Войти
  • 1,95 USD 1,9457 +0,0052
  • 2,31 EUR 2,314 -0,0155
  • 3,34 100 RUB 3,344 +0,0051
Интервью
«Про бизнес» 7 сентября 2017

«90% ICO — это спекуляция»: австралийский миллионер из России о биткоин-пузыре и криптовалюте на марихуане

Сергей Сергиенко
Сергей Сергиенко. Фото из личного архива

Бизнесмен и инвестор Сергей Сергиенко с 14 лет живет в Австралии, где и заработал свой первый миллион — на продаже австралийской недвижимости в России. Еще более успешными стали компании по поиску рабочих на стройки и выдаче лицензий на работу. По его словам, без сертификата, выданного его компанией, невозможно получить работу во многих индустриях на всем континенте.

Но несколько лет назад бизнесмен полностью ушел в тему блокчейна. Стал инвестировать в ICO и запустил собственное — проект Chronobank. О своем опыте Сергей рассказывает в интервью «Про бизнес».

Сергей, чем ты занимаешься сейчас?

Я полностью переключился на развитие проектов, связанных с криптовалютой, а также инвестирование в ICO. Времени на другие компании уже не хватает, и ими занимаются партнеры. Сейчас мой приоритет — проект «Хронобанк». Он заработает в начале 2018 года. Начнем мы либо с Вьетнама, либо с Таиланда, либо с Папуа-Новая Гвинеи. Страны мы выбираем по принципу знакомства с их властями.

Chronobank — мультиблокчейн-проект, онлайн-платформа краткосрочного найма. Имеет схожесть с фриланс-биржами — отличие состоит в том, что на платформе размещаются в основном представители рабочих профессий. Проект основан на модели timebanking — работники обменивают трудо-часы на товары и услуги.

Валюта проекта называется TIME. За первые часы ICO-проект собрал $ 1,7 млн. Всего ICO привлекло $ 5,4 млн.

Об инвестициях в ICO

Расскажи о своем участии в проектах, которые выходят на ICO. На каких условиях ты в них участвуешь и сколько вкладываешь?

Мы вкладываемся синдикатами частных инвесторов. Я состою в пяти — австралийском, российском, американском, смешанных. Мы вливаем инвестиции на очень раннем уровне, помогаем связями с комьюнити, чтобы промоутить проект и сделать его успешным. Суммы самые разные, и если надо, то нужную сумму мы найдем. Например, в последний раз мы совместно вложили $ 5 млн. Максимальная сумма, которую я готов вложить лично — полмиллиона долларов. Такие вложения у меня уже были.

Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram
Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram

Как ты выбираешь следующий объект инвестиций — каковы критерии потенциально успешного и неуспешного ICO?

Вопрос актуальный, потому что я получаю по 6−10 запросов от авторов проектов в день. У меня есть команда аналитиков, которые отсматривают проекты, находят перспективные. В основном я смотрю на команду и лидера. Если он достучался до меня через пару месяцев молчания, сделал так, чтобы я прочел хотя бы часть white paper… то это уже что-то значит. Кроме того, важна команда. Она должна быть уже минимально известна в крипто-комьюнити. А собственно ICO должно быть глобальное.

Локальные ICO показывают себя очень плохо, ведь главная идея — децентрализация. Локализация несет за собой большие страновые, политические риски. В любой момент такой проект могут закрыть власти.

В какие проекты ты уже инвестировал?

После «Хронобанк» были проекты SONM и Paragon.

Проект SONM основан программистами с российскими корнями. Цель проекта — разработка всемирного универсального суперкомпьютера для любых вычислительных систем. За несколько дней он собрал на ICO $ 42 млн.

Проект Paragon выступает за массовую легализацию марихуаны (для лечебных целей). Он позволяет хранить в системе информацию о рецептах на марихуану от врача, проверить жизненный цикл используемого каннабиса — от выращивания семян до готового продукта.

Валюта проекта — Paragon Coin. Сбор средств на ICO еще в процессе, на данный момент проект собрал $ 10 млн.

Марихуана легализована в нескольких штатах Америки, но не на федеральном уровне. В этих штатах все еще нельзя снять офис для легальной продажи марихуаны, открыть банковский счет, перевезти товар из штата в штат. Благодаря проведению ICO можно будет принимать оплату токенами. С помощью комьюнити, которое мы привлечем к ICO, мы продолжим решать проблему. Пусть Paragon стартует с Калифорнии, но в потенциале идея разрастется на весь мир.

Какие риски в инвестировании ты видишь?

Каждая 4-ая инвестиция — это провал. Большинство ICO несут большие риски, но из-за этого они такие крупные с точки зрения процентов. Банально даже электронный кошелек могут «хакнуть». Но я думаю так: если у тебя достаточно мозгов, чтобы купить крипту, то и оценить риски мозгов хватит. Просто будьте готовы к тому, что вы все потеряете. У меня уже все это было, поэтому я не боюсь.

⇒ Читайте также: Александр Иванов: «Неуспешных проектов нет, инвестиции поднимают все». Как круто заработать на ICO

Сколько и как часто ты уже терял в бизнесе?

За последние полгода — один раз, вложив в ICO $ 500 000. Однажды я потерял $ 250 000 на ночном клубе. Потом еще $ 500 000 на стартапе — это были скидочные купоны, которые выводились в зависимости от расположения девайса. Потом на продаже австралийской недвижимости в Россию потерял $ 1,7 млн…

До определенного момента выстреливал только один из пяти проектов. И если я все потеряю сейчас… ну, буду книгу писать. А если серьезно, то у меня уже было такое. И сейчас я более консервативен — например, вкладываю еще и в недвижимость. В процентном соотношении я не такой уж криптоинвестор. Инвестировать только в крипто-проекты очень сложно — ведь это значит, что одни и те же риски касаются всей суммы инвестиций.

Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram
Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram

В какой криптовалюте ты хранишь сбережения?

Я диверсифицирую — в основном в биткоинах, эфирах, другой валюте из топ-20. Фиатных денег у меня намного меньше. Ими я пользуюсь в повседневной жизни. У меня есть биткоин-карты, но пользоваться ими я не люблю.

⇒ Читайте также: Леонид Лознер: Биткоин покупать сегодня не буду!

Об ажиотаже вокруг криптовалюты

Ты перемещаешься по всему миру. Где наибольший крипто-ажиотаж сейчас?

В России, Китае, Корее. В Австралии тоже, но на уровне законодательства и правительства, а на обывательском — нет. В России людей всегда волновало, в чем хранить сбережения. Как и в Беларуси. Именно поэтому тема биткоина и других криптовалют развивается там очень быстро. В Австралии такого вопроса не стоит. Всегда ответ тот же — австралийский доллар. Народ не ищет альтернативы этому доллару. Он всегда там был и всегда будет.

Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram
Фото из аккаунта Сергея Сергиенко в Instagram

А с точки зрения приема биткоинов в любой стране мира можно всегда обменять биткоин на фиатные деньги, причем очень быстро. Зачастую это даже быстрее, чем дойти до банкомата. И онлайн, и наличными.

О личной вере в криптовалюту

Почему ты веришь в криптовалюту? Не думаешь ли, что это огромный экономический пузырь и скоро он лопнет?

Это на самом деле пузырь и на самом деле придет момент, когда он лопнет. Без шуток — процентов 90 ICO просто надуманы и делаются только для спекуляции. Многие проекты просто не увидят свет. Но я верю в криптовалюту потому, что правительство не может на нее влиять. А все устали от правительства и жадных банкиров. Да, существует манипуляция курсом — тот, у кого достаточно средств, может двигать курс валюты вверх и вниз. Но в этом и соль — избегать чьих-то манипуляций. Действительно, если что-то случится с Виталиком Бутериным, то эфир «просядет». Но помимо него в проекте есть еще группа лиц, которые продолжат этим заниматься. И пока пузырь не лопнул, на нем можно зарабатывать.

И когда биткоин-пузырь лопнет?

Я бы начал беспокоиться и серьезно думать о большей диверсификации сбережений, когда капитализация всей криптовалюты достигнет $ 1−2 триллиона. Сейчас институционные деньги, деньги серьезных фондов — венчурных, пенсионных — еще не вошли в «игру». А ранние игроки начнут входить уже в конце этого года.

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент

20170626