Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 12 июля 2019

«Я не "потомственная ведьма" или "бабка-шептуха"». Парапсихолог-эзотерик откровенно о необычном бизнесе

Фото с сайта gr-sozidatel.ru
Фото с сайта gr-sozidatel.ru

Это история парапсихолога-эзотерика с 20-летним опытом работы. Звучит необычно и, казалось бы, не вписывается в бизнес-формат. Тем не менее наша героиня считает свою деятельность полноценным бизнесом, а ее клиенты — в том числе крупные влиятельные предприниматели — без совета своего парапсихолога не принимают ни одного серьезного делового решения. Как эзотерика стала делом жизни и почему рынок подобных услуг такой закрытый — читайте в этой истории.

По понятным причинам — а это и закон, запрещающий рекламу подобных услуг, и закрытость рынка — героиня пожелал остаться неизвестной. Поэтому историю мы публикуем анонимно. 

— Нет, я не «потомственная ведьма» или «бабка-шептуха», я дипломированный парапсихолог-эзотерик. А по первому образованию вообще инженер-физик. Я никогда не помышляла о сверхъестественных способностях и смеялась, когда гадалки в детстве об этом мне говорили. Жизнь сложилась так, что после работы на оборонном заводе я ушла в бьюти-индустрию, работала в центре эстетической медицины в Вильнюсе — делала массажи, косметологические процедуры. А в какой-то момент стала видеть и чувствовать необычные вещи, и этого помимо моей воли становилось все больше.

«У меня перед глазами побежали картинки»

Однажды ко мне на массажные процедуры пришел соучредитель морского порта в Клайпеде — на то время очень известный и преуспевающий предприниматель. В какой-то момент у меня перед глазами побежали картинки его предстоящих деловых проблем. И я рассказала ему о том, что вижу. Он отмахнулся, а через год потерял этот бизнес — его предали партнеры.

Тогда я решилась написать письмо известной ясновидящей. Она пригласила меня в Москву, и, пройдя отбор по конкурсу 30 человек на место, я стала у нее учиться. Потом были специальные институты — Мюнхенский институт парапсихологии и пограничных наук, Институт психологии и психоанализа на Чистых Прудах (г. Москва), а также личное, неформальное обучение и длительные поездки на Восток. В таких заведениях нет простых людей, у всех уже есть проявленные способности, при этом многие туда приходят за дипломом — все как в обычных вузах.

Деньги никогда не были мотивацией идти в целительскую практику, я училась потому, что это было интересно и у меня получалось лучше, чем у других. Позже я вышла замуж за преподавателя спецдисциплин («специальная психология», «мантратерапия», «сверхчувственное знание»), у которого проходила академическое обучение. Кроме преподавания он занимался частной практикой и выборочно, когда не справлялся сам, стал отправлять людей ко мне. Было страшно, ведь клиент перекладывает на тебя часть ответственности в очень серьезных вопросах. Но так я получила боевое крещение и первые деньги, а со временем стала зарабатывать больше него.

Еще с доходом мужа я могла позволить себе лучшее обучение, самые дорогие и закрытые семинары, поездки по мировым центрам силы.

По общим оценкам, мои инвестиции в обучение за 15 лет составили около $ 60 тыс.

В нашей индустрии нет одинаковых личных историй. Кто-то с детства знает о своих врожденных способностях, кто-то случайно их открывает и продолжает развивать, а кто-то из кожи вон лезет, чтобы им обучиться, но сила к нему не идет.

Моя история также непроста. Я пережила заоблачные взлеты и падения без парашюта, была очень обеспеченным человеком, а потом нищей с инвалидностью и врачебным приговором. Сегодня многое вспоминается как фантастика. Но, похоже, именно этот флаттер (колебания корпуса летательного аппарата на больших скоростях, которые могут разрушить конструкцию. — Прим. «Про бизнес») позволил мне развить сверхчувственное знание, чтобы помогать другим людям.

Фото с сайта blogspot.com
Фото с сайта blogspot.com

«Заказчик готов много платить за важную информацию»

Окунувшись с головой в эту индустрию, я была удивлена, насколько в Москве этот рынок большой и не публичный. Вы не встретите вакансий на HH.ru «требуется эзотерик», при этом во многих крупных и средних компаниях такие специалисты почти «на зарплате». Как правило, корпоративное партнерство вырастает из партнерства личного, а оно — из частных рекомендаций. Наряду с юристами, финансистами, службой безопасности такие специалисты участвуют в подготовке крупных сделок.

