Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 8 августа 2019

Посмотрите, как «Би-2» случайно помогли продвинуть бизнес из Бобруйска. История тайм-клуба «1387»

Наталья Халанская. Фото предоставлено автором
Наталья Халанская. Фото предоставлено автором

Наталья Халанская после окончания школы в Бобруйске уехала жить в Минск, но спустя 10 лет вернулась в родной город и открыла там бизнес. Сейчас она руководит тайм-клубом «1387» — пространством, куда жители города приходят на встречи, мастер-классы, акустические вечера и другие мероприятия. О том, как они несколько раз меняли бизнес-модель и сложностях в регионах, читайте в материале.

Как появилась идея

— Я родилась и выросла в Бобруйске. После окончания школы поступила в университет в Минске и осталась жить в столице. Работала журналисткой, пробовала себя в разных сферах. В 2009 году у меня родился сын, и после этого я решила несколько изменить свою сферу деятельности. В итоге окончила бизнес-школу по специальности «маркетолог».

Кроме того, я была и остаюсь общественной активисткой. Сразу после школы участвовала в работе Белорусской организации трудящихся женщин. Она помогает женскому росту, лидерству. Тогда у нас была классная учебная программа: мы собрали женщин, которые хотят заниматься социально ответственным бизнесом. Я была ее организатором, но после того как поездила и посмотрела на реализацию идей, мне захотелось сделать нечто подобное самой. Так и появилась идея коммерческого проекта с социальным уклоном. Выбрать что-то конкретное для бизнеса было непросто. Мне хотелось заниматься и образованием, и культурой, и создавать возможности для других.

Когда я вернулась в Бобруйск после десяти лет жизни в Минске, показалось, что в городе ничего не происходит. И мне лично не было куда пойти, чтобы встретить единомышленников и найти интересное общение. Так я и пришла к идее антикафе — места, где могут собираться активные горожане, где можно найти общение, придумать совместные проекты и использовать пространство для их реализации.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Антикафе было как раз форматом заведения, которое, мне казалось, очень легко связать как площадку для активистов с тем, что может приносить деньги — там ведь можно проводить мастер-классы, семинары, презентации, игры. Назваться мы решили «1387» — это год одного из первых упоминаний о Бобруйске в летописях ВКЛ.

Какие вложения потребовались

Перед тем как запускать бизнес, я изучила подобные заведения в Минске и в России. Составила простейший денежный поток — расходы на старте, текущие расходы, предполагаемая выручка. В итоге мне нужно было потратить деньги на следующее:

  • Мебель и оборудование (столы, диваны, стулья, стеллажи, настольные игры, проектор, экран, кофеварка, термопот, посуда)
  • Реклама: соцсети, печатная продукция, лифты, городские СМИ
  • Кассовый аппарат, банковские расходы
  • Охрана (тревожная кнопка)
  • Аренда (был запас на три месяца).

На все это ушло примерно 15 000 рублей (около $ 7500). Это были мои собственные средства.

Как мы экспериментировали с бизнес-моделью

Мы открывались по классической модели антикафе — люди приходят, играют в настольные игры, пьют чай-кофе с печеньками, общаются, по факту оплачивают время, проведенное в заведении. В таком формате мы работали первый год. На тот момент площадь пространства была около 50 квадратных метров, а аренда обходилась в 18 евро за квадрат. Сейчас я понимаю, что это безумно дорого, но тогда, в 2014 году, такой ценник был ниже среднего для центра Бобруйска.

Стоимость одного часа для посетителей составляла 3 рубля, далее шла поминутная тарификация — 50 копеек за минуту. Чай, кофе, печенье мы предоставляли бесплатно: была зона самообслуживания с чайником, кружками и угощениями. Каждый сам готовил для себя напитки и сам же убирал за собой.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Постепенно мы стали проводить различные мероприятия: собирали людей на ролевые игры, на просмотр и обсуждение артхаусного кино, тематические лекции и так далее. Так мы расширяли свою аудиторию, а вместе с этим уходили от модели классического антикафе.

Спустя год работы мы столкнулись с проблемой — к нам перестали приходить новые люди. Это, наверное, культурная особенность белорусов: человеку сложно присоединиться к компании, где все друг друга знают, а ты новичок. Мы превратились в некое закрытое сообщество. Потому решили расшириться, тем более что арендные ставки поползли вниз, и была реальная возможность найти новое помещение, которое будет в разы дешевле.

В 2015 году мы сняли пространство в 100 квадратных метров с арендной ставкой 12 евро (постепенно она снизилась до 6). Людей стало приходить в несколько раз больше, мы начали делать упор на организацию и проведение мероприятий.

Бизнес-модель раздвоилась. Остались старые клиенты B2C — люди оплачивали время или вход на мероприятие, и появились новые клиенты B2B — мы занялись организацией мероприятий на нашем пространстве под запрос юридических лиц. Кроме почасового тарифа для физлиц, появился тариф по организации мероприятий, который тоже был завязан на времени — 50 белорусских рублей в час ($ 25).

Но потом возникла новая трудность. У нас был один большой зал, визуально разделенный на три зоны. В нем было удобно проводить большие мероприятия, но абсолютно некомфортно собираться малыми группами одновременно. Если кто-то играл в настольные игры, а кто-то хотел провести мастер-класс, то люди могли мешать друг другу. Поэтому количество такого рода активностей сократилось до минимума, и это отразилось на наших доходах.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Летом 2017 года мы решили немного выдохнуть и отказались от постоянного пространства. Часть активностей проводили на базе торгового центра, который разрешил нам пользоваться небольшим павильоном практически бесплатно на партнерских условиях. Кроме того, мы решили, что «1387» — это не стены, это люди, и провели в то лето серию музыкальных вечеров прямо на улице.

Честно скажу, в тот период я уже была готова не продолжать это дело и не занималась поиском нового помещения для «1387». Но в итоге друзья и клиенты подсказали нам помещение, где когда-то находились коммунальные квартиры. Оно требовало ремонта, обновления системы отопления. Но мы решили заняться этим, потому что у этого здания есть чудесный внутренний двор. Так мы и переехали в одноэтажный отдельно стоящий дом площадью 230 квадратных метров. Кстати, ремонт хозяин сделал под нас за свой счет. Мы должны были выплатить его стоимость, если бы съехали раньше, чем через год.

С этим переездом мы окончательно отошли от классического антикафе. Сейчас мы позиционируем себя как креативное пространство, которое занимается организацией и проведением культурных и образовательных мероприятий. У нас проходят киновечера, мастер-классы, концерты и так далее. Но также мы позиционируем себя как ресурсный центр для городских активистов. Например, если у кого-то появилась идея организовать эко-фестиваль, можно обратиться к нам за помощью. Мы бросим клич в социальных сетях, благодаря чему сможем собрать неравнодушных людей, которые в итоге помогут организовать мероприятие. И это все бесплатно, это социальная составляющая бизнеса.

Также у нас появился торговый объект, где можно купить кофе с собой и сладости. Чай с печеньками по-прежнему мы предлагаем бесплатно.

Мы оборудовали пандусы и уборную для людей с особенностями, сделали детскую комнату, лекционный зал, арт-студию, учебный класс, игровой зал. Деление пространства на комнаты решило проблему с одновременным проведением различных активностей.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Как мы искали первых клиентов и изучали ЦА

Перед стартом бизнеса я проводила исследование. Во-первых, опрашивала людей на улицах города, чтобы понять, знают ли они, что за формат такой — антикафе, и готовы ли будут приходить. Во-вторых, устроила опрос в соцсетях. Там анкета была более расширенная: я спрашивала не только про формат, но и про то, какие активности они хотели бы видеть, как они привыкли проводить время и так далее. Также мы искали различные сообщества людей, которые могли бы прийти к нам в пространство и привести за собой других. Например, мы узнали, что у нас в городе есть ребята, играющие в «Мафию», но у них не было постоянного места сбора. В итоге они стали устраивать встречи у нас.

За полгода до запуска я создала страничку в ВК, где подробно описывала, что я делаю и как идет подготовка. Писала, куда я ходила, с кем встречалась, как выбирала мебель и так далее. Постепенно собралась неравнодушная аудитория, которая включилась в подготовку, — эти люди и стали нашими первыми клиентами.

Портрет нашей аудитории на сегодняшний момент такой: люди от 25 лет с высшим образованием, которые получили его в более крупном городе, вернулись в Бобруйск по распределению или к семьям. Они активны, стремятся к личностному и профессиональному развитию. Большинство — семейные люди. Конечно, есть среди наших клиентов-друзей и школьники, и студенты. Но в Бобруйске нет вуза, поэтому все-таки студентов очень мало. Много среди посетителей и пожилых людей.

