Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,52 USD 2,518 -0,0035
  • 3,06 EUR 3,0592 -0,0014
  • 3,41 100 RUB 3,4103 +0,0041
Личный опыт
Наталья Кухарева, «Про бизнес» 17 мая 2021

«Мне говорили: "Куда ты лезешь?"» — смотрите, как эта девушка зарабатывает на обучении танцам в глубинке

Оксана Говановская. Фото: личный архив
Оксана Говановская. Фото: личный архив

Оксана Говановская из Островца считала, что предел мечтаний — найти работу с зарплатой выше среднего. С этой мыслью она устроилась на АЭС и трудилась там 4 года, пока не осознала: нужно заниматься тем, что по-настоящему вдохновляет. Теперь Оксана — основательница двух школ танцев DSO в Островце и Молодечно, а также преподаватель танцев в минской школе Этаж LARRY. О том, как даже в глубинке можно построить дело своей мечты, — в материале «Про бизнес».

«Поехала на АЭС втюхивать резюме»: путь от найма до бизнеса

— В 2012 году я работала бухгалтером в Островецком райпо — это была моя первая должность. Зарабатывала тогда $ 60−80 в месяц. И мне этого даже вполне хватало — на еду, одежду и поездку в Минск раз в месяц, чтобы как-то развлечься. В таком режиме для меня прошли полтора года, а потом я, наконец, поняла, что пора что-то менять.

Взяла себя в руки и поехала на атомную станцию, чтобы втюхать свое резюме хоть куда-то.

Внутренний голос кричал: «Зачем ты это делаешь? Оставайся и работай дальше! Не лезь!»На АЭС меня никто не ждал. Но благодаря обаянию и целеустремленности получилось попасть на встречу к одному из вышестоящих начальников. После беседы мне сказали, что перезвонят. И перезвонили!

Проработала на АЭС примерно 4 года. Получала зарплату, которая была выше моей предыдущей примерно в 3−4 раза. Для 20-летней девочки это были хорошие деньги. Часть из них я откладывала, но больше всего средств уходило на то, чтобы заниматься танцами и ездить на мастер-классы профи.

Танцевала я с детства. Сначала народные танцы, затем эстрадные в Островце. А потом каждое воскресенье ездила в Минск на электричке, чтобы 1,5 часа позаниматься Jazz-funk. Ходила на мастер-классы профи, смотрела, как они преподают, и загорелась.

Оксана Говановская. Фото: личный архив
Оксана Говановская. Фото: личный архив

Я поняла: пускай меня и устраивает работа на АЭС, я не могу назвать ее делом своей жизни. А я ведь не хочу тратить время на то, чем не горю. Поэтому я поняла, что просто обязана попробовать начать свое дело и преподавать. Причем именно в родном городе, где у людей не так много вариантов, чтобы учиться танцевать.

«Ты что, реально решила зарабатывать танцами?!»: как стартовать без поддержки

В моем окружении никто не занимался бизнесом. Поэтому и особой поддержки для своей идеи открыть школу танцев я не получала. Мне говорили: «Куда ты лезешь? Зачем оно тебе надо? Ты решила зарабатывать деньги танцами, серьезно?!» С таким негативом и сомнениями было трудно справиться. Но любовь к родному городу и танцам победила.

Я самостоятельно начала искать, как составлять бизнес-планы, решила изучить работу танцевальных студий Минска. Смотрела на то, как там преподают педагоги, как выстраивают системы абонементов.

Раз в месяц покупала безлимитный абонемент в одну из студий — и ходила ко всем преподавателям.Пыталась перенять положительный опыт и сразу же найти ошибки, которые совершать не стоит.

Так и стартовала моя школа танцев DSO. Мне не пришлось брать кредиты или искать инвесторов. К 2015 году у меня уже имелась «подушка безопасности» примерно в $ 1000. Этой суммы было достаточно для аренды помещения в Островце, небольшой рекламы и запуска. К тому же я начала более экономно тратить деньги — например, на бензин и развлечения стало уходить меньше. Окупились мои вложения в первую студию примерно за 3−4 месяца.

«"Наелась", теперь никакой почасовой аренды»: сложности на старте

Моей самой большой статьей расходов была почасовая аренда оборудованного зала. На нее уходило до 50% от выручки. За эти деньги я получала танцевальный пол, зеркала и магнитофон.

Оксана Говановская. Фото: личный архив
Оксана Говановская. Фото: личный архив

Вешать и устраивать что-то дополнительно в зале было запрещено. Я смогла лишь поставить штендер (небольшой рекламный щит. — Прим. «Про бизнес»), чтобы танцоры понимали, что они не ошиблись помещением.

Довольно скоро я поняла, что больше не хочу, чтобы зал считался моим лишь на час с 7 до 8 вечера.

Бывало, прибегаешь за 10 минут до начала занятия — весь зал заставлен стульями после какого-то собрания, а вывеска валяется где-то в углу.Теперь если арендую помещение, то стараюсь взять его в полное пользование на год.
За почти 6 лет я сменила 3 помещения в Островце. В двух из них делала редизайн студии под себя. Такая аренда сейчас обходится в 30–40% от выручки и за все время аренда и ремонт всегда были самой большой статьей расходов в моей школе.

«До сих пор не люблю телефонные звонки»: как рекламироваться в глубинке

В плане рекламы и продвижения мне очень повезло. Островец — маленький город, где на тебя лучше всего работает бесплатное сарафанное радио. Но я все равно, гуляя вечером по городу, брала с собой листовки с кратким описанием услуг школы и своими контактными данными, обклеивала каждый встретившийся столб. Это и была основная реклама.

Кроме столбов и газет, я начала публиковать фото и видео в тогда еще не таком популярном Instagram и группах «ВКонтакте». На всю рекламу ушло в совокупности около 150 бел. руб. ($ 60).

Реклама работала хорошо, звонки были почти круглосуточно. Когда люди звонили, чтобы записаться, я спрашивала, какие танцевальные направления им интересны. Так формировала основные группы и направления. Пришлось «посидеть» на телефоне, поэтому до сих пор не люблю телефонные звонки.

Оксана Говановская. Фото: личный архив
Оксана Говановская. Фото: личный архив

Людей в первый месяц набрала на 7 групп: 6−8 лет, 9−11 лет, 12−14 лет, 16+ и 25+, еще была группа с фитнесом и танцевальная команда «Крю». В среднем в группах было от 8 до 12 человек.

Полный зал — это 15 детей или 10 взрослых — собрать удалось только через 3 месяца после запуска школы. К 6 месяцу ко мне уже стало сложно записаться, потому что я была единственным педагогом в школе и просто физически не успевала брать больше учеников и групп.

«Буду работать без кассы»: как предпринимателю учиться экономить

Когда я только зарегистрировала себя как ИП, мне сказали, что обязательно нужно открыть банковский счет и установить кассу. Спустя 3 года такой работы к требованиям добавили обязательное СКНО (средство контроля налоговых органов). За его подключение нужно было платить 400 бел. руб. ($ 155) и еще за обслуживание каждый месяц.

Начала искать, как легально обойти эту систему. Оказывается, можно работать вообще без кассы, особенно если у тебя маленькая студия. Для этого моим клиентам деньги нужно приносить не лично мне, а отправлять на банковский счет. В конце месяца я беру у банка данные по оплате и регистрирую их для налоговой. Получается законная система, где мне нужно лишь раз в месяц контролировать оплату.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

«Была девочка с мечтой, а теперь анализирующий человек»: как я открыла вторую школу

Вторую свою школу я открыла в сентябре 2020 в Молодечно всего за два месяца. Потому что первую школу открывала девочка с большой мечтой, вторую — анализирующий человек. Я понимала, на что мне нужны ресурсы и в каком объеме.

Почему выбрала Молодечно? Этот город у меня ассоциируется с детством. Девятнадцать лет назад мы с мамой приезжали в центральный универмаг Молодечно раз в полгода. Это было большое здание с кучей магазинов и крутыми вещами. Сейчас я арендую зал в этом здании. Сказать, что от осознания этого я кайфую — ничего не сказать.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Кроме того, что это место, которое ассоциируется у меня с семьей, выбор пал на Молодечно потому, что там жила лучшая подруга, которая часто звала меня в гости.

Спустя пару лет я выросла, присмотрелась к городу и поняла, что в нем действительно не хватает хорошей танцевальной школы в жанре street style. Это дало мне возможность стать первой на рынке, тем более мне уже хотелось расширяться.

Я даже хотела нанять таргетолога, чтобы сразу запустить рекламу, но никто не взялся, потому что слишком маленький объем работы.

«Горжусь, когда "дети" становятся последователями в танцах»: как нанимать кадры, которые не сбегут

Поначалу занятия во всех группах я вела одна. Но со временем начала нанимать педагогов. Поняла, что мне как хореографу хочется, чтобы мои «дети» потом тоже выросли в хороших хореографов и развивали танцевальную культуру. Сейчас в моей команде 4 преподавателя, которые начинали у меня как танцоры.

В Молодечно я пробовала нанимать педагогов по объявлению, но в итоге была большая текучка кадров: за 4 месяца сменилось 4 человека. Скорее всего, это произошло из-за неоправданных ожиданий.

Они хотели полные залы, большие зарплаты и чтобы все их сразу полюбили.Мы изначально всем говорим, что ничего не бывает сразу, ведь в Молодечно школе всего год, а значит, поток людей пока небольшой.

Главное — не психовать из-за того, что в первый месяц работы в студию пришли четыре человека. Это всего лишь процесс становления бизнеса.