Условно обращения предпринимателей можно разделить на 3 категории:

  • Кадровые вопросы. Запрос на прогноз деловой перспективы с потенциальными и действующими сотрудниками, партнерами, клиентами

  • Купля-продажа-аренда движимого и недвижимого имущества, слияния-поглощения компаний

  • Оценка и прогноз конкретной сделки по ключевым критериям: прибыльность, возврат инвестиций, динамика роста, новые рынки и другие.

Наша проектная экспертиза существенно отличается от классического математического расчета рисков. Но заказчик готов много платить за важную информацию, до которой не дотянется ни один аналитик-математик.

К примеру. Около 17 лет я консультирую литовского ретейлера. Все планируемые новые объекты проходили мою экспертизу на коммерческую эффективность, собственник всегда прислушивался и был счастлив. Но вот однажды я приезжаю на смотрины нового здания и, еще не углубляясь в работу, даю однозначный отказ — прибыли не будет. Собственник был взволнован и раздосадован, ведь и локация, и ставка аренды казались очень сладкими. А через несколько месяцев я узнаю, что здание все же было выкуплено, но бизнес так и не вышел в плюс, его пришлось продать с убытком.

Любой бизнес делают люди, а значит, самые частые и неожиданные риски лежат именно там — в партнерах, сотрудниках, клиентах. И это отдельное направление.

Просматривая человека, например, потенциального управляющего компанией, можно почти наверняка сказать о его коммерческой эффективности, совсем не заглядывая в резюме.

Это зависит от «заряженности» определенных энергетических центров, здоровья, его внутренней мотивации и «прошитых» ценностей. Об этом, кстати, говорил еще отец-основатель менеджмента — Питер Друкер. HR-ры же мыслят категориями: где работал, где учился, как отвечает на дурацкие вопросы.

С кадровыми запросами ко мне обращались производственники, сотрудники кредитного комитета австрийского банка, однажды даже глава криминальной подмосковной группировки привел 20 крепких молодцев — с запросом, кому можно доверить вести определенные дела.

«Мой бизнес — это хоть и специфический, но консалтинг»

Ценообразование напрямую зависит от запроса, я исхожу из психоэнергетических затрат, ведь после некоторых видов работ могу день валяться в постели и отходить. Так, типовой запрос — диагностика человека, его программно-энергетический портрет (а это обязательная процедура почти для любых задач) занимает от 2 до 4 часов работы и стоит $ 150, ежемесячный сеанс 1−2 часа — $ 60. Просмотр человека по целевой предрасположенности (профессиональный функционал) — около $ 100.

В нетиповых запросах все индивидуально. Как-то раз я согласилась взять ответственность за дистанционное сопровождение очень ценного груза (чтобы фура с ним беспрепятственно пересекла две границы и добралась до пункта назначения).

Я закрылась в кабинете и не выходила из погруженного рабочего состояния около 12 часов — за это получила $ 10 тыс.

Кроме ответов по конкретным деловым ситуациям, я также даю заказчикам общие денежные рекомендации. Например, в какие дни лучше регистрировать новое предприятие, где нельзя снимать офис. Есть некоторые техники переговорного процесса, публичных выступлений — этим активно пользуются российские политики. Вообще, в деловой эзотерике символизм деталей имеет особое значение. Так, я даю рекомендации по объектному оформлению офиса, компоновке визиток, логотипу, другим «незаметным деталям». Конечно, все это не про дизайн — это ориентированные на эффективность эмпирические знания. Кроме того, даю рекомендации, чего делать не следует.

На сегодняшний день мне комфортно зарабатывать с клиентами из Москвы, Вильнюса, Лондона, а жить и отдыхать в Беларуси. Ввиду такого разброса крайне неудобно администрировать несколько юридических лиц. Я закрыла свои ИП и перешла на смешанную модель. В Европе много юридических проволочек, потому удобнее работать через литовского партнера. Его функция техническая — в легализации сделки и налогах. В договорах используем обтекаемые формулировки в духе «консультационные услуги и прочее». В России все проще, я могу заключить срочный договор подряда, могу сработать через партнеров, если есть необходимость. Не буду скрывать: часть сделок, особенно когда доверие уже налажено, проходит не по договорам, а по договоренностям. Думаю, этот рынок невозможно сделать прозрачным полностью.

