Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,54 USD 2,5448 +0,001
  • 2,87 EUR 2,8702 -0,0093
  • 3,45 100 RUB 3,4543 +0,0152
Личный опыт Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 5 ноября 2021

«Первую мастерскую сделала на балконе». Как белоруска пытается заработать на керамической посуде

Фото из личного архива героини.

«Мне так хотелось лепить, что первую мастерскую я сделала еще в декрете — прямо на балконе», — рассказывает художница-керамистка Татьяна Руденя. Любовь к керамике была настолько сильной, что Татьяна однажды поменяла профиль учебы и стала ремесленником. Сейчас она пытается зарабатывать любимым делом на жизнь, но это не так просто. Читайте в нашем материале, как удивительно целеустремленная женщина справляется с трудностями, мечтает об открытии коворкинга для керамистов и остается заботливой многодетной мамой.

«Это была любовь с первого взгляда»

— В 16 лет я поступила в художественное училище (сейчас это Минский государственный художественный колледж имени Глебова) на отделение «Живопись» и там впервые познакомилась с глиной. Мои подруги со скульптурного отделения привели меня на керамический кружок, показали гончарный круг. Это была любовь с первого взгляда. Но тогда я еще не думала, что керамикой можно заниматься профессионально.

В начале 2000-х керамика была совсем непопулярна.

После училища я поступала в академию искусств, и снова на отделение «Живопись». Но пока поступала, передумала. Забрала документы и решила годик подождать. В течение этого года я изучала кафедры, пыталась понять, где интереснее учиться. В итоге выбрала кафедру декоративно-прикладного искусства и специальность «Художественная керамика». С тех пор я с глиной неразлучна, ведь керамика — это волшебство. Глина меняет свои состояния, превращается в камень… Это чудо!

Закончила академию искусств я уже с маленькой доченькой на руках. Ребенок освободил меня от принудительного распределения, а значит, я могла спокойно искать работу. Только материнство тоже стало моей профессией на 9 лет. Но с керамикой я не прощалась. При рождении второго ребенка я получила декретные и купила за них свою первую печь.

Печь для обжига керамики — это сердце мастерской. Правда, есть определенные трудности с тем, чтобы ее где-то расположить. На помощь пришли мои родители: они разрешили работать какое-то время в их сарайчике. Он был неотапливаемый, сырой и далеко от дома. А у меня к тому времени уже родилась третья дочь. Поэтому я решила организовать мастерскую прямо у себя в квартире — на балконе. Да, дело не очень удобное. Но так я могла оставаться рядом со своими маленькими детьми.

Фото из личного архива героини.

В декрете я получала пособие на малышку. Это небольшие деньги, но для многодетной семьи и они были важны. И если бы в тот период я оформила ремесленничество, то лишилась бы половины ежемесячного пособия на ребенка. Так что мы оформили ремесленничество на мужа. К тому же он тоже занимался ремеслом — работал с деревом. Теперь по закону он мог реализовывать не только свою продукцию, но и мою.

Еще больше бизнеса — в нашем Telegram-канале. Подпишись!

Когда декрет закончился, я получила от государства безвозмездную субсидию для ремесленников — 11 бюджетов прожиточного минимума (это 3 169,1 бел. рубля, или примерно $ 1287). Этих денег как раз хватило на приобретение профессионального гончарного круга. Муж тогда уже арендовал помещение под свою деятельность, и я присоединилась к нему. Так что в начале моей официальной ремесленной деятельности у меня были печь для обжига, гончарный круг и помещение.

«Самая большая проблема — достать хорошие материалы»

В Беларуси для гончарного ремесла самая большая проблема — достать хорошие материалы. Это и сама глина, и глазури для покрытия керамики, и инструменты. У нас не было специальных магазинов, маркетов, интернет-магазинов. Приходилось все заказывать из Москвы, Питера, Киева и Варшавы. Только 4 года назад, когда интерес к керамике стал расти, в Минске появились сразу 2 интернет-магазина по продаже необходимых материалов: ceramist.by и ceramik.by. С этого момента все стало значительно проще и веселее.

​​​​Фото из личного архива героини.

К сожалению, «пойти и накопать в огороде глины», как многие мне советуют, — не выход. Такую «дикую» глину приходится долго готовить, очищать, переминать. Во всем мире керамисты работают с подготовленной керамической массой. К тому же в Беларуси преобладает низкотемпературная глина. Она хрупкая после обжига и пористая, не подходит для хорошей посуды. А хочется работать так, как меня учили, — с высокотемпературными массами.

«Основные продажи идут через Instagram»

К моменту оформления ремесленной деятельности у меня уже была довольно большая аудитория в Facebook и Instagram, где я показывала, чем занимаюсь в декрете. Но первыми «клиентами» были друзья и родные. Cегодня именно страничка в Instagram дает основной поток продаж, хотя там всего чуть более 700 подписчиков.

Фото из личного архива героини.

В ремесленных ярмарках я тоже участвую. Но это как рыбалка: сегодня повезло, завтра нет. Для меня ярмарки не являются источником стабильного дохода. Тем не менее они прибавляют аудиторию. Там можно поближе познакомиться с покупателями и узнать их предпочтения. Например, я сейчас работаю с различными массами, комбинирую, экспериментирую и вижу, что людям мои эксперименты нравятся.

Я оформила ремесленничество на себя в феврале 2020 года. И уже к марту основательно готовилась к ярмарке, ведь впереди были праздники. В первый же месяц я окупила все расходы на материалы и аренду помещения. Важно было дальше не растерять своих клиентов, ведь впереди нас ждали испытания из-за пандемии. Но ведение странички в Instagram помогало мне. К тому же я работаю одна — и это очень помогает экономить на расходах.

​​​​Фото из личного архива героини.

Цены на мою продукцию очень разные. Все зависит от размеров изделия и затрат на его изготовление. Например, маленькие стаканчики стоят 10 бел. рублей (около $ 4), а большие вазы с пейзажами — 200 бел. рублей (около $ 81). А еще у меня есть изделия, где после обжига обнаруживается какой-то маленький брак, не влияющий на функциональность: пятнышко, царапинка или бугорок. Такое я продаю за условные 5 бел. рублей (около $ 2).

«Практически весь доход „съедает“ аренда помещения»

С апреля 2021 года я «ушла» от мужа и арендую отдельное маленькое помещение. Там я разместила гончарный круг, большой рабочий стол, печь для обжига керамики и стеллажи с изделиями — все самое необходимое.

Каждый день я провожу около 6−7 часов в мастерской за работой, еще примерно полтора часа уходит на продвижение в Instagram.

При этом я не пользуюсь рекламой. Все, что я делаю — это регулярно записываю сторис процесса своей работы, пишу посты, мой муж делает красивые фотосессии для изделий. Впереди новогодние ярмарки, и наибольший эффект продвижения я предвижу в конце года.

Грубо говоря, я не зарабатываю сейчас «на еду» — все уходит в дело. А точнее, в материалы, аренду и обслуживание помещения. Мастерская находится в центре города, рядом со станцией метро «Площадь Франтишка Богушевича». Найти подходящее помещение было тяжело: нужны отличная вентиляция, разрешение на размещение печи для обжига керамики и обязательный доступ к воде и канализации.

Кроме того, я искала помещение с максимально доступным графиком работы. Здесь я могу работать по выходным и даже оставаться до полуночи. Моя мастерская в подвале, с удобным подъездом, а значит, сюда легко привозить тяжелую глину. В мастерскую на верхних этажах доставлять глину сложнее. Необходим лифт, а во многих зданиях лифт отключают на выходных. Часто его вообще нет.

​​​​Фото из личного архива героини.

Аренда недешевая: € 91,5 в месяц за 15 квадратных метров. То есть это по € 6,1 евро за «квадрат». Коммунальные расходы — 280 бел. рублей (около $ 114) в месяц. Летом без отопления — 150 бел. рублей (около $ 60). Основные затраты на «коммуналку» — электричество. Это из-за печи для обжига керамики: она электрическая и «тянет» до 200 бел. рублей (около $ 81) в месяц.

«Конкуренции среди керамистов пока нет»

Сообщество керамистов в Беларуси небольшое. И оно пока не может охватить все потребности людей. Ведь интерес к художественной керамике сейчас только растет. В таком формате мы не столько конкуренты, сколько соратники и коллеги, которые помогают друг другу в технологических вопросах, в реализации и в вопросах выполнения заказов.

Очень часто в керамику люди приходят без специального образования. Это трудный и тернистый путь. Велик риск отказаться от такой деятельности. В отличие от любого другого творческого процесса, в керамике процент брака не менее 20%. То есть очень много усилий и труда иногда приходится просто выбрасывать. И это нормально: такова технология.

​​​​Фото из личного архива героини.

В работе с керамикой есть три важные особенности:

  • Время: керамика — это всегда медленно
  • Усердие: нужно много и регулярно трудиться
  • Принятие: нужно не бояться неудач. В керамике очень много рисков на каждом этапе (сушка, обжиг, глазуровка, транспортировка). Важно уметь начинать заново и пробовать еще раз. Тогда начнут происходить чудеса.

Мне повезло стать профессионалом, как бы громко это ни звучало. Это и помогает выделяться среди коллег.

«Кризис меня затронул, но я не опускаю руки»

Кризис и пандемия сильно повлияли на мой бизнес: продажи здорово упали, особенно за последние полгода. Люди не спешат покупать что-то «для души», когда нужно купить первоочередное «для тела». Но рынок велик, и я считаю, что всегда смогу найти своего покупателя. Тем более что продукция у меня разная: вазы, кружки, блюда, тарелки, чайные пары, посуда для кофеен, чайники и кофейники, аромалампы.

Фото из личного архива героини.

Я еще в самом начале пути. Мне тяжело сейчас планировать будущее, делать расчеты, исходя из такого маленького и переменчивого опыта. Но я не опускаю руки. Продолжаю работать и показывать то, что у меня получается, в соцсетях и на ярмарках. Мне очень помогает сейчас то, что никогда не отчаиваюсь. Я считаю, что нельзя внешние проблемы и свое внутреннее состояние переносить на бизнес: «Всё плохо: я плохой, плохо работаю, вот и доход плохой». Нет. Всегда есть взлеты и падения. Нужно иметь мужество принять нестандартное решение, экспериментировать, искать поддержку и уметь просить о помощи, если надо. Смелость и любопытство сильнее, чем любой кризис. Верю, что это обязательно приведет к нужному результату.

У меня в планах на следующий год — расширение. Уже сейчас ищу помещение побольше. Хочу привлечь помощников и делегировать часть процесса. Ведь говорят: когда все делаешь сам, то не ты управляешь бизнесом, а бизнес управляет тобой. Хочу делиться опытом и вести обучение. А еще постараюсь осуществить мечту всех керамистов Беларуси — открыть первый коворкинг со всем необходимым оборудованием, большими окнами и комфортным пространством.

«Система налогообложения удобная, но есть нюансы»

На мой взгляд, сегодня ремесленничество — самый выгодный вид деятельности, облагаемый самым низким налогом. Если будут какие-то нововведения, то не хотелось бы, чтобы они ухудшили финансовое положение ремесленников.

Напомним, что с 1 января 2021 года ремесленникам вдвое увеличили налог — до 2-х базовых величин. А в новом проекте Налогового кодекса для ремесленников предлагается:

  • С 2022 года — ставку сбора, определяемую в настоящее время исходя из базовой величины, установить в белорусских рублях и проиндексировать на прогнозный индекс роста потребительских цен на 2022 год
  • С 2023 года — предоставить ремесленнику право выбора режима налогообложения: ремесленный сбор или налог на профессиональный доход.

Ремесленный сбор сейчас составляет 2 базовые величины в год — 58 бел. рублей (около $ 23,5). Если доходы в 100 раз превысят размер сбора, то ремесленник должен будет доплатить сбор в размере 10% от суммы такого превышения.

Выходит, чтобы не доплачивать эти 10%, нужно зарабатывать не более 483 бел. рублей (около $ 196,2) в месяц. Этого не хватает, даже чтобы оплатить аренду моего помещения и «коммуналку». Я зарабатываю больше, но каждый месяц по-разному.

​​​​Фото из личного архива героини.

Еще я очень хочу обучать людей, поэтому мне, скорее всего, придется переходить на другую систему налогообложения, возможно, становиться ИП. Как лучше поступить, я пока не знаю.

Читайте также