Top.Mail.Ru
Войти
Личный опыт
Андрей Вязов, «Про бизнес» 20 декабря 2019

Был «почти бомжом», собирал металлолом, торговал всем подряд, занялся криптой — экстрим-история «гастарбайтера» из Крыма

Артур Липатов. Фото из личного архива
Артур Липатов. Фото из личного архива

Артуру Липатову проще рассказать о том, чем он не занимался, чем наоборот. С детства парень зарабатывал самыми разными способами — начиная со сбора металлолома и заканчивая рынком криптовалют. Несмотря на множество препятствий и проблем, он никогда не опускал руки, все время пробуя новые возможности и разнообразные сферы. Вот история Артура.

— Я родился в Крыму, но родители часто бывали в Подмосковье и в какой-то момент решили, что здесь нашей семье будет лучше. Мы переехали в деревню. Имея, по сути, два гражданства (российское и украинское), на самом деле я долгое время был фактически бомжом. Из-за этого у меня были юридические препятствия для ведения бизнеса. Но меня это не остановило…

Я как-то задумался о своей жизни и понял, что мне гораздо проще рассказать о том, чем я не занимался, чем наоборот. Сбор металлолома, поставки дров, компьютерный клуб, торговля мобильниками, тиражирование пиратских дисков, киберспорт… И это далеко не полный список моих «увлечений». Обо всех рассказать в одной статье не получится, поэтому остановлюсь на основных. 

Сбор металлолома и серьезные греческие партнеры

Сколько себя помню, мне все время хотелось что-то создавать и зарабатывать самостоятельно. Моим первым бизнесом был сбор металлолома. Будучи несовершеннолетним, я сдавал его под чужими паспортными данными. Тем не менее это не помешало мне договориться о сотрудничестве с представительством одной греческой компании.

Это было в 2005 году. Моей задачей было найти металлолом — партнеры выкупали его у меня и сами вывозили. Я искал его на юге Подмосковья — в местах, которые хорошо знал с детства, визуально прикидывал количество. Выезд грузовика предполагал как минимум пару тонн металла. Компания развивалась, у них была своя приемка на железнодорожной станции, машины с манипуляторами и в штате — резчики по металлу. До этого я пробовал самостоятельно разрезать металл с помощью газовых баллонов, но получалось долго и хлопотно.

Сотрудничая с греками, я однажды наткнулся на целую свалку металлолома, за которым отправили сразу несколько грузовиков с манипуляторами. Тогда за 1 тонну давали 5000 российских рублей, и мне за одни выходные удалось заработать сразу 300 000 руб. (на то время около $ 11 000).

До этого зарплаты моих друзей в 30 000 рублей, работавших в «Евросети», казались мне невероятными, я тоже мечтал там работать. Но после той успешной «сделки» мое мировоззрение кардинально изменилось.

Я бы занимался металлоломом и дальше, но, к сожалению, в моем районе его практически не осталось.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Одновременно со сбором металлолома я учился на программиста-экономиста и подрабатывал в интернет-магазине по продаже автомобильных шин. Совмещать все это было крайне непросто из-за сложной логистики. Каждая поездка в Москву из деревни Новый Быт, где я жил в то время, превращалась в целое путешествие: вначале 45 минут я ехал автобусом до Чехова, затем электричкой 1,5–2 часа добирался до Курского вокзала, до офиса оставалось «всего ничего» — 30 минут поездки на метро. Вечером все повторялось снова.

Тогда еще не была так популярна теория о пользе ранних подъемов, и я, поднимаясь в 4:30, прочувствовал эффект на себе в полной мере — только удовольствия в этом не было никакого. Практически полгода я жил без солнца.

Поднимался до рассвета, когда светало, спускался в метро, а из офиса уезжал вечером. Моя жизнь незаметно превратилась в «день сурка».

Долго жить в таком темпе было невозможно. Осознание того, что пора менять свою жизнь, посетило меня, когда однажды на закате я стоял на третьем транспортном кольце c автомобильными покрышками и дисками, от покупки которых отказался клиент. Я заверил шефа, что легко найду нового покупателя, и сделал табличку «продам комплект за 100 000 рублей». Но проезжавшие мимо машины останавливались, фотографировали меня и ехали дальше. А я смотрел на садившееся солнце и не понимал, что здесь делаю. Шины с дисками я тогда так никому и не продал, зато принял решение открыть новый бизнес — компьютерный клуб.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Компьютерный клуб, нелегальные телефоны и визит ОБЭПа

Я взял в субаренду у предпринимателя помещение на 30 м2 в центре своего поселка, где раньше был книжный магазин. Поставил туда 10 компьютеров с Pentium-3 и организовал торговлю пиратскими дисками «Фаргус», которые тогда можно было найти на каждом углу.