Когда DSO еще только нарабатывала себе имя в новом городе, приходилось ночью придумывать новую хореографию, а потом в 9 утра приходить в студию и для 6−10 человек объяснять это так, словно перед тобой целый стадион и все хотят что-то спросить. Если я уже понимаю, что на старте нужно вкладываться, почти ничего не получая взамен, то люди, которые только пришли, хотели все и сразу.

«До $ 20 в месяц»: как формировать цены на абонементы

Танцевальный сезон в DSO начинается с сентября и заканчивается в июле. За это время у нас танцует примерно 100–150 человек, но всегда существует текучка из-за того, что есть абонементы и на месяц.

Полный сезон обычно тренируются 60−70 танцоров. При площади зала в 40−50 «квадратов» одновременно в зале занимаются от 6 до 15 человек. Для сравнения: в Минске средняя проходимость студии за день — 150−200 человек.

Цена за абонементы — 30, 50 и 65 рублей ($ 10–20) в зависимости от количества занятий: 4, 8 или 12. На зарплаты преподавателям уходит примерно 40% от выручки, администраторам — 15%. Фиксированной зарплаты ни у кого в нашем коллективе нет. Коллектив — это 10 человек на два города. Из них 2 администратора, остальные — танцоры-педагоги.

«Осталось 5% учеников»: как я «вытаскивала» бизнес в пандемию

В начале пандемии я несколько месяцев провела исключительно в Островце — пыталась придумать способ не закрыть школу. Сидела дома и прокрастинировала, потому что учеников становилось все меньше — в Островецкой школе продолжили заниматься лишь 5% от всех танцоров. Порой я на бензин тратила больше, чем зарабатывала.

Но долго сидеть и убиваться от горя я не могла — стало скучно. Поставила себе цель — заработать даже в пандемию и доказать самой себе, что ничто не помеха для танцев.

Что мы предприняли:

1. Открыли детский танцевальный лагерь на свежем воздухе. Это позволило перекрыть затраты на аренду.

2. Запустили недельный танцевальный онлайн-курс, направленный на развитие различных частей тела «OXIGEN». Я созванивалась с клиентами в Zoom и танцевала вместе с ними. Курс состоял из двух онлайн-занятий и дополнительно записанных роликов, в которых разбирались неточности каждого.

Когда я только решила запустить этот проект, наняла администратора (примерно за 10% от выручки) и составила план курса. Хотела, чтобы в курсе было не только о танцах, но и о раскрытии своего творческого потенциала, чтобы люди лучше понимали, как двигается тело. Для этого сами ученики записывали много нестандартных видео и делали домашние задания. На выходе у нас получилось много крутого контента, который можно использовать для маркетинга и продвижения — видео с танцами в воде, в ванной, на песке, даже на крыше.

Мне нравился этот проект еще и тем, что я не продвигала его, но покупателей все равно было много. Каждый месяц с продаж курса я выручала около $ 1000. Из рекламы был только собственноручно настроенный неумелый таргет. Но он приносил, скорее, просмотры — около 15 000 на каждый видеоролик. Все те, кто покупал курсы, были подписаны на меня еще до пандемии и поэтому доверяли мне.

«Сломить меня не получится»: что будет дальше с моим делом

Сейчас я осознаю, что действительно прокачалась в развитии бизнеса. Мне теперь намного проще запускать что-то новое, ведь я сформировала для себя общую структуру:

  • Запускаю проекты, к которым лежит душа и в которых есть личный опыт
  • Определяю уровень знаний, которыми я владею. Например, по режиссуре я пока что могу давать курсы для начинающих, а в танцах уже на более высоком уровне есть экспертность
  • Составляю бизнес-план, чтобы не работать в 0. В самом начале студия не приносила прибыли и того времени мне хватило, чтобы почувствовать, что такое работа с отрицательным доходом
  • Беру консультацию в налоговой, чтобы понять, как правильно оформлять документы
  • Начинаю планомерно воплощать идею в жизнь и не гонюсь за временем, потому что ничего не делается за один день.

Если бы мне сейчас сказали, что нужно открыть строительную компанию или что-то, в чем я пока не разбираюсь, то я бы справилась.

Раз я начала, то нужно «топить» до конца — теперь это со мной навсегда. И сломить уверенность вряд ли у кого-то получится.В планах у меня — организовать в июне большое шоу моих танцоров в Молодечно. На сцене будет примерно 90 выступающих. Основная цель данного концерта — показать городу качество наших танцев и то, что нам можно доверять.

По моим подсчетам, это должно увеличить количество учеников в 1,5–2 раза в следующем сезоне. Понимая это, уже сейчас подыскиваю новую студию с большим залом.

Кроме этого, буду запускать новые курсы, поэтому уже сейчас продумываю новые направления, в которых могу делиться экспертным мнением.

Я очень рада, что родилась и строю свое дело именно в маленьком городе. У меня был шанс почувствовать, как работает бизнес, и разбораться во внутренних процессах. С каждой новой школой я только набираю обороты. Теперь хочется выбирать проекты тщательно — воплощать мечты, но с большей аккуратностью.

Читайте также