Top.Mail.Ru
Идеи
«Про бизнес» 13 августа 2019

Как запоминать много информации: проверенные приемы от актеров и музыкантов

Фото с сайта vchemraznica.ru
Фото с сайта vchemraznica.ru

Крупный онлайн- и офлайн-магазин OZ.by каждый месяц составляет рейтинг популярных изданий по бизнесу. В июле самой продаваемой в Беларуси по этой тематике стала книга о развитии одного из самых полезных навыков личной эффективности.

Вот топ-3 самых продаваемых в июле книг в сегменте «бизнес-литература» (данные о количестве купленных читателями экземпляров не разглашаются):

  • Питер Браун, Генри Рёдигер, Марк Макдэниэл. «Запомнить все. Усвоение знаний без скуки и зубрежки»
  • Александр Фридман. «Пожиратели времени. Как избавить от лишней работы себя и сотрудников»
  • Дэн Мильштейн. «Правило № 1: никогда не быть № 2»

Книга из первой строчки «Запомнить все. Усвоение знаний без скуки и зубрежки» была написана после проведения большого исследования в области когнитивной психологии. Выяснили: многие методы запоминания, которыми мы пользуемся еще со школы, не слишком эффективны.

Рассказывая об этом, авторы предлагают воспользоваться другими методами запоминания информации. Вот несколько таких приемов. Они пригодятся всем, кому надо запоминать много текста: студентам, преподавателям, маркетологам, менеджерам по продажам и всем-всем предпринимателям, которые хотят повысить личную эффективность. Поэтому и примеры, которые приводят авторы, относятся к разным группам читателей, — но тем не менее универсальны. 

Практика припоминания

Что это такое? Практика припоминания — это самотестирование. Многократное воспроизведение знаний и навыков по памяти должно стать для вас основным приемом обучения. Используйте его вместо перечитывания.

Как этим пользоваться? Читая учебник или конспект, периодически прерывайтесь, чтобы задать себе следующие вопросы: «Какие здесь ключевые понятия? Какие термины или мысли мне незнакомы? Какое определение я могу им дать? Как эти идеи соотносятся с тем, что я уже знаю?» Отвечайте, не заглядывая в текст.

Во многих учебниках в конце каждой главы есть контрольные вопросы — это отличный материал для самотестирования. Придумывать вопросы самостоятельно и отвечать на них письменно — тоже очень хороший метод обучения.

Регулярно проверяйте себя. Скажем, раз в неделю устраивайте себе тестирование и по тому материалу, что вы прошли за последние дни, и по предыдущему материалу.

Во время самотестирования проверяйте свои ответы, чтобы получить точную картину своего знания и незнания. По результатам самотестирования выявляйте области, в которых вы слабы, и при обучении уделяйте им особое внимание, чтобы ликвидировать отставание. Чем труднее вспоминается новый материал, тем больше пользы в припоминании. Даже если вы при этом будете ошибаться, то не ухудшите знания — конечно, при условии, что будете всегда проверять свои ответы и исправлять ошибки.

К чему вас толкает интуиция? Большинство учащихся занимаются главным образом тем, что выделяют и подчеркивают важные фрагменты в учебниках и конспектах. Они тратят время на многократное перечитывание текста — до тех пор, пока не станут делать это бегло, играючи оперируя терминологией. При этом студентам кажется, что, перечитывая снова и снова текст, они что-то изучают.

Фото с сайта B2Blogger.com
Фото с сайта B2Blogger.com

Почему припоминание лучше? Прочитав текст один-два раза, переходите к самотестированию. Это намного эффективнее, чем перечитывать текст дальше. Близкое знакомство с текстом после многократного перечитывания порождает иллюзию, будто вы знаете его смысл и усвоили материал. Но это обманчивое ощущение. Нарабатывая беглость чтения, вы совершаете сразу две ошибки: доверяетесь ложному чувству изученности материала и утверждаетесь в заблуждении, что сумеете его вспомнить.

А если вы проверите себя на знание основных идей, если попробуете объяснить своими словами смысл терминов, то сможете сосредоточиться на самом главном, не отвлекаясь на второстепенные детали и авторские формулировки.

Самотестирование — лучший способ понять, что из нового материала вы усвоили, а чему еще предстоит научиться. Более того, самотестирование не дает забыть выученное. Забывание — естественный для человека процесс, но, практикуясь в припоминании нового знания, вы закрепляете его в памяти. Потом вам будет проще извлечь его оттуда.

Периодически проверяя свои новые знания и навыки, вы делаете их прочнее и лучше можете связать их с тем, что знали и умели раньше.

Как это выглядит? По сравнению с перечитыванием самотестирование может вызывать недовольство собой. Оно может принести разочарование, особенно если припоминание новых знаний дается трудно. Кажется, что это не так продуктивно, как привычный способ, когда вы читали конспекты лекций и выделяли важные абзацы в тексте. Но вы не учитываете одного важного обстоятельства: всякий раз, когда тратите силы, пытаясь вызывать пройденный материал из памяти, вы упрочиваете свои знания. Даже если вам не удастся ничего вспомнить и после безуспешных попыток вы заново приметесь учить материал, знайте: вы усвоите его лучше, чем без этих попыток.

Старания по припоминанию знаний или умений делают их долговременными и ускоряют доступ к ним в будущем.

Интервальная практика

Что это такое? Интервальная практика — это изучение нового материала более одного раза. Обязательное условие: повторы делаются через довольно большие промежутки времени.

Как этим пользоваться? Составьте такое расписание самотестирования, чтобы между периодами обучения оставались промежутки времени. Насколько они должны быть большими? Это зависит от изучаемого материала. Если вы заучиваете ряд имен и лиц, их придется пересмотреть через несколько минут после первого знакомства, ведь такого рода ассоциации быстро забываются. Новый материал, изложенный в тексте, перечитывать лучше через день, а в следующий раз — не раньше чем через несколько дней, а лучше — через неделю. Когда почувствуете, что более-менее освоились с материалом, проводите самотестирование раз в месяц.

Пример. Натаниэль Фуллер — актер театра «Гатри» в Миннеаполисе. Познакомились мы с ним так. Однажды на вечеринке мы разговорились со знаменитым режиссером-постановщиком театра «Гатри» Джо Даулингом. Услышав о нашей работе, он тут же посоветовал нам взять интервью у Фуллера — ведь этот актер умеет настолько точно и быстро учить роль и мизансцены, что его можно ввести в пьесу в последний момент. И он выступит блестяще, даже если не имел возможности нормально репетировать наравне со всеми.

Натаниэль Фуллер. Фото с сайта patch.com
Натаниэль Фуллер. Фото с сайта patch.com

Фуллер — матерый профессионал, который много лет оттачивал собственные техники освоения материала. Он часто получает ведущие роли, а иногда играет сразу нескольких второстепенных персонажей в одной пьесе. При этом он еще и является дублером исполнителя главной роли. Как ему все это удается?

1. Получив новый сценарий, Фуллер скрепляет его скоросшивателем и просматривает, выделяя все свои реплики. «Так я выясняю, сколько текста предстоит выучить. Я прикидываю, сколько смогу выучить за день, и стремлюсь начать как можно скорее, чтобы хватило времени на заучивание», — говорит он. Маркер помогает ему быстро находить свои реплики и дает наглядное представление о структуре пьесы. Таким образом, Фуллер использует прием выделения не так, как студенты на занятиях, — ведь те пользуются маркером исключительно для того, чтобы потом перечитывать отмеченные места. «Вы получаете представление о рисунке роли и том, как работают диалоги», — поясняет свою методику актер.

2. Интервальную практику Фуллер использует в различных вариантах. Для начала он берет лист бумаги, закрывает им страницу сценария и начинает медленно сдвигать его вниз, мысленно повторяя слова других персонажей, которые предшествуют его собственным. Дело в том, что чужие реплики инициируют слова его персонажа, а значит, на их эмоции герой Фуллера должен реагировать адекватно. Собственные реплики он и закрывает листом бумаги и старается произносить их по памяти вслух, а затем проверяет, насколько был точен. Реплику, в которой допущена ошибка, Фуллер снова закрывает и повторяет до тех пор, пока не произнесет ее правильно. Только после этого он переходит к следующему фрагменту текста.