Для удобства разработал «админку» и систему управления. Дела пошли неплохо. И мне показалось этого мало.

Евгений Чичваркин с гремевшей тогда «Евросетью» был моим кумиром и, недолго думая, на оставшиеся от бизнеса с металлоломом деньги я купил партию мобильников и открыл в здании компьютерного клуба еще и торговый павильон. Чтобы быстрее нарастить клиентскую базу, дополнительно предложил услугу по ремонту сотовых телефонов.

Я даже не задумывался о том, что работаю нелегально: я не был зарегистрирован как предприниматель, у меня не было документов на товар, телефоны я продавал за наличные.

Мое понимание бизнеса сводилось к его сути: ты делаешь что-то полезное для людей — и тебе за это платят. О том, что у предпринимателя есть еще и обязательства, я узнал, когда ко мне пришли сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

К счастью, они вежливо объяснили мне, что во избежание дальнейших проблем мой бизнес нужно легализовать. Увы, такая процедура в далеком 2005 была для меня сложным квестом: гражданства РФ у меня не было (я получил его только в 2009), а без него зарегистрировать свой бизнес не представлялось возможным. Мне пришлось его закрыть.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Все началось с пылесоса

В моем компьютерном клубе собиралась вся прогрессивная тусовка, люди креативные и думающие. Однажды один из клиентов попросил меня… продать старый пылесос. «Почему бы и нет», — подумал я и согласился. Почти одновременно еще один клиент попросил переустановить Windows, увидел у меня пылесос и забрал его себе. Я отдал его бесплатно. На следующий день этот клиент вернулся и сходу предложил мне заняться утилизацией компьютеров. Его знакомая выиграла тендер, но не знала, как все организовать. Нужно было утилизировать около 5000 системных блоков Сбербанка.

Я договорился, что мы сами заберем все на «Газели», заплатим девушке деньги, а компьютерами распорядимся на свое усмотрение. В течение 2 месяцев каждый четверг рано утром я приезжал на Звенигородское шоссе в отделение Сбербанка и загружал компьютеры в машину. Они были в довольно неплохом состоянии, поэтому мы с новым партнером доукомплектовывали их жесткими дисками или оперативной памятью, меняли блоки питания, устанавливали Windows и выставляли на перепродажу на бесплатных интернет-досках объявлений (Авито, Slando, OLX).

Трехкомнатная квартира друга, его гараж, мой компьютерный клуб — все было доверху заполнено компьютерной периферией.

Продажи шли отлично: наши компьютеры были довольно компактными и идеально подходили для монтажа в игровые автоматы, рынок которых был на подъеме. А автоматы тогда устанавливали даже на остановках общественного транспорта. Это сейчас для игровых аппаратов изготавливают специальные материнские и интерфейсные игровые платы, а раньше везде использовались PC-решения. Чтобы купить для работы игрового аппарата новый компьютер, тот же HP, нужно было потратить от 17 000 до 30 000 рублей, а мы предлагали б/у, но зато за 2000–4000 рублей. Кроме того, мы перепродавали компьютеры оптом (партии по 30–40 ед.) партнерам из Тулы.

Что интересно, для меня это было тогда не столько бизнесом, сколько своеобразной техникой выживания. Я привык чувствовать себя украинским гастарбайтером, который из-за своего гражданства и отсутствия регистрации в Москве не может устроиться на работу.

Я жил в состоянии жесткого стресса. На еду денег хватало, но мои ровесники уже покупали квартиры, машины, в их жизни были динамика и яркие впечатления, а я все топтался на месте. Все время приходилось принимать смелые и рискованные решения: существовать на уровне «работа за еду» я не хотел.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

«Кузница монет»

Я считаю, что нет ничего плохого в копировании бизнеса конкурента. Только сделай лучше, чем у него. Именно так у меня получилось со следующим проектом — «Кузница монет». Тогда уже были сервисы, которые предлагали каждому желающему выковать на наковальне монетку. Я решил сделать все иначе.

Закупив все необходимое для чеканки, я ездил по городам Московской области, и, когда проходил День города, договаривался с местной администрацией, ковал на празднике монеты с местным логотипом и зарабатывал по 30 000 рублей в день (около $ 1000). За лето у меня было 5–10 таких мероприятий.

