Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,55 USD 2,5452 -0,0098
  • 2,51 EUR 2,5133 -0,022
  • 4,22 100 RUB 4,2199 +0,0243
Про бизнес Регионы Татьяна Буланова, «Про бизнес» 22 августа 2022

«В семейном деле одни ГОСТы — совести». Как парень из «айтишки» вложил в хутор большие деньги и стал «перепелиным бароном»

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Дмитрий и Екатерина Атраховичи познакомились в Киеве, поездили по миру, а потом решили переехать в Беларусь, на родину парня, и обосноваться на земле. До этого Дмитрий подбирал кадры для IT и не имел опыта деревенской жизни, но идея поселиться ближе к природе и производить натуральные продукты питания ребят увлекла. Со временем увлечение переросло в семейное дело — и сегодня продукцию хутора в Окушково знают не только в Беларуси, но и за границей. Сами ребята в магазин за продуктами почти не ходят и мечтают о том, что и сторонников осознанного питания, и небольших местных производств, будет становиться все больше. История жителей больших городов, которые научились зарабатывать в деревне, — в партнерском проекте «Про бизнес» и Альфа Банка в Беларуси.

Жить на земле

Лет 10 назад 23-летний тогда Дмитрий начал понимать, что работа не приносит удовлетворения. Но был страх потерять стабильный заработок: ему, HR в IT, хорошо платили. «Подтолкнул» случай: парню потребовалась срочная операция — и он надолго выпал из рабочего режима 24/7.

— У меня появилось время покопаться в себе, подумать о том, как я хочу жить через 15−20 лет, в каких условиях я хочу растить своих детей. И я пришел к выводу, что мое желание — жить на земле, в Беларуси, где я родился и вырос.

К 23 годам Дмитрий, начавший работать в 17, успел поездить по миру: с будущей женой Катей познакомился в Киеве, ребята жили в Болгарии, Чехии, Австрии.

— Везде есть свои плюсы и минусы, но я понял, что только на родине смогу чувствовать себя полноценно, в других странах я все равно гость, — говорит молодой человек. — Я предложил Кате поехать в Беларусь со мной — и она согласилась.

Фото из архива героев
Екатерина и Дмитрий. Фото из архива героев

В 2013 году ребята сели в поезд Киев — Минск и поехали в Минск без каких-либо конкретных планов на жизнь. Здесь у Дмитрия была квартира — небольшая «двушка» в девятиэтажной «панельке».

— Когда я зашел в нее, ощутил, насколько она маленькая. Понял, что мне с моим потенциалом, моим жизненным опытом там трудно дышать. Это пространство ограничивало мои амбиции. И на 4−5-й день пребывания в Беларуси я выставил квартиру на продажу.

«Гектар земли в окружении молодого леса, вековые дубы прямо на участке, кленовая аллея»

Продав квартиру, Дмитрий на протяжении четырех-пяти месяцев ездил по Беларуси и искал место, где могла бы поселиться молодая семья. Смотрел и дома в деревнях, но больше хотел найти хутор — уединенный и в окружении настоящей природы.

Фото из архива героев

— В деревню Окушково в 17 км от Сморгони я приехал поздней осенью: кругом грязь, слякоть, все серое и неприглядное. Но даже в такую погоду я посмотрел на это место — гектар земли в окружении молодого леса, вековые дубы прямо на участке, кленовую аллею — и представил, как здесь будет летом, весной. Я понял, что это — оно.

Опыта деревенской жизни у Дмитрия не было. Вырос в столице, все бабушки тоже городские. Катя часто в шутку спрашивала у мужа, как он собирается жить на земле, если даже топор в руках не держал. Но он был уверен, что справится:

— Знал, что никакой работы не боюсь.

С участком ребятам достался старый дом, в котором они до сих пор живут, и сарай, который сразу снесли. А еще свиранка — добротная постройка, где раньше сушили и хранили вяленые колбасы и мясо. Ее Дмитрий переоборудовал под мастерскую. Пригодился молодой семье и погреб, где можно было хранить то, что они сами выращивали на земле.

«Пора включать турборежим»

Первое время Дмитрий и Катя, как они сами говорят, «жили в романтических мечтах». Деньги от продажи квартиры остались, хватало на привычную жизнь с размахом. Но финансовая «подушка» становилась все тоньше. Встал вопрос, что делать дальше.

И Дима решил завести перепелок.

— Лет с 20 я пью сырое перепелиное яйцо. А однажды попробовал домашнее и понял, насколько оно сильно отличается от магазинного. Подумал, зачем покупать, если можно заняться самому.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Потратив около $ 300, Дмитрий приобрел четыре клетки, птиц и первый инкубатор. Вначале птиц поселили в доме — сарая не было. Когда яйцами заинтересовались родственники и друзья, поняли, что их можно продавать. Потом Дмитрий решил попробовать торговать перепелиными яйцами в Сети.

Примерно через год стало понятно, что перепелки приносят какой-то доход — но к тому моменту с деньгами в семье стало совсем напряженно.

— И я понял, что хватит заниматься хобби, пора включать турборежим, — говорит Дмитрий. — В доме оборудовал специальную комнату для перепелок, сам сделал еще около десяти клеток. В клетке 25−30 голов — около 400 птиц у нас жили в тот момент: 300 самок и 100 самцов. Самки несли 220−250 яиц в сутки — и вот при таком производстве, при условии полной продажи, яйца стали приносить доход.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Потом завели коз, начали делать домашнюю брынзу — для себя.

И вдруг ребята поняли, что могут производить нужные семье продукты питания сами: яйцо, молочку, сезонные овощи и фрукты. Заинтересовались маслами.

— Тема сыродавленых масел настойчиво стучалась в нашу жизнь, — вспоминает молодой человек. — Сначала купили полезное масло беременной Кате, потом друг угостил, еще где-то встретилось. Я решил попробовать давить для себя — а потом уже мы обнаружили, что на эту продукцию есть спрос.

На первый бочонок для отжима масла, железный пресс и сырье потратили $ 300. Сначала масло разливали в баночки из-под детского питания.

К концу 2015 года семейную чету из Окушково можно было встретить на рынке в Сморгони — там они продавали масло и перепелиные яйца.

— Тогда я понял, что мы можем закрывать свою потребность в качественных продуктах питания — и одновременно предложить их людям, делая по совести, для себя. И на этом можно зарабатывать, — описывает тот поворотный момент Дмитрий.

Правда, ребятам не сразу удалось прочно встать на ноги. Был момент, когда глава семейства даже устроился на лесопилку — плохо удавалось сводить концы с концами. Но проработал там только день.

Я понял, что отдал кому-то целый день, который мог вложить в развитие своего дела.

И Дмитрий решил, что лучше не спать ночами и работать на себя, чем оставлять время на свое дело по остаточному принципу.

Нам в Альфе важно обеспечить вас самыми современными инструментами для ведения бизнеса.

Интернет-эквайринг, Альфа Касса, выгодные тарифы РКО, онлайн-подключение — всё это существует, чтобы работа шла быстро и приносила максимум прибыли.

Присоединяйтесь!

Птичий рай

Сейчас в Окушково уже 2,5 тысячи голов перепелок — владея таким хозяйством, Дмитрий в шутку называет себя «перепелиным бароном». Для птиц построили новый перепелятник, клетки Дмитрий с отцом делали сами, из остатков дерева. Постепенно глава хозяйства купил инкубаторы — сейчас их 4, каждый обошелся в среднем в $ 100.

Это позволяет самим выводить птицу. Здесь только одна сложность: раз в год нужно искать инкубационное яйцо той же породы, но другой линии, чтобы своя не вымирала.

Серьезная статья расходов — это корма, за последние два года они подорожали почти на 70%. В среднем ежемесячно на питание для перепелок уходит до 2 тысяч белорусских рублей (около $ 800). Дмитрий рассчитывает, что постепенно хозяйство перейдет на выпуск своих кормов. Уже сейчас они закупили гранулятор, чтобы делать комбикорм. В планах на следующий год — выращивать пшеницу и рожь, которую тоже добавляют в рацион. Также перепелкам достаются полезные жмыхи льна и черного тмина, которые получаются после выжимки масел.

— Я стараюсь птицу насытить витаминами, — говорит Дмитрий. — У меня одно яйцо для всех — и для себя, и на продажу.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Когда ребята только выходили с этим продуктом на рынок, продавали чуть дешевле конкурентов, чтобы привлечь покупателей. Сейчас клиентская база сформировалась.

— Я не сторонник дешево оценивать свой труд, — объясняет Дмитрий. — Твой прожитый день бесценен. И мы работаем по ГОСТам совести. Наша продукция стоит своих денег.

В месяц хозяйство «Окушково» производит около 25 тысяч перепелиных яиц. Сейчас рентабельность хозяйства по яйцу — 35−40%.

Масла: мир с продолжением

Производство сыродавленых масел в хозяйстве — это, говорят ребята, целый мир, который потянул за собой другие ассортиментные позиции.

— Из масел выходит жмых, из жмыха — мука, халва, салатные смеси, каши. Потом из семечек и орехов стали делать урбечи, — перечисляет Дмитрий. — К перепелиным яйцам добавили куриные. Запустили в производство хлебцы с льняным жмыхом.

Сначала ребята давили мягкие культуры — кедровый и грецкий орехи, подсолнечник. Потом купили более профессиональные прессы с высоким тоннажом. Линейка постепенно разрасталась и сейчас включает полтора десятка масел. В месяц здесь выжимают более 1000 л продукта.

