Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,58 USD 2,5833 +0,0175
  • 3,06 EUR 3,0555 +0,0141
  • 3,4 100 RUB 3,3978 -0,0227
Рынок труда
«Про бизнес» 5 августа 2020

«Старикам тут не место?» Про эйджизм в ИТ и преимущества возрастных айтишников

Фото: flickr.com
Фото: flickr.com

За последние 100 лет средняя продолжительность жизни человека увеличилась почти вдвое. Вместе с ростом населения планеты это неизбежно означает появление на рынке труда все большего количества возрастных работников, брать которых хотят далеко не все… При этом бытует мнение, что индустрия ИТ — самая «охочая» до молодых. Так это или нет и какие шансы у тех, кому «за 50» — поговорили с Максимом Мирончиком, управляющим партнером группы компаний E-ngineers.


Максим Мирончик,
Управляющий партнер группы компаний E-ngineers

— ИТ считается сферой для молодежи. Какой сейчас средний возраст айтишников и насколько изменилась эта цифра за последние лет десять?

— Это и правда молодая отрасль. Средний возраст сотрудников ИТ-компаний в нашем регионе варьируется от 22 до 34 лет. В странах Запада он выше примерно на 5 лет. И чем старше сама ИТ-компания, тем, как правило, выше средний возраст сотрудников. Например, в IBM или Oracle – это 30-40 лет.

Когда в 1990-х в Беларуси только начинали появляться первые ИТ-компании, за ними стояли основатели, которым было около 30 лет и выше. Как, например, Аркадию Добкину, когда он основал EPAM. У поколения помладше в то время просто еще не было необходимого опыта.

Как только отрасль развилась, встала на ноги и показала, что может дать молодым техническим специалистам не только высокие зарплаты, но и интересные задачи — многие начали стремиться в нее еще со школьной скамьи. В сферу ИТ стала приходить молодежь 20–25 лет. Мое первое официальное трудоустройство в отрасли произошло в 21 год.

Затем настал следующий этап, который продолжается до сих пор. Во-первых, молодые специалисты, которые пришли десять лет назад, никуда не делись — они все так же составляют большинство работников отрасли. Во-вторых, все увидели, что технологические компании стабильно развиваются (хотя на старте им пророчили другое) и обеспечивают высокий уровень зарплат, поэтому в отрасль потянулись те, кто раньше не рассматривал ее как вариант для работы.  В итоге средний возраст снова стал выше — за счет «старичков» и людей, которые решили сменить специальность уже в зрелом возрасте. Так и получилось, что сейчас средний возраст ИТ-специалистов — от 22 до 34 лет.

— В вашей компании это сотрудники какого возраста?

— Наша ниша — Fintech — необычна тем, что в ней присутствует симбиоз как современных технологий (большие данные, искусственный интеллект, машинное обучение), так и более старых (COBOL, RPG, Delphi, Lotus). Поэтому и разбежка в возрасте у нас больше. Самому молодому специалисту в E-ngineers 21 год, самому взрослому — 46.

— Есть ли какой-то возрастной порог для «входа» в ИТ?

— Нет. Но есть роли, которые в зависимости от возраста могут не подойти человеку. Стоит понимать, что если ты приходишь в профессию в 40, то тебе будет тяжело конкурировать с тем, кто делает это в 20. Пусть вы оба открыты для всего нового, молодежь легче адаптируется к меняющемуся миру — для нее это что-то само собой разумеющееся. Более взрослому человеку нужно прилагать для этого усилия.

Но ИТ — это не только программирование, как думают многие. ИТ — это целая отрасль с огромным количеством направлений и вовлеченных специализаций. Как и строительство — не только каменщики с электриками.

Например, у нас находили себе работу преподаватели физики с 20-летним стажем, которым не приходилось переучиваться. Они все так же занимались физическими расчетами, но уже не в университете, а на софтверных проектах. С каждым годом появляется все больше медтехстартапов (и направлений в крупных компаниях), которым в штате необходимы доктора со всем багажом их знаний. Одними из первых, кто начали открыто приглашать к себе медиков, стала компания Flo. И так со многими профессиями, чьи отрасли начинают активно информатизироваться.

Разумеется, чем дальше твоя текущая профессия от информационных технологий, тем сложнее. И все же в ИТ-отрасли находят работу художники, психологи, переводчики, экономисты и многие другие.

— Сталкиваются ли люди старше среднего возраста с эйджизмом при приеме на работу в ИТ-компанию или при знакомстве с более молодыми коллегами?

— Возможно, где-то в ИТ бывают случаи возрастной дискриминации при приеме на работу. Но это либо какие-то уникальные моменты, либо сама вакансия имеет логичные ограничения. Обычно, если стоит выбор между равными по знаниям разработчиками 40 и 25 лет, то относиться к ним будут совершенно одинаково, а возраст на выбор не повлияет. Приглашение на работу могут получить оба соискателя.

Однако есть технологические ветки, где чем старше специалист, тем более он интересен. Например, платформа IBM iSeries, с которой мы также работаем. В ней 25-летний специалист практически по всем фронтам будет уступать разработчикам «IBM i», которым под 40. Просто потому, что это тяжелая и старая технология, а каждый случай ее применения столь уникален, что за пару лет с ней можно разве что ознакомиться.
Что касается дискриминации уже после приема на работу, то такого нет. Скорее, люди постарше сами себя сдерживают. Им не так интересно кутить допоздна на корпоративах и тимбилдингах, постоянно получать новый опыт и знания, участвовать в новых проектах.

Фото: laptopstudy.com
Фото: laptopstudy.com

— Как обстоят дела с обратным эйджизмом в отношении молодых людей?

— Не поверите, но к молодым людям на самом деле присматриваются куда больше, чем к возрастным кандидатам. 

— Во-первых, вызывает вопрос недостаток опыта. Для технических или креативных позиций это менее критично, так как часто у компаний есть возможности позволить молодым специалистам учиться в процессе. Но для нетехнических ролей этот параметр куда важнее. Стратегический или же технологически сложный проект 20-летнему менеджеру вряд ли отдадут, потому что ему еще только предстоит набить свои шишки. 

Во-вторых, не забываем про максимализм. Часто молодой кандидат приходит в проект и с порога заявляет, что «все плохо, сейчас так не пишут, давайте все перепишем на фреймворке Х», и забывает рассчитать свои силы. В итоге — бросает работу на полпути или выполняет вполсилы. 

В-третьих, психологическая незрелость. Это когда человек еще не считает себя взрослым, полагая, что ему должны делать поблажки, потому что он еще учится. Такие люди могут постоянно опаздывать, часто брать отгулы, опаздывать со сроками сдачи, пропускать важные письма и так далее. У большинства это проходит с возрастом.
Некоторые ситуации при найме можно подвести под понятие эйджизма в отношении молодых людей, но обычно на то есть причины. Например, несколько лет назад меня пригласил к себе один из европейских телекомов на C-level позицию. После нескольких месяцев собеседований и встреч с топ-менеджментом, когда из всех кандидатов осталось двое, мне отказали с обычной формулировкой в духе «победил сильнейший». Однако уже позже, в частной беседе, я узнал более точную причину.

Мне объяснили, что по уровню знаний мы с другим кандидатом находимся наравне, но все остальные С-level менеджеры старше меня на 15–20 лет, и поэтому кроме некоторого дискомфорта это, вероятнее всего, будет приводить к недопониманию из-за разницы поколений. А вот второй соискатель как раз был подходящего возраста.

— Что повышает шансы возрастных кандидатов при приеме на работу?

— Если говорим о тех, кто уже работает в технологической отрасли, то все как и с любым кандидатом: важны профессиональные качества (и их подтверждения в виде сертификаций, например), сама личность, кругозор, характер и умение находить общий язык с более молодыми членами команды. Если в свои 40–45 ты ощущаешь себя на 60, сам про себя думаешь, что ты дед и ничего от жизни и карьеры уже не хочешь — тебе будет тяжело.

Фото: djmmtgamechangerdoc.wordpress.com
Фото: djmmtgamechangerdoc.wordpress.com

Когда речь о тех, кто решил сменить профессию, то мы также смотрим на то, готов ли человек учиться, какую работу над собой и своими знаниями он уже провел — может быть, ходил на курсы, писал какие-то проекты, занимался фрилансом и так далее. Просто так в 50 лет решить, что ты хочешь стать айтишником, и сразу же с нулевым опытом попасть в серьезный проект не получится.

Практически всегда шансы повышают знание иностранного языка (английского, немецкого), опыт работы за рубежом или же в смежной отрасли. Про стаж вождения больше 20 лет в резюме можно не писать. 

— С чем обычно связано желание сменить профессию на ИТ-отрасль? Это стремление заработать, применить свой опыт, получить новые знания, почувствовать себя молодым?

— Я не встречал тех, кто шел бы в ИТ за новыми знаниями. Кто-то идет к этой профессии целенаправленно, потому что с детства увлекается компьютерами и хочет развиваться в области современных технологий. Кто-то прагматично изучает рынок труда и индустриальные тренды, выбирая для себя отрасль, которая обеспечит работой на годы вперед.

Среди людей, которые меняют профессию, выделяются два типа: те, кто хочет улучшить свое финансовое положение, и те, кто в силу разных причин не смог реализовать себя в первичной области.

Как первых, так и вторых понять легко. Если ты не видишь перспектив и вариантов зарабатывать больше, но при этом есть возможность потратить время на переобучение и выйти на новый уровень, — почему бы не сделать так? Второстепенная мотивация — возможность сказать другим, что ты работаешь на проекте для Disney, Google или другого известного бренда.

— Вам бывает не по себе, когда на собеседовании вы видите опытных, но вынужденных уйти из своей первой профессии людей?

— Да, такие случаи запоминаются. Для меня самым неоднозначным было собеседование с детским хирургом, который и рад бы был заниматься своим делом, но в силу личных обстоятельств не мог уехать туда, где ему платили бы больше. Конкретно нам этот человек не подошел, но, насколько я знаю, он все-таки устроился аналитиком в другую компанию.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

— В сфере ИТ, где особенно важно быстро учиться и адаптироваться к меняющимся условиям, можно ли выделить возрастные группы специалистов, которые с этим справляются быстрее и лучше? Или возраст ни на что не влияет?

— К сожалению, влияет. Чем ты моложе, тем быстрее впитываешь информацию и учишься. Лет до 35–40 постоянно держать себя в тонусе и учиться новому относительно легко. Дальше нужно прикладывать ощутимые усилия, чтобы оставаться на волне. С другой стороны, чем старше ты становишься, тем легче тебе оперировать своим багажом знаний и развиваться в каком-то одном направлении, нежели постоянно учиться и переходить от нового к новейшему.

— Как часто ваша компания сталкивается с запросами, для выполнения которых лучше обращаться именно к возрастным сотрудникам?

— Я бы сказал, что раз в один-два года поступают такие запросы, когда приходится искать именно возрастных специалистов. Например, в этом году одному из крупных итальянских производств потребовалась экспертиза по первым версиям Oracle DB. Когда мы начали подбор кандидатов, то увидели, что их средний возраст около 50 лет и старше. Но не это удивило больше всего, а то, что эти люди не испытывают недостатка в проектах и на них есть спрос.

Нужно кое-что пояснить на этом примере. Информатизация в нашем регионе началась относительно недавно, но в мире активно внедрять новые информационные технологии начали уже с конца 1960-х. За эти 50 лет накопилось огромное количество систем, которые не обновлялись десятилетиями и в XXI веке совершенно неконкурентоспособны. Их нужно модернизировать, а для этого требуются те, кто знает, как эти старые системы работают, и может подготовить их к миграции или обновлению. Так и выходит, что люди со знаниями легаси-технологий снова нужны, но не для создания новых систем, а для обеспечения перехода старых на новые рельсы.

Еще один пример. Пару лет назад известному европейскому производителю тягачей понадобились специалисты по COBOL для миграции с одной из своих бизнес-критических систем. Ее ядро было написано еще в 1980-х на комфортных тогда технологиях и по мере роста компании система становилась все сложнее. Спустя 30 лет это была уже безнадежно устаревшая архитектура, которую срочно нужно было менять. Компания даже смогла вернуть несколько оригинальных разработчиков, но этого было мало. Понадобилось больше людей экспертного уровня.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Было понятно, что это будут люди старшего возраста — все-таки пик популярности COBOL пришелся на 1980-е. Тогда нам впервые в жизни пришлось собеседовать мужчин и, что самое необычное, женщин 60+. Хочу отметить, что все они произвели хорошее впечатление — максимально энергичные и активные люди. Когда видишь резюме белорусского программиста, которое начинается с 1981 года, то проникаешься уважением. Почти все из кандидатов по сей день вовлечены в ИТ-проекты, пускай и не на постоянной основе.

— Если говорить о профессиональном росте и перспективах в ИТ, то какими они могут быть у людей, которые годами занимаются одним и тем же? Что нужно делать, чтобы оставаться востребованным разработчиком даже на пенсии?

— Сразу развею популярное заблуждение: нет, начальниками станут не все. Кому-то это просто не нужно, а кому-то и не дано. Если у вас есть возможность и вам нравится развиваться в сторону управления проектами и людьми — это хороший вариант эволюции в ИТ. Но если вы хотите оставаться техническим специалистом, то чтобы быть конкурентоспособным, стоит проанализировать современный рынок технологий разработки и тренды его развития.

Практически всегда компании учитывают последние несколько лет трудового опыта. Им будет все равно, что вы 15 лет программировали на Delphi, а потом перешли на Java. Не бойтесь перечеркнуть многолетний опыт. Не бойтесь снова стать новичком, потому что вы им уже были. Выберите ту ветку, где вы сможете при минимальных затратах на обучение переходить между смежными языками или технологиями.

Сейчас существует масса онлайн-курсов, лекций, подкастов и комьюнити как раз для тех, кто решил, что пора перебраться на новую технологию или освежить свои знания в текущей. Нет ничего невозможного.

Читайте также

Новости компаний