Фото с сайта bangthetable.com
Фото с сайта bangthetable.com

Как правило, мои партнеры — это бывшие или действующие клиенты. Они готовят инфраструктуру — офис, жилье, логистику, приглашают на знакомство интересующихся людей.

Если запись большая — я снимаю на несколько дней отдельное пространство. Часто работаю по месту самих клиентов, т.к. многие вопросы требуют присутствия на объекте заказчика.

Я считаю свою деятельность полноценным бизнесом — это хоть и специфический, но консалтинг. В отличие от модного ныне инфобизнеса, я несу персональную ответственность за договорной результат.

Как любой предприниматель, я стараюсь сбалансировать доходную и расходную часть. В моем случае издержки — это логистика, проживание, срочная аренда офиса и компенсация организационных затрат партнеров на местах. Для России переменные издержки составляют 20−35%, для Европы — 30−60% от выручки. К моей радости, переменные издержки практически не зависят от выручки, потому мне выгоднее работать с большими, сложными и дорогими запросами.

Моя основная целевая аудитория — это состоявшиеся деловые люди. 9 из 10 обратившихся клиентов становятся постоянными. С некоторыми партнерство продолжается 10−15 и более лет. С некоторыми я расстаюсь по своей воле, когда общение перестает быть комфортным. Среди моих клиентов было много производственников (деревообработка, пищевое производство, девелопмент), ретейлеры, кредитный комитет банка, даже вице-президент европейской МЛМ-компании — производителя БАДов и другие. Но это «случайная статистика», ведь не существует особо приложимых к эзотерике отраслей, а задачи, с которыми я имею дело, практически не имеют отраслевой специфики. Сегодня постоянных клиентов у меня около 20.

Сложно представить, чтобы серьезный человек доверил ответственный, часто непубличный вопрос какому-нибудь эпатажному «потомственному ведьмаку», на профиль которого наткнулся в Инстаграме. Поэтому понятие продвижения в нашем деле, конечно, весьма условно. Не думаю, что современные маркетинговые технологии в нашей индустрии могут совершить революцию. Как и 100 лет назад, единственным реально работающим инструментом остаются частные рекомендации.

«О роли эзотериков в громких победах не принято писать в пресс-релизах»

Мне удалось пожить и поработать и в Европе, и в России, сейчас обосновалась в Минске. Могу с уверенностью сказать, что минская публика особенная. В Москве, например, парапсихология — это целая индустрия с вузами, экспертным сообществом, конференциями и профильными изданиями. Да, как и в любой другой отрасли, есть «приживалы» и шарлатаны, которые создают антураж кучей дипломов, хрустальными шарами и вороном на плече. Часто они не обладают способностями, не соблюдают принципы профессиональной этики и вообще позорят профессию. Они есть везде.

В этом смысле Минск — заповедник. Целителей-эзотериков очень мало, работают они «для своих», да и спрос на такие услуги здесь несопоставимо меньший.

Но я рассчитываю, что когда-нибудь наша Синеокая откроется миру и станет более терпимой, ведь вышли же мы в авангард с криптобиржей… При этом я, конечно, понимаю: рынок услуг эзотерического консультирования не будет расти и не выйдет из тени, т.к. его невозможно качественно отрегулировать.

Еще одна особенность белорусов — чем успешнее и известнее личность, тем настоятельнее они просят о полной конфиденциальности — мол, партнеры не поймут. Поэтому сарафанное радио здесь не работает. В Москве по такому каналу ко мне приходили и политики, и предприниматели, и актеры первой величины.

О громких победах и роли в них эзотерических консультантов не принято писать в пресс-релизах, мотивационных книгах и биографиях. Зато про шарлатанов и всякого рода разводы историй полно. Из целителей делают посмешище на потеху публике. Знаете, это не очень приятно…

Между тем эзотерика окружает нас повсюду. Обратите внимание, например, как много людей вокруг нас носят красные, реже зеленые нитки на запястье. Не все, правда, понимают, как этим пользоваться во благо. Или номера на дорогих автомобилях — восьмерки встречаются чаще других — а ведь это цифры денежного кода. Совпадение? Не думаю!

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент