларусь. Когда это может случиться?

— Я обязательно вернусь. И надеюсь, что это произойдет очень скоро. Но пока в интересах бренда все процессы перевести в Варшаву — и это задача на ближайший год.

Многие все еще скептически воспринимают мое решение уехать из Беларуси. До сих пор получаю сообщения в духе: «Сидите в этой своей Польше, легко вам там».

Я и сама себя корила за такой выбор какое-то время. Очень грущу по Беларуси.
Но не каждому человеку дается шанс начать все заново.

Нужно не распинать себя за то, что ты уехал, а радоваться и искать возможности для развития.Я хочу воспользоваться этими возможностями. Чтобы вернуться в Беларусь с новым багажом знаний и принести больше пользы, чем я приносила ранее.

Думаю, мы, предприниматели, которые вынуждены были уехать, не должны сдаваться! Нужно искать пути, чтобы делать то, что в наших силах.

Читайте также