Top.Mail.Ru


Финансы
«Про бизнес» 13 декабря 2018

«Единственный враг собственника — он сам». Вот почему срываются инвестиционные сделки

Фото: Надежда Бужан, probusiness.io
Фото: Надежда Бужан, probusiness.io

О сложностях, которые могут возникнуть при подготовке к инвестиционной сделке, на нашем ежегодном событии Capital Day рассказал Александр Бондарь — партнер юридической фирмы SBH, которая сопровождает сделки, связанные с привлечением инвестиций в Беларуси и Украине.

Соорганизатор — Агентство стратегического и экономического развития

Генеральный партнер — МТБанк

Юридический партнер — адвокатское бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий» (SBH Law Office)

— Почему собственники оказываются не готовыми к инвестиционным сделкам? И как защитить интересы собственника и бизнеса, в который привлекаются инвестиции, начиная с венчурных фондов и заканчивая крупными инвестиционными фондами и компаниями? Расскажу на примерах.

Изображение: слайд из презентации Александра Бондаря
Слайд из презентации Александра Бондаря

Судя по нашему опыту, большинство сделок срывается не тогда, когда приходит инвестор и начинает давить на собственника своими требованиями, пожеланиями и т.д. Наоборот, вся структура инвестирования достаточно хорошо выстроена от бизнес-ангельства до проведения IPO и имеет набор базовых документов, которые уже годами отработаны. Все процедуры структурированы: риски понятны, их можно описать и т.д. Сделки срываются не там. Часто сделки срываются на той стадии, когда люди еще даже не задумываются о них.

Единственный враг собственника, с точки зрения срыва инвестиционной сделки, — это он сам. Это его задача — продумывать сделку задолго до того, как придут инвестиции.Предлагаю обратиться к примерам из реальной жизни: каким образом действия собственника привели к срыву тех или иных сделок. Вот кейсы, которые за последние два года были в нашей практике в России, Беларуси и Украине.

Корпоративная структура

К затягиванию сроков совершения сделки либо к отказу от нее могут привести сложности, возникающие из-за неправильной корпоративной структуры.

Пример: К нам обратился клиент, у которого есть ритейловый бизнес, и сообщил, что договорился о сделке для привлечения инвестиций от иностранного фонда. Мы смотрим на структуру и видим 17 юридических лиц, созданных в течение последних 15 лет различными способами. Собственность раскидана таким образом, что нет единого центра, в который необходимо вносить инвестиции и куда может входить инвестор.

Чтобы совершить сделку, потребовалось год и два месяца только на то, чтобы структурировать активы под будущий бизнес.

Еще пример: Приходилось столкнуться и с многоструктурностью, связанной с налоговой оптимизацией. Компании были созданы с целью сдавать в аренду недвижимое имущество по упрощенной системе налогообложения. Инвестор — польская компания, которая хотела купить долю в этом бизнесе, и хотела, естественно, одну компанию. Но консолидация на одной компании означает уход с упрощенной системы налогообложения, что тянет за собой изменение всей финансовой модели, построенной «на упрощенке» и совершенно нерабочей при общей системе налогообложения.

Получилось, что бизнес, который вроде как был интересен для инвестора с точки зрения структуры, перестал был интересен, после того как были просчитаны разные варианты консолидации.

Фото: Надежда Бужан, probusiness.io
Фото: Надежда Бужан, probusiness.io

Зачастую неготовность собственника к разделению, выделению отдельных направлений, каждое из которых впоследствии может быть продано или в которое могут быть привлечены инвестиции в отдельности, также ведет к тому, что сделка срывается или заключается гораздо позже запланированного.

Пример: В ИT-бизнесе очень часто бывает, что компания развивает несколько проектов одновременно, а инвесторов находят только на один. Нужны время и расходы на реструктуризацию. А инвестор через какое-то время уже может быть не готов войти в этот же самый продукт.

Пример: Для одного известного автомобильного холдинга мы выстраивали сделку по вхождению компаний Mitsui Sumitomo (это собственник Тойоты и Лексуса) в совместный бизнес по ведению автоцентров и его масштабированию. Mitsui Sumitomo по-разному относились к своим долям в разных бизнесах и, наоборот, хотели разделения бизнеса Тойоты и Лексуса, а они были структурированы в одном.

Когда активы записаны на друзей, родственников, знакомых и прочих, контролировать ситуацию сложно, особенно в случае какого-то конфликта: они начинают злоупотреблять своим положением, начиная от шантажа и заканчивая срывом сделки и уходом от всяческих договоренностей.

Пример: Собственник фармацевтического бизнеса в России и Беларуси по определенным причинам поставил учредителем и директором российской компании своего племянника. Когда пришел инвестор, ему было интересно войти в совокупный мини-холдинг, как я это условно называю (в несколько компаний, в активы как российские, так и белорусские). Когда зашел вопрос о консолидации, племянник пришел к собственнику с просьбой выйти из российского бизнеса, забрав свою долю.

Финансовые обязательства

Для того чтобы инвестор вошел, нужно снять обязательства перед третьими лицами, которые есть внутри группы.

Пример: Группа компаний — больше пятидесяти юридических лиц. Более десяти абсолютно разных направлений бизнеса, в один из которых пришло время привлекать инвестиции. Нашелся инвестор, оценил его как успешный, оказалось, что этот бизнес является поручителем по обязательствам неуспешных бизнесов. И последние три года он финансирует другие два развивающихся бизнеса, а также является залогодателем своего имущества по четвертому бизнесу и т.д. Чтобы снять эти обязательства, нужно договориться с тремя банками перекредитовать или передать им другие залоги, другие поручительства или вернуть займы и т.д., что практически невозможно сделать в большом работающем бизнесе.

Фото: Надежда Бужан, probusiness.io
Фото: Надежда Бужан, probusiness.io

Есть ситуации, когда компания не готова к привлечению внешних инвестиций, когда у нее есть долговые обязательства перед структурированными и в основном иностранными банками и компаниями.

Пример: Появляется инвестор, который говорит, что даст денег при условии, что компания рефинансирует займ. А по договору займа оказывается, что нет возможности досрочного погашения, и ждать нужно еще четыре года. Банк в просьбе о досрочном погашении отказывает, и это реально становится проблемой, которую необходимо было изначально предвидеть, если компания планировала привлечение финансирования в проекты, реинвестирования и т.д.

Комплексная оценка

Чтобы понимать, что у компании все хорошо с корпоративными правами, собственностью, финансами, лучше провести DD (due diligence). Это может сделать сам собственник, и вот почему это важно.

Пример: ИТ-бизнес привлекает инвестиции, у него — один-единственный продукт. Все хорошо. Приходит инвестор, начинает вести переговоры по сделке, и тут всплывает ситуация, что, оказывается, полтора года назад над этим продуктом работали два программиста. Потом собственникам показалось, что они делают не то, что надо, они с ними разошлись не по-хорошему, документов никаких не подписали, а у программистов — все исходные коды и программы.

Фото: Надежда Бужан, probusiness.io
Фото: Надежда Бужан, probusiness.io

И вот эти товарищи в рамках сделки предъявляют два иска о правах на уже готовый продукт, часть которого они делали. Документов о том, что они выполняли работы в рамках служебного задания и передали его результаты перед уходом, нет. И даже если доказывать в суде, что они не правы, наличие такого иска в момент заключения сделки — это прямой шантаж собственнику. В итоге, по-моему, им было выплачено $ 200 000, для того чтобы сделка не сорвалась. Чистый шантаж, основанный на праве и на недальновидности собственника.

Немаловажно упомянуть о личной собственности. Например, на срыв сделки могут повлиять супружеские отношения, когда при совершении сделки или привлечении инвестиций происходит развод, и кто-то из супругов начинает претендовать на половину имущества, в состав которого входят и доли, и акции, часть из которых может продаваться.

Наличие претензии в момент сделки или перед сделкой — это тот же самый шантаж, направленный на получение части имущества. Поэтому брачный договор для бизнесмена — это та вещь, которая необходима для устойчивого функционирования бизнеса.

Сейчас на главной

Платный контент

0059067