Top.Mail.Ru
Войти
Новости компаний
На правах рекламы,  22 ноября 2019

Я на пятом курсе уже одевала Инну Афанасьеву. Юлия Латушкина о бизнесе, рекламе в Инстаграм и стиле

Юлия Латушкина сегодня одевает многих белорусских селебрити, хотя начинала свой бизнес с аренды комнаты под мастерскую в районе Площади Победы. В интервью дизайнер рассказала, почему не верит в рекламу в соцсетях, как блогеры могут навредить люксовым брендам и что делать, чтобы убедить клиента не заказывать наряд «как у Кейт Мосс».

— В одном из интервью вы рассказывали, что хотели стать врачом. Почему передумали? Если честно, никогда не жалели, что не пошли в мед?

— Нет, никогда не жалела. Иногда я думаю: слава богу, что я не врач. Это настолько тяжело, ответственно, что со своим отношением к работе я просто сошла бы с ума.

Я некоторое время жила в Италии. И если у нас врачей боятся, то там к ним бегут. Хотелось, чтобы здесь к врачам стали относиться иначе.

В медицине меня привлекали челюстно-лицевая хирургия и стоматология. Не могу это объяснить почему — просто было интересно.

— Расскажите подробнее, почему передумали?

— Это был девятый класс. Я параллельно училась в хореографической школе. Как-то мама меня спросила: «Юля, куда ты хочешь поступать?» Мне на тот момент нравилась химия, биология. Но мама меня спросила, действительно ли я хочу этим заниматься: «Ты же понимаешь, что к врачам люди приходят, потому что им больно? Ты готова постоянно принимать людей, которым все время больно? Подумай. Я хочу, чтобы у тебя была такая работа, чтобы ты ее любила».

Я тогда долго думала, а затем пришла к ней со словами: «Я не знаю, чем хочу заниматься».

Моя мама всю жизнь работала на нелюбимой работе, поэтому я с детства понимала, как это в тягость. Она хотела, чтобы я в жизни занималась только тем, что искренне нравится.

«Обрати внимание на то, что в твоей жизни происходит. Ты испортила все вещи в нашем шкафу», — как-то сказала она.

Действительно, когда я была маленькая, новые вещи мне покупали на День рождения, Новый год. Чтобы разнообразить гардероб, я втихую брала ножницы, швейную машинку и легким движением руки превращала папины брюки в юбку с запахом.

— Знаете, обычно все происходит наоборот: родители видят своих детей врачами, а к профессиям дизайнера, модельера относятся скептически.

— Родители, будучи уверенными, что могут дать ребенку самое лучшее, нередко забывают о нем.

Я не могу сказать, что мне мама сказала: «Иди в дизайн». Она меня подтолкнула и дала возможность понять, что нравится.

Со мной на курсе учились люди, которые закончили художественные школы, пришли с багажом знаний. Моим же преимуществом, как я позже поняла, было отсутствие бэкграунда.

После первого семестра в институте для меня открылся новый мир. Я перестала встречаться с друзьями, у меня не было других интересов. Кроме того, я сразу пошла работать, чтобы понимать, как все устроено на деле.

Три-четыре года я проработала в ателье без зарплаты. Просто приходила и говорила: «Я буду делать все, что вы скажете, только не выгоняйте меня». Это все мне дало понимание, как устроена работа.

Сегодня мало людей, которые адекватно себя оценивают

— Дмитрий Заболотный, как мне показалось, скептически относится к дизайнерам, которые только видят образы, но не могут пошить вещь. Вы с ним в этом солидарны?

— Я согласна с Дмитрием Заболотным, потому что дизайнер не сможет ничего сделать без портного.

Я практиковалась в ателье, потому что понимала, что университета недостаточно. Помню, что на дипломную работу нужно было отшить три единицы. К тому моменту я уже строчила дальше, чем видела. Я понимала не только техническую сторону, но и знала, как сделать вещь.

Нарисовать можно что угодно, а для реализации нужно понимать, какие использовать материалы, где нужны уплотняющие слои.

Фото Евгений Грабкин

— Знаете, это как с ремонтом, когда дизайнер делает красивую визуализацию квартиры, а потом приходят строители и говорят, почему это сделать невозможно.

— Когда клиенты просят нарисовать эскиз, я говорю: «Нарисовать я могу все что угодно, но подойдет ли вам это». Иногда приходят с фотографиями суперзвезд и просят пошить такое же платье, как у Кейт Мосс или Шэрон Стоун, хотя передо мной стоит абсолютно другой человек. В таких ситуациях я ставлю клиента перед зеркалом, беру ткань и сперва показываю, как они хотят, а затем, как будет хорошо с учетом фигуры, формы и возраста. В принципе, сегодня мало людей, которые адекватно себя оценивают.

— Вы работали в Амстердаме, учились в Германии. Можете сказать, в чем разница запросов белорусов и европейцев? Вы согласны с тем, что стиль белорусов серый и невзрачный?

— Нет. Белорусы боятся критики, боятся самовыражаться. Они все время думают, что скажут другие. Это состояние портит нас в одежде.

Когда я училась в Берлине, меня удивляло их отношение к жизни: немцы прежде всего думают о себе. Отсюда смелость в одежде. Они могут позволить себе прийти в кроссовках на собрание. У нас же люди загоняют себя в рамки, которые мешают одеваться и самовыражаться.

Одновременно с этим, людей, которые экспериментируют со стилем, становится больше. У нас много талантливых дизайнеров, их работы востребованы. У нас много модных смелых людей, которые не боятся самовыражаться, но людей старой закалки больше.