«На 50% знание роли состоит не в том, чтобы выучить слова, а в том, чтобы знать, когда их произносить, — поясняет Фуллер. — У меня вовсе не блестящая память, но я нашел ключик к успеху: нужно сделать все возможное, чтобы вспомнить свою реплику, не глядя в текст. И чтобы выучить роль, я добиваюсь этого».

«Я работаю как сумасшедший. Останавливаюсь, только когда чувствую, что толку от моих усилий уже никакого нет. На следующий день я возвращаюсь к тексту и обнаруживаю, что не помню слов. На моем месте многие из моих друзей начали бы паниковать. Но я-то знаю, что ничего не забылось и не пропало, в следующий раз роль обязательно вспомнится. Поэтому я просто берусь за другой кусок и так прохожу всю пьесу».

3. По мере работы над сценарием Фуллер постоянно переходит от знакомых страниц текста к новому материалу, и пьеса обретает форму, словно гобелен, прирастающий стежок за стежком. Каждая следующая сцена получает смысл благодаря предыдущим фрагментам пьесы — и в свою очередь способствует развитию сюжета. Добравшись до конца пьесы, Фуллер начинает проходить ее в обратном порядке — от менее знакомой последней сцены к предыдущей, лучше изученной. А от нее снова переходит к последней. Затем он возвращается на предпоследнюю сцену, а от нее — снова на последнюю. Так «челноком» Фуллер проходит всю пьесу, пока не добирается до самой первой сцены пьесы. Такого рода возвратно-поступательная проработка помогает актеру слить менее знакомый материал с более знакомым и лучше запомнить всю роль.

Фуллер заучивает ее в виде текста на бумаге. Но каждая реплика — это не только слова, но и реакция тела, мышечное действие, поэтому он учит слова в образе, старается прочувствовать их. Фуллер обращает пристальное внимание на стилистику текста пьесы, на ее фактуру, на то, каким предстает смысл каждой реплики в зависимости от ее строения и слов. Он старается проникнуться ощущениями персонажа, понять, как он должен двигаться по сцене, с какой мимикой. Он осмысляет все нюансы, в которых проявляются переживания героя — а ведь эти переживания задают тон каждой сцене. Такого рода осмысление помогает актеру выработать эмоциональный подход к роли и лучше сжиться со своим героем.

4. Практика припоминания получила у Фуллера дальнейшее развитие. Теперь вместо работы с бумажным сценарием он все чаще записывает на диктофон все реплики других исполнителей, стараясь произнести их как можно «характернее».

Фото с сайта besplatka.ua
Фото с сайта besplatka.ua

Затем он прослушивает в записи чужой текст, ожидая реплики, которая предшествует его собственным словам. Тут Фуллер нажимает на паузу и по памяти произносит свою реплику. Если он считает, что ошибся, то заглядывает в сценарий, снова прослушивает предыдущую реплику, снова произносит свои слова и движется дальше.

5. Перед тем как начать работу с режиссером и другими актерами над мизансценами (когда прорабатываются совместные перемещения участников по сцене), Фуллер разучивает роль у себя дома. Он представляет, что его гостиная — это сцена, и мысленно оживляет ее возможными мизансценами, как он их себе представляет. Репетируя фрагменты текста с помощью диктофона, слушая чужие реплики и подавая собственные, актер перемещается по воображаемой сцене вместе с ее воображаемым реквизитом. Во время репетиций актера, которого придется дублировать, Фуллер наблюдает за ним из зала — за спинками последних рядов зрительских кресел. Он проходит всю мизансцену так же, как это делает исполнитель на сцене.

Потом актер практикуется дома, перестраивая воображаемую сцену в собственной гостиной в соответствии с уже готовой мизансценой.

Учебный процесс Фуллера — это идеальный комплекс желаемых трудностей: практика припоминания, интервальное обучение, интерливинг, осмысление и генерация (душевных движений, поведения, мотивации и индивидуальности персонажа). Эти приемы помогают ему учить роль, делать ее многоплановой и оживлять своего героя для самого себя и зрителей.

Генерация

Генерация делает ум более восприимчивым к новому знанию.

Что это такое? Генерацией называется попытка ответить на вопрос или решить задачу до того, как вам объяснят правила поиска этого решения или скажут готовый ответ.

Примеры. На самом скромном уровне генерации вы домысливаете пропущенное слово в тексте (то есть генерируете слово самостоятельно, вместо того чтобы получить его в готовом виде от автора текста). Это помогает лучше выучить и запомнить информацию, чем если бы вы читали текст без пропусков.

Многие люди чувствуют, что лучше всего учатся «в режиме» эксперимента: учатся на деле, а не по бумажке. Обучение методом эксперимента — это разновидность генерации. Вы ставите перед собой задачу, сталкиваетесь с проблемой и призываете на помощь свои творческие способности, знания и опыт, чтобы ее решить. При необходимости обращаетесь за ответом к специалистам, книгам или интернету. Если вы не ждете готовых объяснений, а начинаете решать проблему с попыток самостоятельно в ней разобраться, то у вас будет гораздо больше шансов усвоить и запомнить решение.

Фото с сайта futurist.ru
Фото с сайта futurist.ru

Предположим, вы решили применить метод генерации при чтении нового материала. Тогда попытайтесь заранее объяснить ключевые идеи, с которыми предполагаете встретиться в материале, и опишите свои представления о том, как они соотносятся с уже имеющимися у вас знаниями. Затем прочитайте материал и проверьте, правы ли вы. Даже если ваши предположения не оправдаются, это не беда. Ведь вы начнете изучение с огромного усилия, подготовив себя к пониманию сути и значения нового материала.

Если вы изучаете математику или другую точную науку, связанную с решением задач разных типов, пытайтесь еще до урока решить их самостоятельно. Студентам физического факультета Вашингтонского университета в Сент-Луисе преподаватели рекомендуют решать задачи до их изучения на занятиях. Некоторые студенты злятся, потому что считают: это обязанность преподавателя — рассказывать, как решаются задачи. Но профессора понимают, что студенты, которые уже повоевали с новым материалом, гораздо лучше усвоят его на занятиях.

ПримерВ 2013 писатель Джон Макфи опубликовал в журнале NewYorker заметку о творческом кризисе. Макфи высказался по теме писательства с высоты не только прожитых 82 лет, но и своей блистательной карьеры, которая принесла ему множество наград и славу основоположника жанра креативной небеллетристической литературы. Творческий кризис — это якобы непреодолимый барьер, который тем не менее необходимо преодолеть, если хочешь достичь своих целей. Писательство, как и любое другое творчество, — это процесс непрерывного, поступательного созидания и открытия. Многие люди могли бы стать писателями, но им так и не удается обрести себя по одной простой причине: они не могут усадить себя за работу, пока не будут во всех подробностях знать, что хотят сказать.

Джон Макфи. Фото с сайта smithsonianmag.com
Джон Макфи. Фото с сайта smithsonianmag.com

У Макфи есть собственное решение этой проблемы. Он пишет письмо матери. И рассказывает ей, как он несчастен, ведь он столько надежд возлагал на тему, на которую хотел писать (в его примере это медведь), но понятия не имеет, как к ней подступиться. Может, он и не писатель вовсе? Макфи хотел показать читателям, какой огромный зверь этот медведь, насколько он ленив — может спать 15 часов в день. Он много чего мог бы рассказать и сейчас расскажет… «Потом вам останется только вернуться в начало письма, убрать оттуда „Дорогая мама!“, потом убрать нытье и жалобы, оставить только медведя», — делится писатель.

Первый черновик, признается Макфи, — это просто «убогая писанина». «Дальше текст нужно отложить. Я сажусь в машину, еду домой. По дороге мой ум продолжает играть словами. Я думаю, как лучше выразить то или это, подбираю удачную фразу, чтобы исправить какой-то огрех. Не будь у вас чернового варианта, вы, очевидно, не стали бы размышлять, как его улучшить. Физически вы можете писать два-три часа в день, но ваш ум так или иначе работает все 24 часа в сутки — даже во сне! — но лишь в том случае, если у вас есть хоть какой-то черновик или наброски. Пока его нет, вы еще и не начинали работу над произведением».

