Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,56 USD 2,5593 +0,0199
  • 2,88 EUR 2,8761 +0,0275
  • 3,39 100 RUB 3,3862 -0,0181
Личный опыт Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 21 октября 2021

«Будьте готовы, что у вас ничего не купят». История ремесленницы, которая делает уникальные куклы, похожие на людей

Фото из архива героини.

Ольга Соусь со школы что-нибудь мастерила руками. Но она никогда не думала, что будет этим еще и зарабатывать. В декретном отпуске просто для себя стала шить игрушки и куклы, а теперь у нее заказов больше, чем она физически успевает выполнить. Несмотря на параллельную работу редактором в издательстве, Ольга успевает сделать немало: в блоге ОльЧе можно увидеть десятки разных изделий. Опытная ремесленница поделилась с «Про бизнес», почему важно уметь отказать клиенту, на что готовы тратить деньги белорусы и как любому мастеру найти своего покупателя.

«Еще в школе из резинки от порванных колготок и одной непарной сережки смастерила чокер и пошла с ним на дискотеку»

— Желание творить руками пришло из детства, когда хотелось чего-то такого, что нельзя купить. Еще школьницей сочиняла из бусин и проволоки брошки и заколки, а из резинки от порванных колготок и одной непарной сережки смастерила чокер (это такое короткое ожерелье) — и на дискотеке ловила завистливые взгляды. Идеи подарков родным всегда воплощались из подручных материалов. Они были нелепо-уютными, и многие бережно хранятся до сих пор.

Когда оказалась в декретном отпуске, поймала себя на мысли, что хочется чего-то медитативно-успокаивающего, и начала пробовать себя в рукодельном ремесле, осваивая разные техники. Потом выбрала несколько направлений, в которых стала развиваться глубже.

Фото из личного архива героини.

Одно из них — создание текстильных кукол: от мелких карманных до серьезных портретных, похожих на прототип не только деталями одежды, но и «лицом». Также очень востребованными среди друзей и знакомых оказались куклы-«ватницы» — хранительницы ватных дисков и палочек, созданные по мотивам кукол Тильда, но в моем воплощении. Все мои работы от создания выкройки, продумывания образа и до ручной росписи лица — полностью моя авторская работа.

Принципиально не смотрела никаких мастер-классов, отрабатывая все самостоятельно и шлифуя навыки на собственных ошибках.

Вторая ниша — текстильные звери. Есть примитивные плюшевые на пуговичном креплении конечностей, а есть и полноценные Тедди, сшитые из вискозы и мохера ручного окрашивания, утяжеленные стеклянным гранулятом.

Фото из архива героини.

Третье направление — кастом кукол Блайз (карвинг). Это заводские пластиковые куклы, которые мастер разбирает, вручную «перепиливает» лицо с помощью скальпеля либо фрезы, меняет радужки глаз, ресницы и расписывает вручную. Иногда таким куклам перепрошивают волосы и укрепляют суставы. Кроме того, каждая такая кукла имеет свой гардероб с индивидуальными аксессуарами.

Фото из личного архива героини.

То есть карвинг — это процесс изменения заводской внешности куклы. Блайз — это готовый продукт, так называемый молд, который создается фабричным способом. Исходник можно купить по цене от $ 20 (китайский, не самого лучшего качества) до $ 1000 (оригинальная японская кукла). Это все «условно готовые» куклы, которых мастер в разной степени переделывает.

Например, не особо известный мастер покупает самую бюджетную китайскую голую куклу с искусственными волосами, перепиливает ей черты лица, меняет глаза, ресницы, делает роспись и шьёт один комплект одежды, обуви и аксессуаров. Такая кукла может стоить 150−200 бел. рублей (около $ 123). Другая ситуация, когда мастер уже популярный. Он приобретает оригинальную японскую куклу, покупает ей шарнирное туловище высокого качества, укрепители суставов, авторские чипы (радужки для глаз) с эффектом металлик, перепиливает лицо и расписывает его, перепрошивает волосы, используя руно альпаки ручной окраски, шьёт несколько комплектов одежды, обуви и аксессуаров. И такая кукла в итоге может стоить несколько тысяч долларов.

«Чтобы продавать свои работы, зарегистрировалась как ремесленник»

— Первыми клиентами были родственники, которые сами того не осознавали. Мне просто нужно было куда-то девать все то, что кропотливо отрабатывалось для усовершенствования навыков. Потом в этот круг попали друзья, друзья друзей, для которых просили сделать что-то уникальное. Мне, с точки зрения опыта, было интересно браться за что-то новое, нестандартное. А эмоции после получения моих работ были самой лучшей валютой.

Так я наработала опыт. А когда поняла, что вкладываться в развитие и покупать дорогие расходники невыгодно, появилась мысль о продаже своих работ. Изучила законодательство и решила зарегистрироваться как ремесленник, чтобы продавать работы и участвовать в выставках и фестивалях. Процедура оказалась простой: за полчаса в налоговой по месту жительства я оформила все необходимые документы и заплатила госпошлину.

Фото из архива героини.

Нынешний вариант налогообразования для ремесленников очень удобен. Разовая годовая выплата фиксированной суммы — это просто и понятно любому. Надеюсь, в ближайшее время никаких серьезных реформ не произойдет.

В следующем году предлагают применять коэффициент прогнозного роста потребительских цен. Но я пока не поняла, что это такое и как будет рассчитываться. Узнаем ближе к декабрю, когда придет время платить ремесленный сбор.

Напомним, что с 1 января 2021 года ремесленникам вдвое увеличили налог — до 2-х базовых величин. А в новом проекте Налогового кодекса для ремесленников предлагается:

  • С 2022 года — ставку сбора, определяемую в настоящее время исходя из базовой величины, установить в белорусских рублях и проиндексировать на прогнозный индекс роста потребительских цен на 2022 год
  • С 2023 года — предоставить ремесленнику право выбора режима налогообложения: ремесленный сбор или налог на профессиональный доход.

По поводу налога на профессиональный доход тоже пока не совсем понятно. Слышала, что ремесленники смогут выбрать для себя такую форму налогообложения в качестве альтернативы стандартному ремесленному сбору. Все, что я о нем знаю, напоминает стародавнюю десятину, когда люди отдавали 10% от любого дохода. Возможно, это в какой-то степени удобно, так как все будет оформляться в специальной программе и не понадобятся услуги бухгалтера.

Мне, кстати, после оформления было сложно оценить свои работы объективно, поэтому ставила цены «с потолка», проверяя востребованность и изучая спрос. Например, стоимость материалов для изделия 10 бел. рублей (около 4 $), плюс учёт временных и трудозатрат. Выставляла за 40 бел. рублей (около $ 16,5). Если желающих не было, то постепенно снижала цену (скидка, акция и прочее). Если за 25 бел. рублей (около $ 10) появлялось несколько желающих купить, значит объективная стоимость — 30 бел. рублей (около $ 12).

Когда у куклы сложная выкройка и большие затраты расходных материалов, цену ставлю повыше: 60−80 бел. рублей (около $ 25−33). Продавать такие работы по себестоимости не вижу смысла, поэтому лучше подарю тому, кто оценит

Фото из личного архива героини.

Куклы Блайз стоят 150−200 бел. рублей (около $ 123) в Беларуси. Это работы с минимальными изменениями. Белорусы не очень готовы отдать больше 100 рублей за то, что нельзя съесть или что не пригодится в жизни. Иностранцы за такие же куклы готовы отдать от $ 300 и даже больше $ 1000. Все зависит от стоимости исходника, дополнительных затрат и степени востребованности мастера. Сама я еще не созрела на оригинальную японскую куклу, возможно, когда-то дорасту до этого уровня

«Мои работы чаще покупают взрослые и для взрослых»

— Может показаться, что я работаю для детей. Но чаще мои работы покупают взрослые: коллекционеры, любители, в подарок тому, у кого все есть, как что-то уникальное и штучное, созданное в единственном экземпляре. Мои клиенты ценят индивидуальный подход, гибкие цены, когда в процессе работы можно что-то добавлять или убирать, меняя конечную стоимость. Раз покупатели возвращаются за «добавкой», значит, все делаю правильно.

Я не могу сейчас говорить о рентабельности, потому что подсчитать все потраченное на материалы очень трудно. Мой доход измеряется эмоциями, это самый лучший допинг. На материалы уходит примерно 100 рублей в месяц. Но все очень нестабильно. И продажи тоже. В один месяц больше продается, в другой — меньше. И это зависит скорее от того, сколько я сделаю, а не сколько готовы купить.

Даже если никто не будет покупать мои работы, я все равно буду шить, потому что для меня это лучший отдых.

Но пока с продажами проблем нет. Я даже не могу сформировать какой-то запас: все сразу продается. При этом я не пользуюсь рекламой, ни разу не была на выставках, не брала в аренду полки для реализации в торговых центрах.

Основной поток клиентов идет через сарафанное радио: рекомендации всегда вызывали доверие у покупателя. Часть заказов приходит через соцсети, мессенджеры. Но есть и случайные заказчики: например, массажист, к которому я ходила и спонтанно проболталась о своем хобби.

Фото из архива героини.

Покупательский спрос для меня совершенно нелогичен. Я думаю, что покупатель выбирает сердцем, платит за эмоции, которые испытывает, глядя на изделие или держа его в руках. Есть топовые позиции, которые просят повторить: например, домовенок Кузя из советского мультфильма. Чаще других заказывают портретных кукол как адресный подарок. Иногда случаются странные заказы — например Чебурашка из белого меха или Кузя в зеленой рубашке.

Фото из личного архива героини.

Еще больше бизнеса — в нашем Telegram-канале. Подпишись!

Есть вещи, которые делать не интересно, и мне не стыдно говорить заказчику об этом. Мастеров хватает, поэтому всегда можно найти кого-то близкого по духу, кто выполнит все пожелания. А я при этом буду заниматься тем, что меня наполняет. Создавая что-то новое, я отталкиваюсь от личных вкусов и предпочтений — и все мои персонажи находят своих хозяев.

«Материалы приходится заказывать из других стран: у нас либо ничего нет, либо дорого, либо плохого качества»

— Основные расходы — на материалы. Инструменты, типа ножей для карвинга, можно купить разово, а ткани, нитки, краски, лаки-закрепители, волосы, пуговицы и прочие аксессуары нужны постоянно. И я убеждена, что нельзя сделать дорогое изделие из дешевых расходников. Если в самом начале я могла покупать бязь в столичном универмаге, то сейчас я работаю с хлопком из Кореи, Японии, Америки и Польши. Что-то можно заказывать на AliExpress, но это каждый раз риск, что посылка не дойдет или дойдет не то.

Часто приходится заказывать материалы из России, Украины, Америки, так как у нас рукодельные магазины только начинают появляться: ассортимент по количеству и качеству сильно уступает, а цены часто завышены. Например, волосы для кукол мне проще и дешевле заказать из России или Китая даже с учетом пересылки, чем купить в Минске. А специальный лак для закрепления красок на куклах Блайз — клир — вообще у нас не продают. Есть в России, но переслать баллончик почтой сложно: не каждая почтовая компания примет баллон с распылителем из соображений безопасности. Приходится искать попутчиков между городами и странами, платить курьерским службам, потому что без этого лака карвинг невозможен.

Фото из личного архива героини.

Вопрос с волосами тоже серьезный. В Минске можно практически без проблем найти искусственные трессы сносного качества, хоть и дороже, чем при заказе извне. Но натуральные волосы из козы, овцы, а тем более альпаки мне пока не встречались. Поэтому тоже заказываю в России.

Но не всегда все так печально. Надо отдать должное: с тканями и фурнитурой ситуация улучшается. Появились специальные магазины, где можно покупать ткани как метражом, так и отрезами, иногда встречаются микропуговицы, кнопки, застежки, которых раньше было не найти, а мне для миниатюры они очень нужны.

«Конкуренции почти нет, а вот плагиат — проблема»

— Конкуренция в творческой среде — очень расплывчатое понятие. Скорее, мы все друзья-приятели, увлеченные общим делом и немного застрявшие в детстве. Я тесно общаюсь со многими мастерами Беларуси и ближайшего зарубежья: не могу сказать, что мы конкурируем. У каждого автора свой стиль и почерк, у каждого свои фишки и штучки.

