Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,46 USD 2,4587 -0,0061
  • 2,58 EUR 2,5824 -0,0278
  • 4,39 100 RUB 4,3879 +0,0891
Личный опыт Никита Авраменко, «Про бизнес» 4 февраля 2022

История парня, который попросил у государства $1000, стал древелиром – и зарабатывает на уникальных штуках из дерева

Фото из архива героев
Александр и Анастасия. Фото из архива героев

Когда-то Александр Криворучко работал аналитиком в крупной брестской компании. Но после рождения ребенка захотел сам управлять своим временем. Решил, что хороший вариант — развивать свое дело. Для этого ему, несмотря на имеющийся кредит за квартиру, пришлось уволиться с хорошо оплачиваемой работы и пойти в столярную мастерскую. У Саши получилось пройти сложный путь: теперь он вместе с женой Анастасией развивает собственный бренд украшений из дерева. Читайте на «Про бизнес» очередную крутую историю о людях и предпринимательстве.

«Вначале я почти не приносил денег в семью»

— После окончания вуза мы с Настей уехали в Брест и нашли там работу. На тот момент все устраивало: суммарно мы получали около $ 1000 в месяц. Денег хватало и на жизнь, и на развлечения. А когда поженились, решили взять кредит на «однушку» в новостройке. В ноябре 2016 года у нас родилась дочь. Вместе с этим событием пришло осознание, что нужно что-то менять в своей жизни. У меня не было желания отдавать свое время «работе на дядю», хотелось распределять его так, как удобно мне.

В это время знакомый искал помощников в столярную мини-мастерскую. Я с детства любил работать с деревом, поэтому решил попробовать — стал ходить к нему по вечерам после работы. В основном мне давали самые простые задания, по большей части, обучали. Через какое-то время я мог сделать небольшой столик или раму для зеркала. Все было хорошо, пока я не травмировался: сам прошелся по ноге резцом. Решил дальше не пытаться изменить жизнь — продолжал работать в найме.

Но мы с женой продолжали мечтать о том, чтобы я занимался любимым делом. В 2018 году она нашла объявление: в столярную мастерскую требовались люди без опыта. Показала и спросила: «Может, попробуешь снова?».

Несмотря на кредит и маленького ребенка, я уволился с основной работы — начал все заново.

Первое время почти не приносил денег в семью. По сути, мы жили на декретные, 90% которых уходило на оплату кредита, и помощь наших родителей.

Было тяжело, страшно и интересно одновременно: с одной стороны, есть риск обрасти долгами, с другой — освоить новое дело и реализовать себя профессионально.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Работа в мастерской была тяжелой. График — 6 дней в неделю по 10 часов. Без праздников и стандартных выходных. Причем большую часть времени ты напряженно работаешь физически. Плюс я ездил в мастерскую на велосипеде — а это 9 км в одну сторону. Спустя пару месяцев работы был истощен настолько, что мог заснуть, пока крутил педали или шлифовал какую-то деталь. Истории, когда я засыпал, укладывая ребенка, вообще уже никто не считал.

Кажется, одни проблемы. Но через это нужно было пройти.

«Просто так субсидию никто не даст»

В мастерской я нашел единомышленника — мы поняли, что хотим заниматься авторскими украшениями. У него была конкретная идея: серьги, кольца, кулоны и другие изделия из дерева и эпоксидной смолы. В начале 2019 года мы начали пробовать ее реализовать, но инициативность партнера угасла еще на стадии обсуждения проекта.

И я остался один.

Первое, что сделал — прощупал рынок: есть ли спрос на такой товар? Создал несколько простеньких моделей сережек, выложил их в Instagram и показывал знакомым. Фотографии, кстати, до сих пор есть в нашем аккаунте: мы специально их храним, чтобы видеть, как изменяется внешний вид изделий. Реакция была позитивной: в директ пришли люди с просьбой сделать что-то под заказ.

Фото из архива героев
Фото из архива героев
Фото из архива героев

Следующий шаг — подсчет нужных вложений. Для мастерской не нужны огромные суммы. Болгарка, шлифовальный станок, масла и пропитки, наждачка и, собственно, дерево — на все про все чуть более $ 1000. На аренду мне лично тратиться не нужно: есть дача недалеко от Бреста, там можно работать.

Итак, я знал, сколько денег мне нужно — но пока у меня их не было. Поиски финансирования привели в центр занятости: мне подсказали, что там можно получить безвозмездную субсидию на открытие малого бизнеса. По этим программам начинающим предпринимателям выделяли как раз около $ 1000 в эквиваленте.

Но просто так деньги тебе никто не даст.

Сотрудники центра выдали список условий из десятка пунктов — все нужно было выполнить. Причем самое, на первый взгляяд, сложное из списка — составление бизнес-плана — отняло у меня минимум времени. Гораздо тяжелее было соблюсти все бюрократические формальности.

Для получения субсидии, например, нужно сначала попробовать устроиться на работу. Понимаете, да?

Человек, мечтающий о собственном деле, должен обойти несколько организаций и предложить им свои услуги в найм. Мне это все казалось нелогичным.

Еще нужно было побывать на информационном часе, заполнить десятки бумажек... В общем весь этот квест отнял у меня месяц. Затем комиссия рассмотрела мой бизнес-план и одобрила его, выделив субсидию в эквиваленте почти $ 1000. Самое сложное — их правильно потратить и собрать все чеки, потому что за нецелевое использование средств можно не только лишиться субсидии, но и заплатить штраф.

«В 2021 году я закрыл ИП»

К осени 2019 года я, наконец, смог закончить всю подготовку, открыть ИП и запустить работу мастерской. Ура, я официально стал древелиром! Сразу же написал об этом в моем профиле в Instagram, где уже были десятки фотографий работ. Сосредоточился на самых простых изделиях — это серьги, кольца и кулоны.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Поначалу заказов было немного, поэтому все свободное время я искал и придумывал эскизы новых изделий и продолжал работать «в стол». Настя взяла на себя весь маркетинг: продвигала профиль в Instagram, изучала целевую аудиторию, продумывала систему отправки готовых заказов. Она же стала моей моделью и иногда рекламирует комплекты. Поначалу удивительным для нас было, что клиенты чаще всего делают заказы после 22.00, а на самом деле все объяснимо: они разобрались с работой и домашними делами и могут уделить время себе.

Через несколько месяцев клиентов стало больше: бывали даже дни, когда я зашивался и не знал, как найти время, чтобы залить дерево эпоксидкой. Тогда же началось расширение ассортимента, причем во многом это была не моя инициатива. Клиенты присылали фотки браслетов, просили их либо повторить, либо доработать. Со временем таким же образом появились и бритвенные станки: человек обратился с просьбой сделать деревянный станок в подарок.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Были и очень сложные заказы: например, я делал браслет с цельными деревянными звеньями, на которых не видно следов склеивания или пайки — он выглядит как литая деревянная цепочка. Такой браслет стоил больше 200 бел. рублей (почти $ 100). Самое же дешевое мое изделие ушло за 25 рублей ($ 10).

Но поток заказов все равно оставался нестабильным, и так было целый год.

А потом я научился предсказывать, какие дни стоит зарезервировать под активное производство, а в какие — искать новый дизайн изделий. Разобрались, что такое сезонность в этом бизнесе: летом и весной люди чаще всего заказывают яркие украшения с зелеными, желтыми и красными оттенками, а вот осенью и зимой предпочитают спокойные белый и голубой цвета.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Благодаря планированию я добился главного: научился управлять своим временем. Теперь я предоставлен сам себе и могу ездить в мастерскую только для сложной и грязной работы, когда соберу достаточное количество заказов. Что-то же — например, заливку смолой, — можно делать и дома, проводя время с ребенком и женой.

Еще через год, осенью 2021 года, я закрыл ИП. Я-то думал, что объемы работ будут расти и расти и мне понадобятся наемные работники — пока этого не произошло, и «кадровый ресурс», который дает ИП, мне оказался не нужен. Перерегистрировался как ремесленник: платишь раз в год единый налог в 2 базовые величины — сейчас это 64 бел. рубля, или около $ 25, — и спокойно работаешь.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Кроме налогов, у меня есть ежемесячные расходы на обновление наждачной бумаги, лаков, пропиток и других расходников. На все это уходит около $ 100. Дерево я принципиально не покупаю: использую либо остатки пиломатериалов на даче, либо обрезки, которые забираю у друзей на пилорамах. Работа с материалами строится так: сначала создается одно крупное изделие, потом из остатков доски - украшения поменьше, а уже совсем небольшие кусочки уходят на допкомплекты к другим работам.

В основном использую дуб, потому что мне нравится его текстура и то, как он ломается. Но также не отказываюсь от лиственницы, граба, хвои и других пород.

Доходы по-прежнему непостоянные: варьируются $ 400 до $ 1000 в месяц.

Большинство заказов приходит через Instagram. Основные клиенты — белорусы, на втором месте россияне. Хотя бывали у нас заказчики даже из ОАЭ. Мы пробуем повышать количество заказов разными способами — например, коллаборациями с блогерами. О цифрах говорить не очень хотим, но видим, что такие акции работают.

Спустя почти 2,5 года работы могу сказать, что рынок авторских деревянных изделий весьма специфичный и имеет ограниченную аудиторию. Не каждый человек оценит украшение из дуба по цене кольца из серебра. Зато те, кому это нравится, становятся постоянными клиентами.

Точно знаю, что мне есть над чем работать и куда развиваться. В ближайшее время хотел бы вернуться к производству мелкой авторской мебели. Все получится: главное — это желание и поддержка родных и близких.

Читайте также