— Чем больше мы погружались в мир масел, тем больше понимали, что в масс-маркете нам продают под видом масел не то что пустой, но вредный продукт. Такие процессы, как рафинация и дезодорирование, напрочь убивают все живое, — рассказывает фермер. — И мы поставили цель работать вдолгую: переключить внимание потребителя на свежие сыродавленые масла, выпущенные по щадящей технологии.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

В это направление приходится много вкладывать. Один пресс стоит до $ 1200 — таких в хозяйстве уже пять. Закупили еще более мощные прессы, с автоматикой — вложили около $ 10 тысяч. Цена одного бочонка — $ 100−150, их на производстве около 20. Кроме того, необходимо платить аренду 1000−1100 рублей в месяц (около $ 400) за помещение в Сморгони площадью около 150 «квадратов», и «коммуналку», где в отопительный сезон только электричество может стоит около 2 тыс. рублей ($ 800), обустроить производство, обслуживать и ремонтировать оборудование. Сертификация масел — тоже недешевое удовольствие, на нее ушло около $ 2,5 тысяч.

— Чтобы производство масел соответствовало всем нормам, нужно вложить разово $ 40−50 тысяч. Это минимум. И требуется опыт, который ни за какие деньги не купишь, — рассказывает хозяин хутора. — С точки зрения бизнеса интереснее быть промышленником, а не маленьким семейным производством. Но я не хочу производить в промышленных масштабах — только для себя и своего города, ближайшего окружения.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Рентабельность по маслам — в среднем около 50%. Чем больше ребята зарабатывают, тем больше могут пустить на развитие. Сейчас, говорят, это главное. Отбить вложения, по оценкам молодого фермера, в лучшем случае удастся года через два.

Команда, продажи, продвижение

Важная составляющая их удачного предпринимательства, говорят ребята, — помощь семьи и друзей. С самого начала Дмитрию помогал отец — он строитель, в Окушково переехала мама, она смотрит за детьми. Но с развитием хозяйства рук стало не хватать.

Сейчас Дмитрию и Екатерине помогают около 15 человек: специалисты на производстве, рабочие в перепелятнике, продавцы, копирайтеры, таргетолог и т.д. Собрать и организовать работу команды Дмитрию помогает опыт работы в HR-сфере.

У фермеров три точки продаж — две в Минске и одна в Молодечно. На столичном рынке в Валерьяново с начала 2021 года торговали сами, только недавно взяли в помощь продавца. Работает павильон на Комаровском рынке. Основная продукция — масла, яйца и мед.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

В 2019 году Дмитрий и Екатерина оформили свой бизнес как КФХ (крестьянское фермерское хозяйство).

Основные расходы в месяц — аренда торговых точек и производственного помещения (5−7 тыс. руб. или $ 2−2,8 тыс.), транспорт (4−5 тыс. руб. или $ 1,6−2 тыс.), оплата курьерам, сырье, упаковка, зарплаты сотрудникам.

Немалые средства вкладываются в продвижение. Начинали с бюджета 400−500 рублей ($ 160−200) в месяц, сейчас он уже около 5 тысяч рублей ($ 2 тыс.). Сюда входит оплата специалистам, расходы на рекламу, seo-продвижение сайта. Instagram как площадка для продвижения работает хорошо, говорит Дмитрий, но ребята задействуют и другие каналы: развивают канал в Telegram, идут в TikTok за молодой аудиторией. Каждую неделю на хутор приезжают подрядчики, чтобы снимать фото- и видео контент.

Экспортная география

Продукцию бренда «Окушково» заказывают потребители из Норвегии, США, Германии, Польши.

— Сейчас особенно много заказов приходит из Норвегии — около 20 в месяц. Целый фан-клуб там образовался, — смеется Дмитрий. — Заказывают в основном масла. Дело в том, что в той же Австрии есть знаменитое масло из штирийской тыквы, но его давят на металле и нагревают, а у нас другая технология. Узнают о нас в основном от родственников в Беларуси.

Фото из архива героев
Фото из архива героев

Европейский рынок, говорят предприниматели, для них пока в перспективе. Сейчас же они хотят сделать акцент на продвижении в Россию — уже отправляют ежемесячно более 100 заказов.

Философия бизнеса

— Сегодня мы занимаемся делом, которое не только дает деньги и ресурсы, но и наполняет жизнь смыслом. Мы хотим изменить отношение людей к еде, сделать его более осознанным, — говорит Дмитрий.

Хочется, чтобы вокруг развивались мелкие и средние производители, чтобы мы постепенно уходили от обезличенного масс-маркета.

И еще важный семейный момент:

— На хуторе рождается традиция, этика семейного общения. В моем детстве семьи как таковой не было: мама на работе, папа занят своим делом, ребенок — своим. Сейчас, когда мы живем в одном месте и занимаемся одним и тем же, мы пытаемся показать детям, что же это такое — своя земля, своя семья и свое дело.

Партнер проекта:

Еще больше видео и актуальной информации в Telegram и YouTube-канале Альфа-Банка в Беларуси. Подписывайтесь!

Читайте также