— Вам не кажется, что поколение современных подростков уже наступает на пятки «старой закалке»?

— Вы здесь абсолютно правы. Но у меня это поколение ассоциируется еще и с гиперсмелостью. Да, им все равно, что о них подумают, но им также все равно, что они говорят.

Чтобы оплатить эту комнату, нужно продать два платья

— Давайте поговорим о бизнесе. Предпринимательство — это риск. Почему вы решили пойти на этот риск?

— В бизнес я пришла, как и в профессию, без особого понимания дела. Из-за этого у меня, наверное, и не было страха.

Сперва я шила дома. Затем появилась возможность взять комнату в аренду за 300 долларов. Как я тогда думала: чтобы оплатить эту комнату, нужно продать два платья. С такого примитивного подхода у меня все и пошло дальше, я начала нанимать сотрудников.

— Тогда еще не было инстаграма, который сегодня помогает продавать. Как искали клиентов?

— Люди сами приходили. Тогда работало сарафанное радио, потом интернет. Я на пятом курсе уже одевала Инну Афанасьеву. Она сама меня нашла.

Я не люблю давать интервью, практически не пользуюсь социальными сетями, потому что считаю, что соцсети искажают действительность. Есть свой маленький инстаграм, который не заточен под рекламные цели.

— Вы делали форму для самых значимых спортивных событий. Разве это был не осознанный рекламный ход?

— Такие проекты мне интересны опытом. В этом не было никакой рекламы. Я никогда не была на телевидении, не просила интервью.

За эти четыре года я получила колоссальный опыт. Возьмите любого дизайнера и отведите на производство. Он растеряется и год не сможет на там ничего запустить.

Когда я взялась за гигантский проект, связанный со спортом, то открыла еще больше рамок, перешла на новый уровень. Я не просто рисовала, а работала, запускала в производство.

Специально для опытных предпринимателей Альфа-Банк разработал пакет услуг «Все для бизнеса». Открытие и ведение счетов в разных валютах, 10 электронных платежных инструкций в BYN, круглосуточная сдача выручки через устройства самоинкассации, SMS/e-mail-оповещения по одному счету, выпуск корпоративных карт, а также мобильный и интернет банк с функцией платежей — все это Альфа-Банк предоставит бесплатно в рамках пакета «Все для бизнеса».

После формы было очень много звонков, но я нигде не была и никуда не пошла. Возможно, мне не хватает пиарщика, но у меня нет цели пиара торговой марки и себя.

То, что бренды отдают вещи блогерам, это плохо

— Вы делали форму для сотрудников компаний, с одной стороны. С другой — шьете уникальные вещи для обеспеченных людей. Это не вредит бренду? Как это воспринимают клиенты?

— Это вопрос настоящего специалиста. Наверное, вредит, но точно не знаю. Для меня такие проекты — саморазвитие. У меня нет специалиста, который говорит, какие проекты брать, а какие нет. Если мне предложение интересно, я за него берусь. Сейчас я занимаюсь проектом, связанным с борьбой. Подробности пока говорить не стану.

— Ксения Собчак у себя на YouTube подняла дискуссию о том, имеют ли право инстаграмщицы носить дорогие брендовые вещи и стоит ли их приглашать на светские мероприятия. Как считаете вы?

— То, что бренды отдают вещи блогерам, это плохо, особенно, когда это сделано непрофессионально. Например, когда девочка, гуляет по Москве и рассказывает подписчикам: «Вот у меня свитер «Латушкина». Зачем об этом говорить, когда никто не спрашивает? Другое дело, если в комментариях вас просят рассказать, что это за свитер.

Нужно что-то из себя представлять, а не просто собрать миллион подписчиков. Есть Ольга Бузова. Она работает как конь, к ней должно быть заочно уважение. На мой взгляд, неправильно, что она то поет, то танцует, то одежду шьет, но это другое дело.

Если просто красивая девушка рассказывает, как она намазала тенями глаза, то ее я бы не приглашала на светское мероприятие. Хотя есть мастера в этом деле. Например, Оля Томина, профессиональный визажист. Она не рекламирует в инстаграме себя, а продвигает свою работу.

Когда инстаграм людей превращается в рекламную площадку, я от таких аккаунтов сразу же отписываюсь. Эти люди не избирательны и за деньги будут рассказывать про ремонт телефонов, стоматологов и платья.

Брендам важно держать марку, именно поэтому их все хотят.

Год назад мы полностью отказались от рекламы с блогерами. Хочется, чтобы к тебе шли, потому что ты качественный, а не попсовый.

— Не думаете, что таким образом бренды пытаются коммуницировать с молодой аудиторией, которая демократичнее, не особо читает печатные журналы и много времени проводит в соцсетях?

— Возможно. Но я думаю, что каждый выбирает сам: купить одни кроссовки Prada или пять пар от Zara. Человек сам выбирает, что ему важнее.

— Да, с одной стороны это. Но сегодня не проблема на светскую встречу или в бизнес-тусовке ходить в Zara.

— Вы правы на 100 процентов. Но истинные ценители Prada полностью от нее не откажутся. Да, Zara лидирует по всем бизнес-показателям, но есть нюанс: те, кто носит Prada, будут уникальными.

Крупные бренды пытаются быть на волне. Если бы Prada выпустила более дешевую линейку, они могли бы развиваться как Zara. Но они остаются в сегменте «качественно и уникально».

ЗАО «Альфа-Банк»
УНП 101541947

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент