Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,46 USD 2,4587 -0,0061
  • 2,58 EUR 2,5824 -0,0278
  • 4,39 100 RUB 4,3879 +0,0891
Личный опыт Татьяна Матвеева, «Про бизнес» 31 января 2022

Стартовали с $10, раскрутили бизнес на две страны — а теперь все продают, чтобы сохранить семью

Фото из архива героев
Анна и Юрий. Фото из архива героев

Минчане Юрий и Анна Худайбереновы еще 7 лет назад были обычной семьей с маленьким ребенком, у которой не хватало денег. Однажды прижало особенно сильно, но жена сделала ставку на золотые руки мужа — и не прогадала. На последние $ 10 Юра купил фанеру и сделал полки для детской комнаты, а Аня их выгодно продала в Instagram. Через полгода ремесленники перешли с мелких поделок на крупные объекты — деревянные карты мира EcoDeko. И хоть они недешевы, заказы расписаны наперед. Сегодня у Худайбереновых уже двое детей, стабильный бизнес, дом под Минском, мастерская, но супруги… хотят продать бизнес, чтобы сохранить семью. Очередная крутая история о предпринимательстве и предпринимателях — на «Про бизнес».

«Денег катастрофически не хватало. И однажды до меня дошло: так у меня же „рукастый“ муж!»

Началось все в марте 2015 года — с Аниной мечты о красоте и уюте.

— Пока я не вышла в декрет, мы с мужем неплохо зарабатывали. Я была администратором в ресторане, а он — автослесарем. Но когда родилась первая дочка, денег стало катастрофически не хватать, иногда даже перехватывали на еду у родителей, — вспоминает Анна Худайберенова. — А так хотелось повесить в детской красивые полочки, яркий ночник! И однажды до меня дошло: так у меня же «рукастый» муж! Раньше помогал отцу строить дачу, да и ремонт в квартире всегда делает сам. Показала Юре фотографию полки: «Сделаешь такую же?» Он ответил: «Без проблем! Электролобзик и шлифмашинка у меня есть». Этот же снимок я запостила в соцсети. Спросила своих друзей: «Есть желающие купить такую полочку?» Они тут же откликнулись: «Да, здорово!»

На последние $ 10 из семейного бюджета Юрий купил лист фанеры. Сделал из него четыре полки — то есть материал для одной обошелся в $ 2,5. Анины подписчики раскупили все — по $ 30 за каждую.

Прибыль семья снова вложила в фанеру.

Отныне по выходным Юрий — в автосервисе он работал два дня через два — делал полки для детской. А Анна продвигала товар в соцсетях.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

— Все закрутилось как-то неожиданно быстро! Хотя цену на наши полки я изначально поставила достаточно высокую — $ 30. Как правильно формировать стоимость, узнала позже, уже после специальных курсов. А тогда просто ориентировалась на стоимость аналогичных полочек в России, потому что мастеров, кто бы делал такие же в нашей стране, я не нашла. Объясняла потенциальным клиентам из Беларуси, что заказать полку у нас им выгоднее, так как не нужно платить за доставку, которая в то время была дорогая.

Чуть позже ассортимент расширился: у Худайбереновых можно было заказать для детей еще и качалки в виде единорога, и ночные светильники — в форме облачка, звездочки, паровозика, мишки, якоря и т.д. Заказов стало столько, что Аня принимала их раз в месяц и расписывала наперед.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

«Часть денег на лазерный станок взяли в долг. Он плыл из Китая три месяца»

Так супруги стали ремесленниками. Из обязательных платежей — ремесленный сбор раз в год. Он составляет две базовые величины, сейчас это 64 бел. рубля (около $ 25).

— Крупных вложений в дело поначалу не было. Нужны были только лист фанеры и банка краски. Но, поработав электролобзиком, муж понял, что это сложно: инструмент рвет края, и процесс изготовления изделия затягивается. Юра мог два выходных делать одну полку. И на одни из первых заработанных денег мы купили ручной фрезер — где-то за $ 70. Для нас это уже была подъемная сумма.

Бизнес креп, и месяцев через семь Юрий ушел из автосервиса. Но все еще опасался за будущее семьи.

— Муж долго не верил, что наше новое дело — это навсегда. В выходные он целый день столярничал на балконе.

Но относился к этому как к подработке и не хотел даже слышать, что надо увольняться с основной работы. Хотя уставал так, что однажды разулся — и уснул прямо на коврике возле двери.

Неизвестно, сколько бы это еще продлилось, но на автосервисе начали сокращать людей. И когда перед начальством встал выбор, уволить Юрия или еще одного сотрудника, муж сказал: «Давайте уйду я». Но даже после этого он не верил в успех нашего бизнеса: для подстраховки устроился курьером, развозил грузы.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Полностью на собственное производство мужчина переключился, когда из Китая по заказу прибыл лазерный станок. С доставкой он обошелся в $ 4,7 тыс.

— Часть этой суммы накопили сами, а пару тысяч взяли в долг у родителей. Отдавали постепенно, за полгода рассчитались. Я даже не уверена, что до конца: ни родители, ни мы не вели строгого учета погашения долга. А со станком вышла веселая история. Он плыл из Китая три месяца. И Юра все это время волновался, звонил и уточнял, где он. Однажды поставщики пошутили: «Вам скинуть точные координаты, где именно он в океане?»

А через полтора года после продажи первой полочки, в сентябре 2016-го, начался бизнес по-крупному:

— Как-то одна постоянная клиентка (у нее уже был весь наш ассортимент) прислала фото деревянной карты мира: «А такое можете сделать?» В России цены на подобные изделия стартовали от $ 1000. Вроде бы привлекательно. Но мы не знали, пойдет ли такой товар в Беларуси, тем более что наша целевая аудитория по товарам для детской — женщины в декрете, некоторые из них и на ночник деньги по несколько месяцев откладывали.

Но даже ради одной клиентки решили попробовать.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

«С детских полок и светильников перешли на карты мира. Зарабатываем в среднем 12 000 бел. рублей»

Первую карту Юрий делал полгода: нужно было вникнуть во все тонкости. Но заказчица осталась довольна. Фотографии этой работы мужа Анна запостила в Instagram с особой гордостью:

— Периодически я «прокручивала» эту тему: три-четыре поста — про детские изделия, потом — про карту. И люди просто «грелись», интересовались ценой. Мы ее не сбивали, хоть многие писали: «М-м-м, дорого». И через полгода пришел второй заказ! Потом они стали регулярными. А через некоторое время — массовыми.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Худайбереновы решили закончить с детской тематикой и перейти только на карты.

Прибыль с ночника и с карты имеет колоссальную разницу: в среднем в 10 раз в цене продажи, а затраты, можно сказать, сопоставимые.

Часть наших подписчиков, узнав, что мы больше не занимаемся детским ассортиментом, отсеялась, но многие приходили к нам уже только из-за карт мира. Через 5 лет наши цены особо не поменялись, но добавились комплектующие. Самую дешевую карту сейчас предлагаем за 150 бел. рублей (около $ 60), самую дорогую — за 1700 бел. рублей ($ 650). Самое ходовое изделие — шириной 2 метра, стоит $ 270−350 в зависимости от подсветки. Чем масштабнее карта, тем больше на ней стран, городов, разных отметок, — объясняет Анна.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Основные клиенты семьи — люди со средним достатком. 60% покупателей — из Беларуси, в основном Минска, остальные — россияне. Есть даже клиенты из дальних уголков России — например, Мурманска.

Для изготовления карт используется фанера разной толщины, акриловое стекло, масло. Анна поясняет, что они с мужем могут позволить себе не поднимать цены, так как уже 6 лет берут древесину у одного и того же белорусского поставщика:

— И у нас накопительная система покупок. Поэтому когда растет стоимость древесины, мы это не сильно ощущаем. К слову, на фанеру цены за 7 лет выросли в 2,5 раза. Но если вначале мы ездили и брали по листику, то теперь — блоками.

На материалы в месяц уходит 3−3,5 тысячи бел. рублей (около $ 1300). Выручка — в среднем 12 тыс. рублей ($ 4500).

Из детских товаров EcoDeko сейчас изготавливает только ростомеры.

— Это мой творческий порыв, — улыбается Анна. — Хочется все-таки делать что-то свое, а не повторять за кем-то. Это недорогое изделие, но у нас в месяц заказывают, может, три ростомера. А карт — штук 15.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

«Ученик мужа купил станок — и стал нашим конкурентом»

Реклама у проекта, признается Анна, «стихийная»:

— Участвуем в ярмарках, совместных мероприятиях с другими ремесленниками. В таких случаях очень хорошо работает сарафанное радио. Раза три запускала таргет в Instagram, на это ушло $ 45. В масштабах бизнеса это, конечно, не деньги. Но особых результатов не было. Это потом мне уже на курсах объяснили, что такая реклама должна крутиться не три дня, а неделю и более. Недавно о нас рассказала в сторис белорусский блогер, у которой около 100 тысяч подписчиков, — видим интерес новых клиентов. Это был бартер.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

А вообще, продвигаться проекту в Instagram, как считает Анна, помогает ее отношение к подписчикам:

— Я с ними поддерживаю теплое общение и после покупки. Спрашиваю, как дела, радует ли их карта. И они нас потом рекомендуют своим знакомым.

Помощников у Юрия в мастерской нет, он все делает один.

У нас были удачные и неудачные попытки взять учеников. Неудачных — больше.

Некоторые подмастерья учились так долго, что мы несли убытки, страдали заказчики. Потом Юра взял к себе своего хорошего знакомого. У этого мальчика руки росли откуда надо, они с мужем ладили, все было хорошо. Но, переняв навыки от Юры, парень заявил, что больше работать с нами не будет. Мы узнали, что он купил собственный станок. При этом у него в компьютере остались все наши наработки, чертежи: муж ведь с ним дружил, доверял. И теперь он — наш конкурент.

Но именно эта ситуация заставила супругов задуматься о собственной мастерской. Лазерный станок весит 5 тонн, в квартире его не поставишь. До этого мастерская размещалась в гараже бывшего ученика — теперь конкурента.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

— Юра предложил: давай продадим квартиру, переедем временно на съемную и начнем строиться. Так и сделали. На сбережения купили участок под Минском, первым делом своими силами обустроили там мастерскую, а позже возвели и дом.

А сейчас, внимание, в истории — неожиданный поворот! Супруги хотят продать свой бизнес, чтобы сохранить семью.

— Устали мы неимоверно. Начали задумываться: мы живем вместе потому, что вместе работаем, или все же потому, что между нами есть чувства?

Муж хочет заняться мебелью, намерен продать лазерный станок и купить фрезерный. И у него условие: я с ним больше не работаю. Идеи, чем займусь дальше, но уже самостоятельно, у меня тоже есть.

Главной ошибкой Анна считает то, что они с Юрием с самого начала взвалили все только на себя:

— Многое делали «по ощущениям», учились на ходу. И всем занимались сами. А ведь ту же оперативку с клиентами можно было отдать какой-нибудь девочке-студентке, а черновой, несложный этап работы по столярке, например шлифовку, — парню-студенту. И сейчас, возможно, мы бы не выгорели и все было бы иначе. Но при этом все, через что мы прошли, — опыт. А это бесценно.

Читайте также