В этом вся суть: обучение работает так же, как «убогая писанина» Джона Макфи. Часто наши представления о незнакомом материале поначалу кажутся примитивными и неопределенными. Но стоит занять ум попытками осмыслить нечто новое, как он начинает «докапываться» до проблемы самостоятельно. Невозможно вовлечь в дело ум, снова и снова перечитывая текст или пассивно глядя на слайды презентации. Чтобы задействовать его, надо постараться объяснить материал самому, собственными словами — связать факты, оживить их, соотнести с тем, что уже известно. Учение, как и писательство, — это процесс вовлечения. Старания решить головоломку активизируют ваши творческие способности и настраивают ум на поиск: будут привлечены ваш опыт и нужные знания. Они пробуждают в вас жажду решить задачу. И когда вы получите решение, оно прочно свяжется с теми знаниями и способностями, что у вас уже есть. Этот процесс будет гораздо глубже, чем просмотр презентации в PowerPoint, которая лишь скользнет по поверхности вашего сознания.

Итак, запомните совет Макфи: если хотите овладеть чем-то новым, перестаньте ныть и начинайте самоотверженно писать о медведе.

Осмысление

Что это такое? Осмысление — это процесс обнаружения в новом материале дополнительных уровней смысла.

Примеры. Вы занимаетесь осмыслением, когда соотносите новый материал с тем, что вам уже известно, когда пытаетесь объяснить его кому-то собственными словами или рассказать, как он связан с реальной жизнью.

Действенная форма осмысления — поиск метафоры или визуального образа, отвечающего новому материалу. Приведем примеры из физики.

  • Что такое вращательный момент? Представьте себе фигуристку, которая вращается вокруг своей оси. Когда она прижимает руки к груди, скорость вращения увеличивается.
  • Изучая принципы передачи тепла, вспомните, как согреваются ладони, если обхватить ими чашку горячего шоколада: это кондуктивный теплообмен в действии. Когда солнце в морозный день прогревает комнату — это излучение.
  • А благодаря конвекции поток прохладного воздуха из кондиционера освежает потное тело, измученное затянувшейся прогулкой по родной дядюшкиной Атланте.
  • Объясняя школьникам строение атома, учитель физики, возможно, прибегнет к аналогии с Солнечной системой: Солнце — ядро, вращающиеся вокруг планеты — электроны.

Чем подробнее вы представите все возможные связи нового знания с уже имеющимся, тем прочнее вы его усвоите и тем большим числом памятных зацепок снабдите.

Еще пример. Когда мы познакомились с пианисткой Тельмой Хантер, она готовилась к концерту: разучивала четыре новые пьесы — Моцарта, Форе, Рахманинова и Уильяма Болкома. Свою первую награду за исполнение музыкальных произведений Хантер получила в пять лет в Нью-Йорке. Сейчас ей 88, и она все еще играет. Она не звезда, ее и известной назвать нельзя, но как музыкант она состоялась. Тельма живет активной, полной жизнью. Вместе с мужем, кардиохирургом Сэмом, она вырастила шестерых детей. До сих пор эта женщина не перестает учиться, преподавать и выступать в концертах, она «в игре», очень востребована и предана делу всей своей жизни.

Учебный метод Хантер — это иллюстрация того, как осмысление делает прочнее знания и память. Приступая к новому произведению, Тельма учит его физически (как двигаются пальцы по клавишам), на слух (как оно звучит), визуально (как выглядят ноты) и интеллектуально, контролируя свою игру в моменты изменения гармонии.

Фото с сайта ru.wikihow.com
Фото с сайта ru.wikihow.com

Приходится делать поправку на возраст: теперь она разыгрывается перед выступлением, а раньше в этом не было необходимости. Тельма представляет ноты и делает в них мысленные пометки. «Репетируя, я иногда вслух говорю себе: "Вот здесь переход на октаву выше" — и представляю себе нотную страницу». В полном единодушии со взглядами Джона Макфи на писательство, Хантер замечает, что на этапе, когда произведение почти выучено, «можно вести машину и одновременно думать о пьесе, над которой работаешь. Как если бы ты был дирижером и размышлял: "Этот пассаж станет более осмысленным, если чуть сдвинуть темп. Нужно постараться сыграть его быстрее". Все это важные вещи, и, чтобы о них думать, необязательно сидеть за пианино».

Хантер упражняется за инструментом ежедневно. Когда она разучивает новые произведения, то регулярно замедляется, чтобы проработать сложные пассажи. В последнее время она часто выступает в трио с виолончелью и скрипкой, поэтому далее наступает период совместной работы, когда индивидуальные трактовки музыкального произведения превращаются в единое целое.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент