Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,56 USD 2,5593 +0,0199
  • 2,88 EUR 2,8761 +0,0275
  • 3,39 100 RUB 3,3862 -0,0181
Личный опыт Мария Санько, «Про бизнес» 10 ноября 2021

«Я, счастливый, с пачкой денег приехал домой». Как парень увлекся керамикой и запустил душевный бизнес

Фото предоставлено автором
Антон Неклюдов. Фото предоставлено автором

Антон Неклюдов — талантливый гончар, предприниматель и очень душевный человек. Поход на мастер-класс с супругой привел к истокам творческого проекта, а затем и к его развитию в полноценную художественную студию «Воздух» в Гомеле. Сегодня на базе этой студии проводятся курсы занятий по керамике и живописи, проходят регулярные мастер-классы и работает Школа юных художников. Это место, куда гомельчане приходят не только получить знания, но и побыть в атмосфере творчества, почувствовать себя на своем месте. Мы побеседовали с Антоном об этапах его предпринимательского пути и секретах творческой реализации себя в любимом деле.

«К "гончарке" я приобщился благодаря жене»

— Это был 2014 год — мы жили и учились в Питере. Несколько раз жена предлагала мне посетить мастер-класс по лепке в качестве совместного досуга. Но мне как хранителю семейного бюджета это казалось сомнительным и дорогим удовольствием: разница между стоимостью мастер-класса и ценой билетов на кино довольно ощутимая.

В нашей студии занятия тоже дорогие, но сейчас-то я понимаю, почему.

В какой-то момент жене подвернулось акционное предложение в рамках какого-то творческого марафона, и мы все же попали на мастер-класс по лепке. Программа была минимальная, но прикоснуться к искусству получилось. Я слепил себе маленькую пиалку — тогда мы увлекались чайными церемониями. И хотя это было не гончарное ремесло, а только минимальный экскурс по лепке, мне очень понравилось.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Спустя несколько месяцев мы решили вернуться в Беларусь. В Питере была интересная работа и неплохой заработок, но не было своего жилья. Мы планировали детей, а перспектива ипотеки или съемной квартиры не казалась заманчивой. Поэтому, оставив работу, мы с женой вернулись на родину, где были родители и свое жилье, — в Гомель.

Продали квартиру, потому что мечтали жить и растить детей в доме, и я стал искать работу.

Это был конец 2015 года — чувствовались отголоски кризиса, спрос на рабочие места был приличный. Я устроился за 300 бел. рублей (около $ 120) в маленькую контору сотрудником «про все»: заполнял сайт, разгружал мебель, отвечал на звонки. В это время мы жили у тещи и ждали рождения сына.

Гончарное ремесло превратилось для меня в серьезное увлечение. Я посмотрел в интернете обучающие ролики и из старой стиральной машинки и тазика для белья сделал себе гончарный круг. На нем и практиковался вечерами в гараже. К тому времени уже посещали мысли о том, чтобы превратить хобби в способ заработка, и я решил транслировать то, что получается, в соцсети. Спустя полгода мы с женой купили дом в 30 км от Гомеля и за лето сделали в нем небольшой ремонт.

На мою творческую страничку в социальной сети «ВКонтакте» стали обращаться люди с вопросами о возможном мастер-классе. Я отвечал, что организовать можно, если есть готовность ехать ко мне так далеко. Большинство, конечно, на этом этапе отсеивалось, но были и те, кто все-таки приехал. Зимой в лютую метель на двух машинах к нам на мастер-класс добралось целое семейство. И это не могло не вдохновить. Если нашлись люди, настолько заинтересованные, значит, можно искать возможность сделать занятия более доступными для большинства!

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

«Решили делить расходы пополам»

Насчитали около $ 2000. Обсудили риски: что, если в Гомеле, кроме нескольких человек, которые сейчас заинтересовались, больше нет аудитории? Приняли решение провести пробное занятие, взяв в аренду подходящее помещение на 3 часа, и посмотреть, насколько формат окажется востребованным, будут ли желающие.

Я начал искать возможные варианты, почти нашел, но пришлось отказаться — условия были невыгодными. Наконец связался с владельцами одного местного тайм-кафе и договорился на мастер-класс в их помещении. Следы творчества пообещал убрать, если вдруг что-то испачкается. Объявил о предстоящем событии у себя на страничке и пригласил всех желающих. Пришло шесть человек, заплатили по 25 бел. рублей (на момент выхода статьи — около $ 10). Это было начало 2017 года. С вычетом аренды сумма составила почти половину моей зарплаты.

Ребята остались довольны мастер-классом, и я, счастливый, с пачкой денег приехал домой. Стали с супругой думать дальше — для теста тайм-кафе подошло отлично, но для регулярной деятельности требовалось постоянное отдельное помещение.

Спустя какое-то время нашли в интернете скромненькую и еще не известную студию «Воздух» с 50 подписчиками в сети «ВКонтакте».

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В описании приглашали на уроки живописи, рисунка и керамики для детей и взрослых. Решил поинтересоваться занятиями по керамике, и оказалось, что преподавателя на тот момент студия еще не нашла. Девушка, которая являлась основательницей студии, открыла ее только месяц назад.

Стены еще пахли краской, мастер-классов было проведено совсем немного. И я предложил сотрудничество.

Мы договорились на разовые мастер-классы по «гончарке» и лепке стоимостью за вход 25 бел. рублей (около $ 10). Если я после 8 лет в Питере практически не имел друзей в Гомеле, то Алена — владелица студии — была в центре творческих событий города и здоровалась со знакомыми на каждом перекрестке. Через час после того, как она разместила объявление у себя на страничке, все места на первый мастер-класс были заняты. При этом еще оставались желающие, которые записались на второй и третий.

Так с начала 2017 года мы и стали работать.

Поначалу я арендовал студию по времени: привозил круги, оборудование, инструменты и платил за 3 часа занятий 15 бел. рублей (около $ 6). Тогда еще был бум на декоративные вазы в виде гранатов — всем очень нравилось их лепить и покупать. Если гончарный мастер-класс ограничивался шестью местами, то на лепку «гранатиков» приходило около 15 человек.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Затем Алена предложила платить ей за аренду помесячно — 120 бел. рублей (около $ 50). То есть мастер-классов можно было проводить сколько наберется, оставлять в студии все оборудование и здесь же работать. А спустя еще какое-то время решили все расходы делить пополам: керамикой занимался я, живописью — Алена. При этом ИП оставалась она и организационными вопросами — арендой, налогами и прочим — занималась самостоятельно.

«Стало очевидно, что вдвоем мы уже не справляемся»

Понадобились администраторы, уборка, преподаватели. Алена в то же время собиралась уезжать в Европу и предложила открыть ИП мне. Так и поступили.

Преподаватели, которые сейчас с нами работают, — наши ученики.

Дело в том, что мастер-класс — это не про обучение, а больше про досуг. В месяц по керамике проходит 6 мастер-классов, по живописи — 9. На один набирается, как правило, 8−12 человек. Часто случается, что желающие еще остаются, и тогда мы проводим один дополнительно.

А вот на курс занятий с нами остаются уже те ребята, которые в этой деятельности нашли себя. Курсы так и появились — ребята, пришедшие на мастер-класс, захотели углубиться в процесс, и мы запустили базовый курс керамики, а затем и живописи.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Наш первый преподаватель — Маша — выпускница первого курса живописи. Она проработала с нами около трех лет, а сейчас двинулась дальше. Учитывая, что Алена переезжала за границу, нужен был человек, который мог бы заниматься с ее учениками. И этим человеком стала Маша. У меня помощница появилась только спустя полгода, и она также была нашей выпускницей. В итоге сложилось, что «Воздух» — это такая семья. Все были свои.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

«Когда появилась возможность — решил позволить себе „хотелку“»

Помещение включает в себя несколько небольших комнат, просторный коридор между ними и классную. В небольших комнатах также проходят занятия, размещаются печь, оборудование для глазурования, подсобка. Аренда вместе с коммуналкой выходит порядка $ 1000 в месяц.

Если говорить о затратах на гончарную часть студии, которой занимаюсь только я, то самое дорогое — это оборудование.

Один гончарный круг фабричного производства стоит $ 800. Опыт изготовления кругов у меня был, поэтому поначалу в студии стояли только самодельные — их было три. На создание всех трех ушло около $ 200 — детали заказывались по минимуму. Два фабричных я купил совсем недавно — появилась возможность, и решил удовлетворить свою «хотелку». Но по сути они мало чем отличаются — может быть, фабричные чуть тише работают. Кроме кругов — печь. Ее стоимость — $ 1500. Печь нам сделали на заказ гомельские мастера. Цены фабричных аналогов доходят до $ 4000.

Столы и стеллажи создавал мой отец — он на все руки мастер. За материалы для одного стола вышло порядка $ 30. Стены периодически перекрашиваются — больше для радости, чем по необходимости. Последний раз — год назад. Стоимость такого ремонта — в пределах $ 500.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В керамике материалы — далеко не главная статья расходов.

Белорусская глина стоит 50 копеек за килограмм, но в рамках того, что мы делаем, она не подходит. Используем украинские, испанские, немецкие массы по среднему ценнику. На начальном этапе я просто ездил в Украину — загружал 150 кг глины, различные глазури и привозил — слава Богу, здесь недалеко. Сейчас любую массу от 5 кг можно по доступной цене приобрести в минских интернет-магазинах.

Все инструменты заказываем на AliExpress. Они вполне пригодны для работы — это ведь расходный материал. Набор из шести инструментов стоит $ 3 — его хватает на полгода, потом можно заказать еще. Не китайские стоят $ 30. Да, они лучше и чуть-чуть долговечнее, но их есть смысл приобрести, если ты всерьез занимаешься ремеслом. Для обучения инструменты с AliExpress подходят идеально.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

«Первой рекламой был таргет в сети "ВКонтакте", который казался бессмысленным»

Пробовали давать объявления в автобусах — история получилась печальная и смешная одновременно. Дело в том, что агентство, которому мы доверились, записало аудиорекламу самостоятельно, не ознакомив нас с тем, что получилось. В итоге из динамиков на каждой остановке пронзительно кричал какой-то ребенок: «Мама спит — она устала, это я ее достала!» За этим следовал призыв приводить детей к нам на занятия. За целый месяц позвонил только один мужчина и то лишь для того, чтобы осыпать нас проклятиями.

Мне кажется, в рамках Гомеля эффективнее всего работает сарафанное радио. Мы довольно своевременно перешли в Instagram — люди стали делиться, комментировать. Сейчас единственная реклама, которую мы иногда запускаем, — это таргет в Instagram.

В начале этой осени провели рекламную акцию, но «выстрелила» она совершенно спонтанно. В сентябре я должен был заменять преподавателя нашей Школы юных художников и размышлял о том, как лучше выстроить урок. В последний момент мы с детьми решили пойти в парк (Дворцово-парковый ансамбль Румянцевых-Паскевичей.Прим. «Про бизнес»). Темой урока была динамика. Мы сели лепить животных, и я предложил попробовать встроить их в среду — то есть разместить в разных местах парка. Для детей это были не первые их фигурки, и такая игра показалась им интереснее, чем снова просто забрать работы домой. Мы расставили фигурки по всему парку, а на следующий день со второй группой повторили то же самое.

В итоге я записал сторис с таким объявлением: «Каждому, кто найдет фигурку — 90% скидка на наш мастер-класс». Мы получили огромное количество обратной связи: люди присылали видео, как ищут фигурки всей семьей с детьми, отмечали нас у себя в сторис. Кто-то даже нашел две фигурки и получил две скидки. Сейчас в планах — немножко оптимизировать и продолжить такую практику.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

«Наша основная взрослая аудитория — врачи и айтишники»: что произошло в пандемию

Это люди, которым хочется отвлечься от напряженной умственной деятельности и расслабиться. Детей приводят развитые родители с подвижным сознанием. Как правило, они по жизни занимаются чем-то интересным, вроде преподавания йоги. То есть наши родители — это люди, которые в 20 лет носили дреды. Сейчас им 35−40 лет, они остепенились и любят своих детей.

Может быть, я идеализирую, но мне кажется, что на сегодняшний день в Гомеле студий, аналогичных нам по серьезности обучения, нет. Да, мы дорогие, но у художников «Воздуха» академическая база, специальное образование. Что касается керамики — наверное, я и сам в данный момент способствую увеличению числа своих конкурентов.

Прихожу иной раз в студию, а все круги уже заняты. Это безумно приятно и мотивирует двигаться дальше.

Весной 2020 года с первой волной пандемии многие люди перестали посещать занятия. В апреле мы единственный раз за историю существования вышли в минус. Однако летом закрыли границы, а людям нужен был отдых. Многие стали покупать дачные дома, ездить в Гродно или искать развлечения ближе к дому. И вот тогда случился настоящий бум — это были самые топовые выручки.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

«Самая большая сложность — это зависимость от арендодателей»

В любой момент могут поднять оплату или попросить «подвинуться». Наше помещение находится в центре, и на него всегда могут возникнуть планы, приносящие большую прибыль владельцам, нежели художественная студия.

Наше с Аленой мнение, что проект «Воздух» существует сейчас в идеальном для него формате.

Расширяться на другие города или регионы мы не планируем. Основные улучшения направлены внутрь: например, во время зимних каникул собираемся сделать ремонт в мастерских. Нам очень нравится скандинавский стиль в интерьере — постараемся к нему приблизить обстановку. В планах также — до февраля 2022 года создать удобный сайт нашей студии, провести зимний тематический OPEN DAY, запустить корпоративные заказы и мастер-классы и многое другое.

Читайте также