Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 3,21 USD 3,2077 +0,003
  • 3,48 EUR 3,4798 +0,0138
  • 3,64 100 RUB 3,6381 -0,0081
  • 10 CNY 4,4034 +0,0122
Личный опыт Елена Салапура, фото: Павел Садовский, «Про бизнес» 10 февраля 2024

«Деменция „молодеет“, а жизнь такого человека в квартире — это почти всегда несчастный случай». Предприниматель создал дом для престарелых и тратит $ 4000 в месяц на его продвижение

В белорусской культуре не принято определять пожилых родственников в пансионат. Чаще всего это вынужденная мера. Однако Дмитрий Юнцевич верит, что можно изменить отношение людей к такой возможности. «Про бизнес» поговорил с директором пансионата для престарелых «Исток» и узнал, с чего он начинал развитие бизнеса в Беларуси и почему не разрешает персоналу приходить на работу в плохом настроении.

«Зарабатывание денег не было первостепенной целью»

— Пансионат для пожилых людей сложно назвать классическим бизнесом, ключевая цель которого — зарабатывание прибыли. Чем для вас является это дело?

— Это бизнес с человеческим лицом. Главная его цель — дать блага обществу. Я начал погружаться в тему шесть лет назад, когда переехал в Краснодарский край и познакомился там с учредителем компании «Исток». На тот момент у него уже был один пансионат. До встречи с ним я много чем занимался, образование у меня юридическое. Потом решил, что хочу быть полезным и помогать. Зарабатывание денег не было первостепенной целью. Более того, считаю, если кто-то в этом бизнесе ее ставит на первый план, то ничего хорошего из этого не выйдет.

— В России вы переняли опыт построения такого рода бизнеса, а когда удалось открыть первый пансионат в Беларуси?

— На рынке Беларуси мы уже три года. Начинал я с аренды небольшого домика, рассчитанного на 20 мест. Сейчас являюсь директором и соучредителем компании «Исток-Запад» и арендую два объекта площадью 1300 м² и 1000 м². Первый пансионат находится на территории природоохранной зоны Заславского водохранилища вблизи Минского моря, он рассчитан на 100 мест, второй — в Острошицком городке. Там — порядка 70 мест. Так мы масштабировались в течение последнего года работы.













— Специализация у этих пансионатов отличается?

— Да, в Острошицком городке мы размещаем людей, которые страдают деменцией, а в Ждановичах — тех, кому необходима реабилитация после инсульта или тяжелых травм, таких как, к примеру, перелом бедра.

В больницах врачи работают по протоколам и по истечении определенного времени, после проведения всех манипуляций выписывают пациента. Происходит это не потому что медики плохие, а потому что в очереди уже новый человек, которому требуется помощь. А что делать родственникам того, кого выписали? Он же все равно не может о себе позаботиться. Выход — определить в пансионат.

Если вернуться к проблеме деменции, то с каждым годом, из-за того, что мы живем в очень агрессивном обществе и регулярно испытываем стресс, эта болезнь «молодеет». И это уже необратимые изменения функций памяти, речи, восприятия окружающей действительности.

«В масштабах страны запрос на такие услуги ориентировочно на 100 тысяч койко-мест»

— Каков запрос на такие услуги сейчас в нашей стране и с какими, возможно, трудностями вы столкнулись, открывая первый пансионат?

— Откровенно скажу, что запрос большой. В масштабах страны он ориентировочно на 100 тысяч койко-мест. Подобных пансионатов на самом деле много, в одном Минском районе больше 40. Проблема в другом: не все они соответствуют требованиям данного вида деятельности. Для этого нужно обладать экспертностью и иметь соответствующие нормам здания, согласно закону о лицензировании.

— Когда речь об экспертности, что вы имеете в виду? Медицинское образование?

— Нет, мы не оказываем медицинских услуг. Для этого у нас заключены договоры с медицинскими учреждениями, куда наши постояльцы могут обратиться при необходимости. Я имел в виду понимание того, как работать с социально уязвимой категорией людей. К нам ведь обращаются с болью, с проблемой, которую нужно решить. Чаще всего, если мы говорим о плательщиках, то это вынужденная мера. У них нет возможности самостоятельно ухаживать за своими родственниками по разным причинам (переезд, график на работе) и поэтому они доверяют их нам. Чего они первостепенно хотят? Чтобы их близкие были в безопасности и под присмотром. Если у бабушки, к примеру, деменция, она включит дома плиту, кран с водой, потом на улицу выбежит буквально на минутку — и забудет о своих делах. Как итог — несчастный случай.

— Поправьте меня, если я не права, но у нас все же пансионат не всегда воспринимается людьми, как благо. Вы сталкивались со скептицизмом по этому поводу?

— Вы правы. В нашей культуре не принято определять родственников в пансионат, не всегда у нас это позитивно воспринимается. Специфика менталитета такова, что пожилые люди предпочитают работать на своей земле, пока они могут работать. Кроме своего дома им больше ничего не мило. Ведь технически пансионат — это общежитие. Нет своей привычной кастрюли, чайника, кровати и т.д. Конечно, если говорить о плательщиках, то ситуация в части восприятия меняется. С каждым годом скептицизма становится меньше. Но, что касается благополучателей, то 80% из них по-прежнему хотят домой.

— Какого возраста люди к вам поступают?

— Старше 75 лет.

— Сколько стоит день пребывания в пансионате?

— Обычно мы заключаем договор на месяц. День будет стоить от 40 до 70 рублей. Сумма зависит от состояния здоровья, в котором поступил человек, времени нахождения в пансионате и выбранных условий проживания. В месяц — от 1200 до 2500 рублей.

— Что входит в эту стоимость?

— Оборудованное в соответствии со стандартами, койко-место, питание, развивающие занятия и досуг.

«На данный момент у нас нет учреждений, где обучали бы работе с социально уязвимыми группами людей»

— Вы сказали, что нужно понимать, как работать с пожилыми людьми. Как и где сегодня этому можно научиться?

— Когда я задумал открыть первый пансионат, то всему учился сам: от изучения видов заболеваний, которые описывает наука о старости — геронтология, до требований к объектам и обязанностям персонала. К сожалению, на данный момент у нас нет учреждений, где обучали бы работе с социально уязвимыми группами людей. Как работодатель я готов оплачивать своему персоналу подобные курсы, если они появятся.

— Как вы в таком случае подбирали персонал?

— Я обращал внимание на наличие опыта работы с пожилыми людьми. Тут ведь не физически тяжело, а морально.

— Какими качествами должны обладать эти люди?

— Человеколюбие, стрессоустойчивость, порядочность и исполнительность. На входе в наш пансионат висит рамка, где можно прочитать миссию. Там написано, что постояльцы — это наша главная ценность. Мы обязаны дарить им тепло и заботу. Когда я принимаю на работу новых сотрудников, то подвожу человека к этой миссии и говорю, что на тот момент, пока идет вахта, он обязан дарить тепло и заботу. Также я прошу не приходить в пансионат в плохом настроении: это отражается на рабочем процессе. Я приезжаю сюда первым в 8 утра и все свои проблемы стараюсь оставлять за порогом.

— Сколько сейчас сотрудников у вас в штате?

— В администрации работает 12 человек. Это я, мои заместители по хоз. части, сотрудники, которые отвечают за обработку входящих заявок, бухгалтер, юрист, охрана. У каждого своя зона ответственности. 30 человек — это люди, которые ухаживают за благополучателями. Они работают вахтами, которые длятся по две недели.

«В этом бизнесе важно все прожить самому»

— Что порекомендуете тем, кто тоже планирует открыть пансионат? С чего начать изучение темы?

— Рекомендую сначала заняться волонтерством и прочувствовать все сложности работы. В этом бизнесе важно все прожить самому, либо стать инвестором и взять кого-то на аутсорсинг, кто всем этим уже умеет управлять. По-другому никак. Просто не будет понимания, что требовать от персонала.

—  Как о вашем пансионате узнают? Вы упомянули о сотрудниках, которые работают с входящими заявками. Понимаю, что самостоятельно клиентов вы не ищите.

— У нас хороший CEO-трафик, узнают через сайт.

—  Сколько денег вы тратите на продвижение?

—  Около $ 4000 в месяц.

— Какие средства нужны, чтобы содержать такого масштаба объекты?

— Это дорого. Маржинальность такого бизнеса составляет 20%.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает для развития такого рода деятельности в Беларуси? Какие цели на будущее вы сами ставите перед собой?

— Первая задача — это получить лицензию. Дальше есть цель — открыть подобный пансионат в регионе. Там ситуация обстоит намного сложнее. Много людей нуждаются в помощи, но не могут ее получить. Я вообще мечтаю открыть пансионат, где будут жить абсолютно трудоспособные бабушки и дедушки только потому, что им там классно, а не потому, что это вынужденная мера.

Что касается развития в целом, то было бы легче, если бы такой род деятельности получил льготы на коммунальные услуги и электроэнергию. Повторюсь, содержать такого масштаба объекты очень дорого. Также можно было бы снизить налоговую нагрузку. Мы ведь платим, как и владельцы любого другого бизнеса, при этом ничего не производим, а оказываем социальную услугу.

















Брать с людей лишнее, когда мои расходы растут, я не считаю верным. За три года работы лишь один раз повысил стоимость услуг на 10%. И это решение далось непросто.

Сейчас на главной

«Про бизнес» — крупнейший в Беларуси онлайн-портал о бизнесе и предпринимательстве. Мы знаем, как открыть бизнес, вести его эффективно и достичь успеха, несмотря на трудности.


Истории бизнес-побед и поражений, интервью с топ-менеджерами и владельцами компаний, актуальная аналитика рынков и экономики, красочные репортажи, полезные советы и мотивационные выступления спикеров на крупнейших бизнес-форумах Беларуси, бесценный нетворкинг в клубе предпринимателей, а также уникальный сервис по поиску инвестиций и партнеров — все это «Про бизнес» каждый день.


По данным Google Analytics, на портал заходят более 500 тысяч уникальных пользователей в месяц, а статьи набирают более 850 тысяч просмотров. Наша аудитория - это представители бизнеса Беларуси, России, Украины, Казахстана и других стран.