Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,6 USD 2,5952 -0,0043
  • 2,63 EUR 2,6254 -0,0042
  • 4,3 100 RUB 4,3019 -0,0044
Финансы Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 25 февраля 2022

«Лучше не делать пока никаких платежей». Что важно знать бизнесу о работе с банками после новых западных санкций

После начала военных действий российской армии на территории Украины США и Евросоюз ввели санкции против российских компаний и банков. В основном ограничения затронули финансовую сферу. В списке оказались крупные банки, у которых также есть белорусские «дочки». Кроме того, недавно некоторые белорусские банки попали еще под одни санкции Евросоюза. «Про бизнес» узнал у источника в банковской сфере, как санкционные ограничения могут повлиять на сами банки и бизнес, который в них обслуживается.

«Основной вызов — это неопределенность»

По словам нашего источника, в санкционных документах не всегда четко прописываются конкретные ограничения и даже многочисленные комментарии не гарантируют понимания всех нюансов. В этом он видит основную сложность работы в условиях новых санкций:

— Без четко установленных правил игры риски значительно повышаются. Хотя паника сейчас тоже только навредит, поскольку какой-то жесткой ситуации в банкоской сфере нет. В то же время, есть несколько серьезных вопросов, которые очень волнуют банки и бизнес: доступ к наличной валюте, курс белорусского рубля, функционирование платежных инфрастуктур, платежи компаниям в других странах.

Наш собеседник описал ситуацию по каждому из вопросов.

— До пандемии, до проблем с авиасообщением, — объясняет источник, — белорусские банки получали наличные евро и доллары от банков Евросоюза. Потом они переключились на российские банки, которые накопили существнный объем наличной валюты. Из-за рекордного роста курса доллара к российскому рублю там сейчас есть напряжение на валютном рынке: россияне только за один день сняли ₽111 млрд наличных. И возникает вопрос: смогут ли белорусские банки подкрепляться наличной иностранной валютой из российских банков, если ажиотаж не прекратится? Каждый банк будет отвечать на этот вопрос сам. По белорусским и российским рублям пока в нашей банковской системе проблем нет. Однако это не значит, что они не начнутся позже.

Естественно, при повышающемся спросе на валюту курс тоже будет расти. Белорусский рубль еще вчера показал прямую корреляцию с российским: в обменниках курс доллара доходил до 3 белорусских рублей. По мнению нашего источника, именно этот порог пока что является для банков психологическим барьером, «потому что нет внутренней готовности, смелости перейти эту границу». Собеседник уточняет, что продажа валюты за такие суммы может вызвать непонимание у регулятора, а также советует не атаковать обменники:

— Резкое изменения курса — вызов для экономики, для финансовой системы, для предприятий и для населения. Однако предыдущий опыт показывает, что суета обходится дороже. Спекулятивную прибыль получить можно, но это, скорее, исключение из правил, чем правило. В первую очередь это касается поведения субъектов хозяйствования и населения. Скупать сейчас валюту можно, но в среднесрочной и долгосрочной перспективе это не гарантирует финасовую прибыль, а психологические издержки будут точно.

Будут ли проблемы с платежной инфраструктурой и платежами в другие страны?

Источник «Про бизнес» обращает внимание на то, что для разных российских банков применяются разные санкции — для кого-то жестче, для кого-то слабее. Понятно, что и белорусским «дочкам» этих банков также достанутся разные проблемы. Пока что приходит информация, что многие из санкционного списка уже не могут использовать инфраструктуру платежной системы Visa и Mastercard. Какие еще «сюрпризы» будут дальше, сейчас неясно.

— Но вопрос функционирования транзакционного бизнеса уже встает остро. И пока не будет четкого понимания юридических норм и правоприменительной практики, с транзакциями могут быть проблемы, — говорит наш эксперт. — На крайний случай у белорусских банков есть национальная платежная система Белкарт, а у российских — Мир. Но это все равно очень серьезный вызов.

Самая сложная ситуация сейчас с платежами украинским компаниям. Сегодня Нацбанк Украины запретил осуществлять операции в российских и белорусских рублях, а также проводить расчеты с контрагентами в России и Беларуси.

— Вообще сегодня стоит очень взвешенно подходить к любым платежам и прислушиваться к советам вашего обслуживающего банка, — говорит источник «Про бизнес». — В идеале — не делать пока никаких платежей. Суммы потерь могут быть очень большими. Когда конкретный платеж будет заморожен, устраивать истерику в банке будет бессмысленно. Многие сейчас будут пытаться успеть, вскочить в последний вагон. Некоторые владельцы бизнесов просто не хотят понимать сложности и риски. Банк не имеет права отказать в проведении транзакции, но юридически не будет отвечать, если вы потеряете деньги из-за санкционных факторов.

Источник «Про бизнес» также обращает внимание на работу российских банков на рынке долговых обязательств. Из-за санкций для них изменится стоимость заимствований. Коснется это и белорусских «дочек» этих банков.

— Как это скажется на отдельных игроках, однозначно сказать нельзя. Но у белорусских банков есть опыт работы в разных условиях. Поэтому ключевой момент — не суетиться, а принимать взвешенные решения. Если есть возможность постоять в стороне и посмотреть на развитие ситуации, то именно так и стоит сделать, — советует наш собеседник.

Отключат ли российские и белорусские банки от SWIFT?

Самые большие опасения вызывают угрозы отключения России и Беларуси от SWIFT. Однако источник «Про бизнес» уверен, что до таких мер не дойдет. Дело в том, что такое отключение нарушит транзакционный бизнес по всему миру.

— И страны, которые принимают санкции, это все прекрасно понимают, — говорит эксперт. — В любом случае у белорусских банков есть альтернатива: они подключены к российскому аналогу SWIFT — «Системе передачи финансовых сообщений» (СПФС). И сейчас она будет востребована. Также многие проблемы помогут решить прямые корреспондентские счета. Но, повторюсь, пока неизвестно, как поведут себя российские банки, будут ли они сами готовы работать не через SWIFT. Но все решится в ближайшее время. На привыкание к новой реальности и выработку правоприменительной практики может уйти около 2 недель.

Читайте также