Сайт я полностью скопировал у конкурента, слегка изменил его дизайн и указал там номера своих телефонов. Сейчас это называется фишингом, но раньше мы не знали такого слова. Вскоре на меня вышел собственник этого сайта, поговорил со мной, и я согласился, что с «хулиганством» пора завязывать.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Криптовалютная жизнь

В 2010 я попал в сферу строительства. Сначала работал в найме в московском офисе питерской компании ООО «Строймонтаж» известного бизнесмена Сергея Полонского, затем продавал бункеры для олигархов в «Спецгеопроекте». Но разошелся с ними из-за того, что мне не выплатили премию. Тогда понял, что могу вести строительный бизнес сам. Я начал предлагать клиентам услуги по проектированию зданий (архитектурное решение, подсветка фасада, отопление, вентиляция, канализация и т.д.), участвовал в подрядных операциях. Первых клиентов я забрал из клиентской базы последнего работодателя.

Я мечтал строить небоскребы, но довольно быстро понял, что это утопия. Кроме крупного капитала, которого у меня не было, и связей, нужно было быть заказчиком и генподрядчиком в одном лице, держа под контролем все финансовые потоки, иначе деньги разворуют.

Как раз в это время я попал в сферу криптовалют — и попал туда совершенно случайно.

Однажды приятель обмолвился, что за «битком» будущее и пора его скупать, но я не придал его словам большого значения. «Биток» так «биток». Ну ладно, покажи, что и как там устроено. Мало кто понимал, во что все это выльется.

Первую криптовалюту я покупал за копейки и тратил ее просто на себя. У меня до сих пор сохранилось устройство, на котором хранится биткоин.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Я использовал биткоин для оплаты услуг разработчиков, дизайнеров, покупал картины, платил за аренду недвижимости. В центре Москвы около станции метро «Маяковская» даже был такой ресторан «Моя кузина», где можно было рассчитаться биткоином. В основном это был пиар: за еду таким образом рассчитались всего пару раз, зато ресторан стал местом встреч людей, которые профессионально занимались криптовалютой. Там вели переговоры и заключали сделки. Чтобы увидеть всех действующих игроков рынка, достаточно было прийти в «Мою кузину».

Я привык все время находиться в центре внимания, участвовать в конференциях, разъезжать на спортивных автомобилях. Но вместе с этим я не испытывал никакого удовлетворения от жизни и просто в ней «потерялся»: набрал лишний вес, зациклился на деньгах и женщинах, постоянно тусовался. К этому добавились проблемы с алкоголем.

Долги, коллекторы, суды

Помимо любимого занятия, криптовалюта принесла мне и новые трудности: долги коллекторскому агентству и судебные разбирательства.

Когда майнинг начал активно развиваться в России, меня подставили перед партнерами. В 2017 году я договорился с оптовой компанией о размещении ее оборудования для майнинга в коттедже на Рублевском шоссе. Вложил в него кучу денег. В то время я поступал в университет в Казани, и в мое отсутствие оборудование исчезло. Я понимал, кто его мог взять, но никаких доказательств у меня не было — и я оказался в долгах.

Чтобы быстрее рассчитаться, я предлагал партнерам машину и земельный участок, частично расплатился криптовалютой, но кредиторам были нужны только наличные. Они попросили меня задним числом подписать кредитный договор и затеяли против меня судебный процесс, о котором даже не оповестили меня. В одностороннем порядке с меня взыскали 3 900 000 рублей (более $ 60 тыс.), это было на 30% больше суммы долга. Затем мой долг перепродали коллекторам, и я понял, что это целая индустрия — бизнес на чужих долгах. Мне не хотелось быть винтиком в этой машине. Сейчас с этой проблемой разбираются юристы, которых я нанял.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Были и другие проблемы, в том числе еще одно громкое судебное разбирательство с известным российским серийным предпринимателем, венчурным инвестором, основателем блокчейн-платформы Universa Александром Бородичем. Но, несмотря на серьезные проблемы, я впервые за долгое время почувствовал себя счастливым. Благодаря встрече с будущей женой, у которой было другое видение мира, мне удалось остановиться и уйти от бешеного ритма жизни на износ: я отказался от алкоголя и мяса, познакомился с совершенно другими людьми. Своим примером жена показала мне, что можно жить иначе.

На мой взгляд, из-за всего этого ажиотажа на рынке криптовалюты не удалось рассмотреть ее реальную ценность.

Ее нужно использовать в первую очередь действующим предприятиям, а не придумывать деньги «из воздуха» компаниям-однодневкам.

К сожалению, в нашей индустрии хватает людей, у которых нет реальных проектов и которые просто хотят нажиться.

95% провалившихся фирм пришли за финансированием на ICO, не имея готового продукта, привлекли деньги, а продукт так и не выпустили. Поэтому важно, чтобы изначально проект зарабатывал фиатные (традиционные) деньги.

Для меня криптовалюта  это в первую очередь технология, благодаря которой исчезнут коррупция и воровство, люди станут жить лучше, и цивилизация благодаря прозрачности расчетов сможет жить иначе.

Мой совет: если вы планируете профессионально заниматься криптовалютой, купите без посторонних подсказок и помощи посредников какую-нибудь из них. Но не забывайте, что это экспериментальная сфера, в которой в первую очередь зарабатывают консультанты, разработчики и технические специалисты.

Сейчас я продолжаю работать в криптосфере — сотрудничаю с advcash.com и отвечаю там за продажи.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Моя бизнес-философия

Меня часто упрекают в том, что я ни на чем не задерживаюсь долго и весь такой нестабильный. Я неоднократно задумывался на этот счет и пришел к простому выводу — я «спринтер». Мне нравится создавать проекты, но заниматься операционкой я не умею и не хочу, поэтому я всегда делегирую управление и текущие вопросы своей команде, а сам занимаюсь стратегическим планированием и «вдыхаю жизнь» в новые проекты.

Я проигрывал в жизни множество раз. Важно, насколько быстро ты можешь оправиться после проигрыша. И не нужно зацикливаться только на результате. Позиция «победить любой ценой» ущербна сама по себе.

Люди не должны делать бизнес только ради денег. Команды собираются, чтобы приносить клиентам пользу, за которую получают вознаграждение, но никак не наоборот.

Основа любого дела — творческие способности человека, все должно начинаться именно оттуда. Если умеешь вырезать по дереву — значит, вырезай.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

О WeWeTok

Сейчас я занимаюсь развитием нового проекта — совместно с Андреем Бондарем, директором по маркетингу в BlaBlaCar, я развиваю портал-агрегатор бесплатных экскурсий, стартап WeWeTok.

Каждые выходные я люблю посещать какие-то новые места: либо сам организовываю экскурсию, либо ищу гида. В одном месте нас с женой как-то кормили супом из настоящей русской печи, мы жили за городом, ходили в купель, и все это было бесплатно. Тогда я осознал, что подобные экскурсии — это будущее шеринговой экономики.

Я решил организовывать экскурсии по офисам успешных компаний и посмотреть, как они развивают проекты, создать нечто похожее на поездки в офис Google, но впоследствии я решил охватить направление экскурсий целиком.

Основной источник нашей монетизации — процент от donation в пользу организаторов экскурсий. Мы размещаем на нашем сайте их предложения для посетителей портала, те делают добровольные пожертвования, с которых мы берем комиссию, зарабатывая 5–15 % от каждой транзакции. Конечно, основная проблема заключается в том, что многие люди не хотят ничего платить. Это вопрос нашей ментальности, но с учетом того, что проект будет международным, меня это нисколько не смущает.

Фото из личного архива Артура Липатова
Фото из личного архива Артура Липатова

Сейчас я занят поисками инвестора. Нужно разработать маркетинговую стратегию, выйти на рынок и успешно пройти стадию запуска продукта. А дальше можно и масштабироваться. К слову, в нашем проекте работает Арсений Вяткин из Минска, наш представитель по Беларуси, и в ближайшее время мы однозначно планируем масштабироваться в этой стране.

В качестве инструмента продвижения я планирую использовать рекорды Гиннесса. Например, я готовлю в Самарской области крупнейший в мире автопробег, который должен привлечь внимание к WeWeTok.

Что-то подобное можно организовать и в Беларуси, как вариант — приготовить самый огромный драник в мире.

Еще я планирую токенизировать наш стартап и создать свою криптовалюту для использования в системе лояльности. В дополнение к этому мы создаем на блокчейне международный паспорт туриста, который будет «запоминать» места, понравившиеся пользователю, и выдавать на основе этого персональные рекомендации. Условно: посети еще 2 места и получи приятный бонус от нашего партнера.

Недавно я стал участником Общенационального союза индустрии гостеприимства, возглавив комитет по цифровизации. Это дает мне огромные возможности по развитию WeWeTok, так как теперь все российские travel-стартапы будут взаимодействовать с этой организацией.

Я мечтаю создать что-то похожее на Uber или Booking.com, только в сфере экскурсий, компанию с огромной капитализацией и миллионной аудиторией. Да, планы амбициозные, возможно, безумные, но жить иначе я не привык. Планку притязаний всегда можно изменить, но чем она ниже изначально, тем меньшего ты добьешься.

Читайте также

Новости компаний

Сейчас на главной