Покупают не изделия, а частичку души автора, его харизму, характер и мироощущение. Мы все очень разные, поэтому конкуренции быть не может.

А вот плагиата хватает. Когда автор, шлифуя и оттачивая свои навыки, приходит к какой-то узнаваемой форме, которая становится его визитной карточкой, то эту форму частенько воруют. Создают что-то очень похожее до мелких деталей и продают как свое авторское. Это обидно. Недавно у моего друга, популярного мастера, купили куклу и распороли, чтобы сделать выкройку. Но ничего хорошего из этого не вышло. Важно ведь еще и нюансы процесса понимать.

«Пандемия и кризис на мое ремесло никак не повлияли»

— Я бы не сказала, что заметила какие-то сложности в связи с экономическим кризисом или пандемией. Люди делают подарки близким и радуют друг друга независимо от этих обстоятельств, а в условиях пандемии даже наоборот — хотят поддержать важных для себя людей или напомнить о себе тем, кто далеко. В моей работе важны возможность общения удаленно и сервис почтовых услуг. Пока что в этих областях все стабильно.

 


Единственная проблема — это прокрастинация и невозможность договориться с музой, потому что работа на заказ мало похожа на творчество. Любому художнику нужна свобода самовыражения. И мне этого очень хочется, но не хватает смелости уйти от заказов совсем и перейти в работу для удовольствия, реализуя товары из наличия. Это всегда риск: оценят ли, поймут ли, купят ли. Стараюсь делать по очереди что-то на заказ и то, что захотелось мне.

В то же время я понимаю, что благодаря заказам могу расти. Часто возникают необычные запросы, требующие нестандартных решений. И это очень интересно.

«Есть ощущение, что я в плюсе, но специально не считала»

— Не могу сказать, сколько зарабатываю, и даже не потому, что это коммерческая тайна. Просто это не стабильный заработок, который можно отследить. Хотя, возможно, я просто не задавалась целью. Мне интереснее процесс. Безусловно, я ищу возможности сэкономить, чтобы это не влияло на качество, и создать высокомаржинальный продукт. Иногда получается, иногда не очень. Но в целом есть ощущение, что я в плюсе. Возможно, когда я решу заниматься исключительно ремесленной деятельностью и уйти из наемного труда, то пересмотрю вопросы ценообразования и организации бизнеса.

Фото из архива героини.

В Беларуси сложно продать что-то очень дорого. К тому же мода на кукол Блайз пришла уже давно, а в нашей стране вообще мало кто о них знает. Для любителей и ценителей я предлагаю более бюджетные модели молда без перепрошивки волос и с одним комплектом одежды. Таких кукол у нас могут себе позволить, а мне для практики только на руку работать с разными типами тел, изучать, как поведет себя в работе тот или иной молд, и вникать в разные тонкости.

Иностранные коллекционеры, которые разбираются в вопросе и знают, чего хотят, готовы платить больше, но там уже конкуренция повыше среди мастеров.

Что нужно, чтобы начать работу ремесленником?

— Для начала работы деньги и ресурсы не важны, если мы говорим о процессе изучения и отработки мастерства. Можно тренироваться на любых тканях, зверей шить из меха, а лапы крепить на пуговицы. Не обязательно сразу покупать все дорогое и красивое.

Когда уже понимаешь, что не можешь реализовать свою задумку бюджетными подручными средствами, значит, ты вырос и пора начинать вкладывать деньги в качество. Но будьте готовы к тому, что сразу очередь не выстроится за вашими изделиями. Важно оказаться непохожим на других, узнаваемым, быть яркой личностью со своей изюминкой как автор. Каждый ведь ищет кого-то близкого по душе. Кому-то приятно общаться и наблюдать в сети за нежной ранимой хрупкой феей, которая создает что-то из невесомого кружева и фотографирует это на закате в полях. А кто-то с интересом следит за татуированным брутальным мужчиной, работающим в приглушенном свете и периодически ругающимся матом. И тот и другой мастер найдут своих почитателей, если при этом не станут строить из себя пирожное «Наполеон», а будут искренними и настоящими.

Читайте также