Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,58 USD 2,5828 +0,015
  • 2,95 EUR 2,9496 +0,0051
  • 3,39 100 RUB 3,3879 -0,0065
Личный опыт Анна Руденко, «Про бизнес» 30 ноября 2021

«Первое время местные удивлялись: „В смысле — за кофе больше $ 1?“» Как парень открыл в полесском городке хорошую кофейню

Фото из архива героя
Вадим Лучиц. Фото из архива героя

26-летний Вадим Лучиц из Дрогичина еще пять лет назад учился в брестском вузе на инженера-строителя, а потом четко понял — не его. Ну не быть ему специалистом по водоснабжению, так зачем тратить время и деньги на образование, которое никогда не пригодится? К тому же парня вдохновлял пример родителей и братьев, которые всю жизнь занимались предпринимательством — у них сеть мясных магазинов в Бресте, Белоозерске и Березе. «Мне тоже нужно свое дело, а не бессмысленный диплом ради диплома», — решил Вадим, забрал документы из вуза — и в начале 2017 года открыл хипстерскую кофейню в маленьком полесском райцентре. Рассказываем историю парня, который приучил Дрогичин к хорошему кофе и собирается идти дальше.

Кофейня Sladikov coffee находится в центре Дрогичина. Интерьер — типичный для европейского заведения, но удивительный для 15-тысячного полесского городка: мягкие диваны, яркие кресла, уютные огоньки, стильная музыка, улыбчивый персонал. А раньше, до того, как сюда пришел Вадим, здесь стоял белый ларек — 36 «квадратов» в видавшем виды пластике и продукты повседневного спроса. Потом не стало и этого: продуктовый бизнес закрылся, ларек безжизненно стоял в центре городка.

Фото: Станислав Коршунов. Из архива героя

А в это время вернувшийся из Бреста бывший студент Вадим искал помещение под кофейню.

— Привык в Бресте к тому, что есть заведения, где можно выпить качественный кофе. Решил, что в любом городке у людей должна быть такая возможность. Дрогичин я люблю, здесь уютно, считаю, что наш город может быть прекрасным местом для жизни, вот и решил делать его лучше.

Когда я все это задумывал, из общепита здесь было фактически только райпо.

И очень большая проблема с помещениями — в аренду нельзя было найти ничего приличного. Хорошо, что знакомый предложил этот ларек — аренда помещения обходится нам приблизительно в $ 250 в месяц.

В ремонт, мебель и оборудование для минимальной готовки и кофе Вадим вложил полгода жизни и около $ 20 тысяч. Самая дорогая покупка — профессиональная кофемашина за $ 6 тыс. Вадима в Дрогичине никто не понимал: зачем, мол, такая дорогая, просто поставь кофейный автомат. Но парень делал ставку именно на качественный кофе, плюс его жена имела опыт работы бариста в минской кофейне — и научила всему местных сотрудников.

— Мы хотели сделать семейное душевное стильное место. Никакого алкоголя.

В таких городках, как наш, алкоголь в меню сразу привлекает соответствующий контингент — будет не до хорошего кофе.

В конце августа открылись.

— Реклама? — переспрашивает Вадим. — Зачем в Дрогичине реклама? Здесь открытие чего угодно нового — само по себе огромное событие для города. Об этом сразу знают все: информация расходится через сарафанное радио, это обсуждают в местных соцсетях и мессенджерах.

Фото из архива героя

И сразу после открытия проблем с клиентами у Вадима не было: правда, семей среди посетителей оказалось меньше, чем он ожидал, а вот молодежь заведение оценила.

— А потом закончилось лето — и все уехали. У нас же здесь молодежи очень мало, в основном студенты приезжают к родителям на каникулы. Ну, и вот начало учебного года мне всё поломало. Первая зима была сложная, наверное, даже в пандемию нам не было так тяжело.

Фото: Станислав Коршунов. Из архива героя

Правда, позже Вадим понял, что в ту первую зиму ему «поломали всё» не только студенты: в кофейне было мало места. Так что он начал пристраивать к бывшему ларьку отапливаемую террасу на 40 «квадратов», которая могла бы принимать гостей и зимой.

В первый год работы, признается, едва не закрылся — так было тяжело: никакой прибыли, одни вложения, дневная выручка могла не превышать 70 рублей. Но, говорит, «жалко было бросать это все».

За этот год он вложил в кофейню еще около $ 10 тыс. — и теперь его заведение может одномоментно принять до 46 гостей, это вдвое больше, чем раньше.

Фото из архива героя

Меню кофейни практически не меняется с 2017 года: разные виды кофе, чай, безалкогольные коктейли, шаурма, блины с разными начинками. Пробовали предлагать готовые десерты, говорит Вадим, но как-то не пошло: по некоторым позициям предпринимателя не устроило качество того, что он мог тогда купить в Дрогичине в нужных ему небольших объемах, по другим же возникли проблемы с документами и саннормами.

Фото: Станислав Коршунов. Из архива героя

— Первое время местные удивлялись: «В смысле — за кофе 3 рубля?!» Мол, зачем нам такое, когда вон в блинной «три в одном» за рубль делают, — смеется Вадим. — Мы упорно стояли на своем: это не «три в одном», это качественный кофе. Предлагали попробовать хотя бы раз — и, похоже, за 4 года уже приучили местных к хорошему напитку. Сейчас у нас средний капуччино, например, стоит 3,50 бел. рубля (чуть более $ 1).

Люди в Дрогичине сегодня готовы платить за хороший кофе.

В команде — пять человек: Вадим (на нем доставка продуктов, вопросы по эксплуатации помещения и оборудования, контроль за бухгалтерией, документация), жена (она за баром), еще один бариста и два повара. Средняя зарплата — 400 бел. рублей (чуть более $ 150) на руки (при средней реальной в Дрогичине в 2021 году, по официальной статистике, около 900 бел. рублей ($ 350)).

Фото из архива героя

— У нас работает только молодежь — и это большая беда. Молодежь-то в Дрогичине не задерживается, поэтому текучка ужасная. Вот выпускник не поступил в этом году в вуз и остался в городе — он с радостью идет к нам. Только мы его обучили и натаскали — как он поступил и уехал.

Год — средний показатель длительности работы у нас. И начинай сначала.

Рентабельность бизнеса, по словам Вадима, сегодня около 20%. На текущую окупаемость его кофейня вышла через год, все инвестиции владелец вернул спустя три года. Фиксированные траты предпринимателя сегодня составляют не менее 5 тыс. рублей ($ 2 тыс.) в месяц: здесь аренда, зарплаты, налоги, коммуналка.

Фото из архива героя

Кофейня оформлена на ИП, Вадим платит единый налог — около 2 тыс. бел. рублей ($ 780) в квартал. Очень много средств «вытягивает» электроэнергия: зимой предприниматель платит около 1600 бел. рублей ($ 625) в месяц, летом — где-то 2200 ($ 860).

— Летом больше людей, выше проходимость, соответственно — больше заказов.

Основную прибыль кафе приносит именно летом: у нас сезон — это когда в город на каникулы возвращаются студенты.

Чтобы привлекать клиентов, Вадим и команда предлагают подарочные сертификаты, различные сеты типа «кофе плюс сэндвич» или «два кофе» по специальной цене, устраивают в кофейне вечера живой музыки.

Что дальше?

Вадим, в отличие от другой местной молодежи, видит свою жизнь только в Дрогичине: у него здесь родители, жена и маленький сын, ему комфортно и уютно в 15-тысячном городке, где родился. Кофейня Sladikov coffee, говорит владелец, продолжит работать на том же месте, но, наверное, уже с другим названием и обновленным меню.

— Хочу убрать блины и шаурму и заменить их на более широкий ассортимент сэндвичей, круассаны, десерты. Печь планируем сами, из замороженного теста. Это облегчит мои вечные проблемы с доставкой свежих продуктов для начинок; прикинул также, что расходы на электроэнергию снизятся. Ну, и анализируем спрос — вижу, что сэндвичи очень востребованы.

А потом Вадим пойдет дальше покорять Брестскую область — и открывать аналогичные кофейни в других райцентрах. Начинать планирует с Березы.

— На самом деле почти каждому маленькому белорусскому городу не хватает стильных мест с простым хорошим меню. Так что — бери и делай, а клиенты найдутся везде.

Читайте также