Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,54 USD 2,5448 +0,001
  • 2,87 EUR 2,8702 -0,0093
  • 3,45 100 RUB 3,4543 +0,0152
Личный опыт Татьяна Матвеева, «Про бизнес» 18 октября 2021

«Чтобы не прогореть, ипэшнику надо постоянно крутиться». Как многодетная мама из белорусской глубинки пытается заработать на пирожках

Фото из архива героини
Фото Алеся Пилецкого. Из архива героини

У Ольги Климанской из Верхнедвинска, что в Витебской области Беларуси, — пятеро детей и никакого постоянного места жительства. Так уж вышло после сложного развода. Зато у нее есть орден Матери и огромное желание вкусно готовить и кормить людей. Два года назад женщина оформила ИП — и с нуля открыла бизнес с собственной выпечкой под брендом «Счастье есть». Читайте историю многодетной мамы из глубинки, которая ни у кого не просит помощи, а упрямо идет вперед.

В Верхнедвинске у Ольги был фургон-пекарня — и все местные знали, где в их 7-тысячном городке искать свежие пирожки, пиццу, чебуреки, пончики, пирожные, булочки. По семейным обстоятельствам пекарю пришлось переехать в Браслав. Там она арендовала летнее кафе. Сейчас осень, не сезон: клиентов нет, кафе закрылось. Но Климанская снова нашла выход: ездит с чебуреками на границу с Латвией, к пункту пропуска, и кормит дальнобойщиков, которые стоят в очереди на пункт пропуска «Урбаны».

— Ребята довольны, просят: «„Оля-пирожок“, приезжай со своими вкусняшками еще!» Но для меня это временный заработок, лишь бы дотянуть до зимы, — говорит женщина.

К Новому году Ольга с партнерами хочет открыть кафе со своей выпечкой в центре Полоцка.

«Благодарна государству за стартовый капитал. Но чтобы не прогореть, ипэшнику надо постоянно крутиться»

Когда-то Ольга Климанская работала воспитателем, маслоделом, продавцом, санитаркой.

— Но всегда хотелось, что было что-то свое. Пусть маленький — но свой бизнес. Когда родилась младшая дочь, надо было думать, как прокормить пятерых детей. В декрете пекла дома пирожки. Сначала продавала их знакомым, потом возила по организациям города.

Людям моя выпечка нравилась. И я решила: все, открываю пекарню!

В местном центре занятости к идее открыть ИП и торговать пирожками отнеслись скептически. Отмахнулись: приходите-ка через год. Климанская не сдалась — пожаловалась в Минтруда. Там распорядились, чтобы районные чиновники не только не мешали инициативной женщине — более того, помогли субсидией.

В 2019 году Ольге выделили 3,6 тыс. бел. рублей (около $ 1500). Она зарегистрировала ИП по изготовлению и продаже хлебобулочных и кондитерских изделий. На субсидию купила оборудование: фритюрницу, печь, терминал и т.д. Что-то заняла по знакомым и приобрела в рассрочку за 8,5 тыс. бел. рублей (около $ 3,5 тыс.) прицеп для стрит-фуда — и открыла в маленьком городе пекарню с оптимистичным названием «Счастье есть».

Фото из архива героини
Фото Алеся Пилецкого. Из архива героини

Власти разрешили поставить прицеп-пекарню на мини-рынке. Вроде и центр города, но место неудобное: от людной улицы фургон загораживала остановка. Но сарафанное радио быстро разнесло по всему Верхнедвинску, где можно купить свежие пиццу, пирожки, чебуреки, пирожные, сметанники.

Цены в пекарне были небольшими — все же не столица, а райцентр с не самыми высокими заработками (по данным Белстата за август 2021 года, номинальная начисленная среднемесячная зарплата — до уплаты налогов — здесь едва превышает 1 тыс. бел. рублей ($ 400)): пицца у Климанской стоила всего 4,5 рубля (менее $ 2), чебуреки — около 1,5 рубля (менее $ 1), пирожки, сметанники — почти по рублю.

В хороший день оборот пекарни доходил до 100 бел. рублей ($ 40), в плохие — мог не превысить и 20 ($ 8). В месяц за аренду места плюс электричество Ольга отдавала около 180 бел. рублей (около $ 75), на налоги уходило более 150 бел. рублей (около $ 60), на сырье для производства — около 300 (чуть более $ 120). Заработанное снова вкладывалось в дело.

На жизнь с пятью детьми, признается Ольга, оставалось немного.

— Я благодарна государству за стартовый капитал. Это была очень большая поддержка. Но чтобы не прогореть, ипэшнику надо постоянно крутиться. Я с самого старта приезжала в пекарню к 8 утра. Ставила свежее тесто. Делала начинку. Пекла. И так — целый день. После шести вечера шла в магазин, закупала продукты на завтрашнюю выпечку. Сама тащила сумки. По сути, в этом прицепе я и жила.

В личной жизни Ольги тогда была черная полоса: с мужем развелась и судилась за дом, жила с детьми на съемной квартире. Ничем хорошим это все не закончилось, и женщина решила уехать из Верхнедвинска — в Браслав.

— Пришлось продать прицеп для стрит-фуда: в Браславе я им уже не пользовалась, он просто стоял. Но оборудование, купленное на субсидию от государства, оставила. После детей это самое дорогое, что у меня сегодня есть. Рассчиталась с долгами: всего за время работы в Верхнедвинске я вложила в свое дело около $ 5 тыс. И начала новую жизнь.

Фото из архива героини
Фото из архива героини

«Дальнобойщики рады домашней еде, просят снова приезжать»

В Браславе Ольга тоже пыталась наладить свое дело:

— Арендовала летнее кафе на центральном городском пляже, на берегу озера Дривяты. Готовила свою выпечку. Но потом санстанция нашла формальные нарушения — и я была вынуждена прекратить торговать готовой едой. Зато стала продавать полуфабрикаты чебуреков, пончиков — их нужно только разогреть. Конечно, так кормить людей мне не нравилось, ведь я обожаю печь сама. Но надо же было как-то существовать, вот и выручали полуфабрикаты.

Фото из архива героини
Фото из архива героини

В месяц затраты бизнеса Климанской составляли около $ 1 тысячи: аренда помещения кафе, оплата электроэнергии, услуг поставщиков, налогов. Выручка же колебалась в районе $ 3,5 тыс.

Но пришла осень — и все закончилось: туристы разъехались, сезонное кафе на пляже было вынуждено закрыться.

И Ольга снова придумала выход: теперь она продает свою выпечку водителям-дальнобойщикам в пункте пропуска «Урбаны» на границе с Латвией.

— Сейчас у меня непростая финансовая ситуация. Поэтому я каждый день пеку дома пирожки, чебуреки, сосиски в тесте, пиццу, смаженки — в общем, все, что умею. Нанимаю машину, еду в «Урбаны» — и кормлю дальнобойщиков. Подхожу, стучу в дверь фуры: «Пирожки горячие! С капустой, с творогом, со сгущенкой!» Ребята выходят, покупают. У них тяжелая, изматывающая работа, сутками сидят в машине, а из развлечений — интернет в телефоне, и это надоедает. Поэтому они рады и живому общению, и домашней еде.

Многие уже меня знают, называют «Оля-пирожок». Спрашивают: «А завтра вы будете? Да? Тогда напеките мне, пожалуйста, пирожков с капустой». Если я какое-то время не появляюсь, интересуются, куда пропала. Бывает, что постучу в дверь — и разбужу водителя. Мне неловко, извиняюсь. А он: «Ничего-ничего, вы очень даже кстати. Сейчас чайник поставлю — и кофейку с вашим пирожком выпью. Мне как раз хотелось чего-то домашнего».

Фото из архива героини
Фото из архива героини

Пирожки на границе Ольга продает по 2 бел. рубля (менее $ 1), чебуреки — по 2,5 ($ 1).

— Никто не говорит, что дорого. Всем нравится.

Каждый день на продукты для выпечки и на дорогу в Урбаны женщина тратит около 20 бел. рублей ($ 8). Назад привозит где-то 50 ($ 20). Говорит, что такой заработок, конечно, временный: нужно продержаться до зимы.

А там в новых планах снова переезд.

«Планируем открыть кафе в Полоцке»

— Нашла партнеров, у которых есть помещение в центре Полоцка. В декабре хотим открыть там кафе. Это будет в тему: в древнейшем городе Беларуси, куда приезжает много туристов, с общепитом не очень хорошо, — считает предпринимательница. — Партнеры предоставят мне помещение, найдут поставщиков продукции. Я же буду оплачивать электроэнергию и руководить производством. 50% прибыли — партнерам. Зимой, скорее всего, перееду с детьми из Браслава в Полоцк: стоимость жилья в городах одинаковая.

Сейчас предприниматели получают необходимые разрешения на открытие кафе, оформляют документы с райисполкомом.

— Хочется сделать не какую-то забегаловку, а хорошее место для отдыха в Полоцке.

Название кафе в Полоцке менять не собираются — «Счастье есть!»

— Ведь оно и правда есть, — уверена Ольга. — Для меня счастье — в детях и любимом деле, в том, чтобы быть полезной людям. Ну и зарабатывать, конечно, нужно.

Читайте также