Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,48 USD 2,4826 -0,0024
  • 2,92 EUR 2,924 -0,0027
  • 3,42 100 RUB 3,4226 -0,0077
  • 9,31 100 UAH 9,3073 +1,2426
  • 5,83 1000 KZT 5,8318 -0,1272
  • 3,85 10 CNY 3,8455 +0,8288
Экономика Дмитрий Малахов, «Про бизнес» 15 декабря 2020

Экономический прогноз: «Беларусь может "выстрелить"». Узнайте, на что бизнесу делать ставку в 2021 году

11 декабря прошла ежегодная конференция Сapital Day, посвященная теме финансов и инвестиций для бизнеса. В ней приняли участие компании реального сектора экономики, представители ведущих банков, инвестиционных и венчурных фондов. Экономические итоги 2020 года, а также макроэкономический прогноз на 2021 год представили Александр Чубрик (Исследовательский центр ИПМ) и Екатерина Борнукова (BEROC). Приводим самые интересные выдержки из выступлений спикеров.

Соорганизатор конференции — индустриальный парк «Великий Камень»

Партнер онлайн-трансляции — A1

Партнеры мероприятия:
Finup — платформа для торговли облигациями и акциями
Colliers International — международная консалтинговая компания
Bulba Media — Production-студия
White Bird — сервис по обмену криптовалют

О чем говорит бизнес?

Александр Чубрик: Мы провели опрос 226 компаний с целью выявить текущие оценки рисков для ведения бизнеса в Беларуси. Всего несколько компаний сказали, что риски низкие или очень низкие. Средняя оценка рисков — 4,4 из максимально возможных 5 баллов, то есть очень высокая.

И это на фоне вроде бы неплохой экономической ситуации (по крайней мере, так она выглядит по официальной статистике).

Нажмите, чтобы увеличить изображение

Оценка рисков для ведения бизнеса в Беларуси
Фото: probusiness.io

На графике видно, какие препятствия бизнес считает ключевыми:

Высокая неопределенность экономической среды — проблема № 1.

Макроэкономическая нестабильность — проблема № 2.

На третьем месте — недоверие к правовой системе: почти 50% компаний называют ее в личном топ-5 препятствий, мешающих развитию бизнеса.

В каких секторах экономики наблюдается рост?

Александр Чубрик: Обычно показатели ВВП напрямую связаны с динамикой транспорта. Растет ВВП — динамика транспорта тоже растет, это логично. Так вот, последние 5 кварталов у нас наблюдается расхождение между темпами роста ВВП и темпами роста на транспорте. Причем оно увеличивается, и в третьем квартале оно превысило 10 процентных пунктов. Последние месяцы это расхождение нарастает. Это прямой сигнал о том, что есть проблемы.

Нажмите, чтобы увеличить изображение

Расхождение между темпами роста ВВП и транспортной деятельности
Фото: probusiness.io

Из графика можно видеть, что в третьем квартале, по официальной статистике, рвануло вверх сельское хозяйство. Особенно в августе. Темпы роста превысили все рациональные значения. Полагаю, в данном случае ощущения компаний и населения намного более информативны, чем официальная статистика.

Как негативные ожидания влияют на стратегические и инвестиционные решения собственников?

Екатерина Борнукова: Понятно, что, когда ожидания плохие, вы не будете наращивать инвестиции, — это мы и наблюдаем среди компаний. Это не отражается на экономике трагически, но означает, что и динамического роста ждать не приходится. Причем это касается не только фирм. Опросы населения показывают, что настроение у людей портится даже по сравнению с сентябрем и они начинают урезать свои расходы (более 50% собираются это сделать).

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

Мы спросили у руководителей предприятий: «Видя эти риски, что вы делаете?». К счастью, достаточно небольшой процент предприятий МСБ сказали, что они планируют сокращать деятельность. Но многие заняли выжидательную позицию, хотя пока и не собираются сворачивать деятельность или значительно сокращаться.

В декабре кредитование начало понемногу восстанавливаться, но не для всех, а в основном для госсектора. Однако общее состояние финансового сектора плохое. Не способствует стабилизации финансовой ситуации и политика банков — кредиты взять сложно. Это связано, в числе прочего, и с недоверием населения к банкам: люди продолжают снимать депозиты, хотя динамика этого процесса замедляется, к счастью.

Есть ли шанс, что ИТ-сектор сохранит функции драйвера экономики?

Александр Чубрик: ИТ-сектор действительно был драйвером экономики — последние 3 года темпы роста просто зашкаливали. Но уже в октябре 2020 года темпы роста ИТ-сектора приблизились к нулю (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Поэтому ответы на вопросы, будет ли ИТ-сектор и дальше драйвером роста и сохранится ли вообще ПВТ в Беларуси как живой проект, напрямую связаны с разрешением политической ситуации в стране. Никто из работающих там не знает, чего ждать. Что касается имиджевого значения ИТ-сектора, у Беларуси сейчас с имиджем вообще дела обстоят неважно.

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

Поэтому смотреть просто на макропоказатели мало. Нужно смотреть на риски в банковском секторе. И на то, смогут ли белорусские банки красиво войти в отчетный период по международным стандартам финансовой отчетности. Так вот, существуют очень высокие риски, что по результатам на 1 января 2021 года, чтобы не получить проблем с кредиторами, некоторые банки могут попросить у Минфина декапитализации. А состояние самого Минфина сегодня тоже понятно.

Поэтому ситуация очень хрупка в финансовом секторе, во всем диапазоне. И с точки зрения населения тоже. Сейчас оно вроде бы медленно выносит депозиты, но структура вкладов все равно меняется с долгосрочных на короткие безотзывные депозиты. Любой отток средств — это ослабление валюты. Любое ослабление валюты — это отток. Поэтому роль регулятора сейчас очень сильна.

Как отключение SWIFT повлияет на реальный сектор?

Екатерина Борнукова: Если весь реальный сектор перейдет из государственных банков в другие банковские системы — это будет сильным потрясением. Скорее всего, наши банки смогут успешно работать с зарубежными контрагентами через российские банки. Но если это произойдет, то создаст для нас дополнительные транзакционные издержки и «привяжет» к России. И станет очередным имиджевым ударом по стране.

Как бизнесу работать в условиях неопределенности, как строить бизнес-планы?

Александр Чубрик: Белорусский бизнес часто обвиняли в том, что у львиной доли компаний не было долгосрочной стратегии. Сейчас эта слабая сторона становится сильной. Бизнесы, которые привыкли планировать на месяц вперед, лучше чувствуют себя в кризисной ситуации неопределенности. Поэтому могу посоветовать только одно: планируйте, исходя из той степени оптимизма, которая у вас есть внутри. Краткосрочное планирование сейчас самое эффективное.

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

На какой валютный курс стоит ориентироваться в 2021 году?

Екатерина Борнукова: По поводу курса — тут нет какой-то одной цифры или сценария. Начнем с позитива. Изобретено несколько рабочих вакцин от коронавируса, и международные рынки восприняли эти новости позитивно. Рост цены на нефть — прямой результат этого. Можно ожидать, что к середине 2021 года пандемия будет взята под контроль. Если не случится никаких глобальных потрясений, для Беларуси, как для открытой экономики, это будет означать рост экспортных рынков. Можно даже ожидать укрепления рубля на 5−10%.

Но и негативных факторов хватает. Неопределенность, недостаток доверия, накопленные долги в секторе госпредприятий, которые набирали кредиты во время пандемии и продолжали выпуск продукции. Также мы видим огромное давление на экономику. Плохо будет, если Нацбанк и Минфин начнут проводить стимулирующую политику. И новости по поводу начала кредитования госсектора — это тревожный звоночек. И тут складывается непредсказуемая ситуация. Девальвация может быть на уровне марта-апреля этого года. А если ситуация выйдет из-под контроля в результате неконтролируемой эмиссии (это маловероятная ситуация, но шансы есть), то прогнозировать вообще ничего нельзя будет.

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

Стоит ли бизнесу делать ставку не на персонал, а на бизнес-процессы?

Александр Чубрик: Персонал — это традиционная белорусская беда. Например, белорусским компаниям в 2012 году дали налоговые льготы на работу в малых городах и сельской местности. Казалось бы — ставь завод и работай без налогов 5 лет или дольше. Но проблема оказалась в персонале. Куда этот завод можно поставить? В чистом поле? Если и так, то где взять людей? Ведь в чистом поле никто не живет. Фактически вся страна превратилась в Минск и его придатки. Поэтому да, в этом контексте бизнесу нужно ориентироваться на максимальную независимость от кадров.

Екатерина Борнукова: Предприятия давно жаловались на недостаток квалифицированной рабочей силы. Тут пандемия даже немного помогла: стало понятно, что персонал не должен находиться в одном месте и в одном городе. Пусть и не для всех секторов и сфер индустрии это применимо.

Какие сегодня у бизнеса есть реальные возможности для развития?

Александр Чубрик: Беда нашего постсоветского пространства в том, что мы часто смотрим на ситуацию сверху, из центра. Этот взгляд сопровождается поиском точек роста, направлений развития. Но большая ошибка полагать, что есть какие-то эксперты, которые знают перспективное направление. Предприниматель же обладает уникальной информацией, которой нет у центральных или контролирующих органов. Поэтому он находит что-то свое, новое, те решения, которые не видны эксперту сверху или из центра.

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

Что позитивного я вижу? Новые навыки, которых раньше у нас не было. В частности, к сотрудничеству между людьми и между компаниями. Сейчас общество уже переросло эту модель — «взгляд сверху вниз». В нашем новом децентрализованном мире Беларусь может «выстрелить» как раз за счет применения этого навыка.И то, что можно сейчас делать компаниям, — это, как минимум, объединяться по отраслевым признакам. Отраслевые ассоциации сейчас очень нужны: они смогут решать свои узкие проблемы, лоббировать законодательство в очень узком секторе. Эти возможности есть, и их надо использовать.

Читайте также