Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,56 USD 2,5593 +0,0199
  • 2,88 EUR 2,8761 +0,0275
  • 3,39 100 RUB 3,3862 -0,0181
Личный опыт Татьяна Матвеева, «Про бизнес» 26 ноября 2021

«У них хозяйство, огороды — а тут я со своей красотой». Как девушка зарабатывает маникюром в белорусской деревне

Фото из архива героини
Анастасия Лавринович. Фото из архива героини

В агрогородке Язно Миорского района Витебской области живет около 600 человек. Как и в любом белорусском местечке, здесь свои достопримечательности. Например, лежит 150-тонный валун, «приползший» вместе с ледником 20 тысяч лет назад — возле него, по легенде, обедал сам князь Всеслав Чародей. Течет родник: температура воды в нем +4º C и зимой, и летом, и, как уверяют местные, она исцеляет от многих болезней. Еще есть школа, садик, больница, дом культуры, церковь, пожарный пост… Но вот с бытовыми услугами напряг: негде, например, даже постричься. И когда два года назад в Язно появилась своя маникюрша — это было событие! Сегодня у Анастасии Лавринович более 100 клиенток. Некоторые сельчанки держат несколько коров или большой огород — и щеголяют с профессиональным маникюром. Ценят их руки теперь и мужья: сами вызываются помыть посуду. Вот что делает красивый маникюр! Рассказываем историю маленького бьюти-бизнеса из белорусской глубинки.

Анастасии Лавринович 35 лет, она мама 14-летнего Данилы и 5-летней Веры. По специальности — организатор культурно-досуговой деятельности. Семь лет отработала худруком в сельском доме культуры. Но после второго декрета решила туда не возвращаться, хотя и предлагали повышение — стать директором. Вместо этого она открыла в агрогородке маникюрный салон. Прямо у себя дома.

«Первый маникюр делала на гладильной доске. Благодарили шоколадками»

Настя вспоминает, как все закрутилось:

— В декрете у многих женщин появляется второе дыхание. Кто-то начинает вязать, кто-то — печь тортики. А я влюбилась в маникюрное дело. В декрете же тоже хочется быть красивой, я ездила в салон в Полоцк, мне там делали маникюр. Но город от нас в 40 км, часто не наездишься, да и маленький ребенок привязывает к дому. Вот и решила научиться «делать ногти» сама. И словно накрыло: кормлю ребенка, готовлю обед, убираю дом — смотрю и смотрю ролики про маникюр на YouTube. Вся «память» смартфона — в картинках с ногтевым дизайном.

Сперва Настя делала маникюр себе. Потом маме, сестре, подружке, соседке… «Мои подопытные кролики», — шутит мастер. И вскоре сарафанное радио разнесло, что в Язно появилась своя маникюрша. Женщины потянулись к ней вереницей.

— Конечно, не с первого клиента у меня все получилось. Бывали «косяки». Но я училась, практиковалась, побеждала свои неуверенность и страх: получится ли, не испорчу ли человеку руки? Сейчас я делаю маникюр с долговременным покрытием за 1−1,5 часа. А раньше возилась 3,5! Пока развивалась, потихоньку покупала оборудование. Первый маникюр делала на гладильной доске, потом подарили маникюрный столик. Начинала с самой примитивной лампы и трех гель-лаков: красного, черного, белого. Теперь в моей коллекции их более 200. И это только чистые цвета, а ведь что-то смешивается, добавляются блестки и т.д.

Фото из архива героини
Фото из архива героини

С первых клиентов начинающий мастер денег не брала. Они благодарили ее шоколадками. Потом стала продавать свои услуги за символические 3−5 бел. рублей ($ 1,5−2). Заработанное откладывала и покупала нужные принадлежности.

— Когда пришло время выходить из декрета, я окончательно поняла, что в Дом культуры не вернусь. Не привлекло даже то, что меня хотели назначить директором. Руководящая должность — это точно не мое, да и зарплата в этой сфере маленькая. Я отдала дочку в садик, оформилась как самозанятая. Плачу единый налог — сейчас это 35 бел. рублей (около $ 15) в месяц, и вот уже два года работаю на дому. Мой «уголочек» — на веранде, туда ведет отдельный вход. Муж утеплил помещение, обшил его вагонкой. Сейчас покупаю сюда стеллажи, полочки, создаю уют.

«Это заблуждение, что сельской женщине не нужен маникюр»

Когда Настя вышла из декрета, ее услугами пользовались 30 женщин. Сейчас в клиентской базе — около 100 человек.

— В основном это жительницы нашего Язно, они работают в разных местах: школа, детсад, больница, магазин… Им от 40 до 60 лет. Но есть и молодые девчонки, которые приезжают из Полоцка, Новополоцка: в выходные они гостят у родителей и приходят ко мне. Есть клиентки из соседнего, Глубокского, района.

Фото из архива героини

Мужчины наши маникюром не интересуются. Пока у меня только женская клиентура. Но я знаю, что мужьям тоже нравится, когда у жены красивые, ухоженные руки, и они даже сами вызываются помыть посуду. Вообще, это большое заблуждение, что женщине в деревне не нужен маникюр. Просто в городе салоны красоты на каждом шагу: пошел и привел ногти в порядок. А из Язно не каждая поедет ради этого в Полоцк или Миоры. Поэтому мои клиентки все время повторяют: «Настя, как хорошо, что ты у нас появилась!»

Конечно, деревенские женщины не ходят сейчас с серпами или косами, но некоторые держат несколько коров, большое хозяйство.

Они признаются: мол, раньше не знали, что такое маникюр, а теперь не представляем, как это — ходить с запущенными ногтями. Они уже не стесняются своих рук.

Одна женщина поделилась: «На кассе в магазине я с гордостью достаю кошелек — можно лишний раз похвастать красивым маникюром».

«Ногти просят разные. Даже по мотивам „Игры в кальмара“»

Насте нравится общение с клиентками.

— За полтора часа можно узнать о человеке многое. Женщины делятся наболевшим, и ты в какой-то степени психолог. Кстати, в школе я мечтала им стать. Ко мне приходят разные люди, из разных сфер, разного возраста: от старшеклассниц до пенсионерок. И со всеми нужно найти общий язык, чтобы человек чувствовал себя комфортно.

Дизайн ногтей мастер делает по просьбам клиенток. Нередко даже угадывает их желания.

Фото из архива героини

Фото из архива героини

— Одна девочка просит: «Сделайте мне маникюр по мотивам „Игры в кальмара“». А я впервые о ней слышу! — смеется Настя. — Девочка мне рассказывает, что это мегапопулярный сериал, героям которого присвоены номера. Так, у главного игрока, борца за справедливость, — номер 456. И вот я уже рисую «Игру в кальмара» на ногтях этой девушки. Есть женщины, которые хотят праздника на руках — просят что-то яркое, веселое. Кто-то, наоборот, выбирает классику, неброские, нюдовые лаки. Какие-то идеи подсматриваю в интернете.

Увидела один раз в «Инстаграме» ногти, подумала: вот это подошло бы Диане. Заскриншотила. Диана приходит — и показывает мне эти же ногти! Есть женщина, которая обожает вишневый цвет. Но чтобы не повторяться, мы с ней «играем» с оттенками: в этот раз пусть будет спелая вишня, а в следующий — чуть меньше бордовинки. У молодых девчонок, как я заметила, сейчас в тренде очень длинные ногти. Мне они, если честно, не нравятся. Иногда прошу: «Давай уберем длину». Но девчонки это перерастут. У женщин постарше уже сформирован совсем другой вкус.

«Мне говорят: "Повышай цены". Но я не могу»

За комбинированный маникюр с покрытием гель-лаком мастер сейчас берет 17 бел.  рублей ($ 7). С наращиванием ногтей — чуть дороже: 20 бел. рублей ($ 8). Но наращивание заказывают редко: в основном на выпускной или свадьбу.

— По сравнению с городскими мои цены невысокие. Для сравнения, в Миорах комбинированный маникюр стоит 25 бел. рублей ($ 10), в Полоцке — 30−35 бел. рублей ($ 12−15), в Минске — 50 бел. рублей ($ 20). Мне говорят: «Повышай цены». Но я не могу.

В деревне у людей нет больших доходов, и $ 7 — это большая сумма.

Да я и не хочу поднимать цены: мне хватает и сегодняшнего заработка.

В среднем Анастасия зарабатывает 1700 бел. рублей ($ 700) в месяц.

— Обычно у меня 5 клиенток в день. Делаю себе два выходных в неделю. Получается, в месяц у меня 95−100 маникюров. Из заработанной суммы 35 бел. рублей (около $ 15) идет на уплату налога, еще 100−120 бел. рублей ($ 40−45) — на покупку расходников. Это пилки, апельсиновые палочки, перчатки, дезинфицирующие средства, базы, гель-лаки — обычно докупаю два новых цвета в месяц.

Фото из архива героини
Фото из архива героини

Анастасию хотели переманить в город — предложения работы поступали из салонов красоты в Полоцке и Новополоцке. Но пока ее устраивает самозанятость. Есть планы, но, опять же, они связаны с работой в сельской местности:

— Дома работать, конечно, удобно. Но в будущем хочу расширить дело и снять помещение. В нашем агрогородке очень нужен парикмахер: чтобы постричься, людям нужно ехать в город. И специалист бы нашелся. Мы могли бы вместе с парикмахером арендовать какое-то помещение.

Проблема в том, что ничего подходящего у нас в Язно пока нет. К примеру, одно здание, где можно было бы открыть салон, красивое, но не отапливается.

Но в самозанятости, по словам Анастасии, есть и минусы:

— Например, я не имею возможности взять кредит и стать поручителем, потому что не могу подтвердить свой доход, хоть и плачу налог. Но в целом я ни капли не жалею, что занялась своим делом. На старте были скептики, которые говорили: «В деревне и так у людей денег нет, а ты выдумала делать тут маникюр». Не надо никого слушать. Мой совет новичкам: идите и пробуйте! Если совсем страшно полностью уйти в свое дело, работайте на полставки в найме, а в остальное время пеките свои тортики, делайте поделки. Кто знает, может, в будущем вы только этим и займетесь.

Читайте также