Как мы зарабатываем

Рентабельность бизнеса в лучшие времена достигала 10%, сейчас она не выше 5% в год.

Лето — это не лучшее время для нашего бизнеса. В сезон (октябрь-март) ежемесячная выручка достигает 6000 рублей (около $ 3000):

  • около 2000 рублей ($ 1000) идет на аренду
  • около 1000 рублей ($ 500) — коммунальные платежи с отоплением
  • еще 1000 ($ 500) — текущие расходы
  • около 2000 ($ 1000) — на оплату труда с учетом всех отчислений.

Это приблизительные цифры, но соотношение расходов именно такое.

Я понимаю, что возникает вопрос, зачем я этим занимаюсь. На самом деле очень многие микробизнесы в регионе работают именно так — в ноль. Создают рабочие места, зарабатывают на зарплату себе и нескольким своим работникам. Но для меня очень важно, что я совместно с коллегами-предпринимателями создаю здесь среду, в которой можно комфортно жить, развиваться, растить детей. В последнее время в городе появляются новые интересные проекты: детские студии, кафе и кофейни, пекарни. Люди не рискуют открывать крупные производства, но готовы вкладываться и создавать небольшой бизнес для себя и для людей, которые вокруг. Еще года три назад никто не верил, что в городе будут востребованы кофейни формата «to go», а сегодня практически на каждом углу есть подобные заведения.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Конечно, мы мечтаем о фудкортах и зонах с фудтраками (например, в городском парке культуры и отдыха), вегетарианских кафе, частных кинотеатрах, шеринге велосипедов и электросамокатов. Но большинство пока не готово к этому, и открывать такого рода бизнесы пока рискованно.

Кто работает со мной в команде

На начальном этапе как таковой команды не было, но была большая группа поддержки. Мама выполняла роль завхоза и дизайнера интерьера, лучшая подруга — роль арт-директора, друзья — кто водитель, кто грузчик, кто уборщик. Постепенно появились первые наемные работники. Но это тоже сложно было назвать командой. В подборе персонала было много ошибок: я брала на работу и «хороших девочек» по совету родственников, которые действительно были неплохими людьми, но с работой абсолютно не справлялись, и компанейских ребят, которые отлично общались с людьми, но абсолютно не соблюдали кассовую дисциплину.

На данном этапе у меня крутая команда, и я очень горжусь этими людьми:

Директор занимается оперативным управлением, контролирует работу персонала. Сначала девушка была просто клиентом, потом волонтером, организатором событий, администратором, и вот уже больше года она директор.

Два администратора — парни, работают два через два, непосредственно ежедневно управляют работой пространства.

Маркетолог — это я. Кроме того, на мне лежат стратегическое планирование и ивент-менеджмент.

Садовник/завхоз — человек, который следит за порядком во дворе, за клумбами и в целом администрирует порядок в пространстве.

Недавно взяли в команду арт-менеджера, которая должна вести все творческие проекты.

Также есть внештатный дизайнер интерьеров. Девушка мечтает о собственной студии редизайна старых вещей в новые, а пока практикуется на нашем пространстве.

Есть у нас и команда волонтеров — в основном это школьники и учащиеся колледжей, у которых нет денег, чтобы оплачивать наши услуги. Ребята помогают нам следить за порядком на пространстве, проводить мероприятия, а за это приходят к нам тусоваться.

К сожалению, на данном этапе зарплаты у ребят минимальные, но я постоянно стараюсь подобрать для них образовательные программы по их интересам: урбанистика, дизайн, управление проектами. Образовательные возможности — это такая вот своеобразная мотивация в нашей команде.

Как мы продвигаемся

Продвигаемся мы в основном через соцсети и сарафанное радио — люди приводят своих друзей и знакомых. В последнее время хорошо работает Instagram. Используем для продвижения и мессенджеры. Telegram еще не особо популярен, а вот в Viber у нас есть чат. Правда, пока им не очень просто управлять, он быстро превращается в мусорку каких-то личных бесед. Также сейчас готовим для Viber и ВК чат-ботов.

Кроме того, хорошо влияют на узнаваемость встречи с популярными артистами. Например, дважды у нас в клубе был Шура из «Би-2». В первый раз это вышло совершенно случайно. Мне позвонил мой знакомый и сказал, что через полчаса они будут у нас. Мы разместили объявление в соцсетях — в итоге пришло больше ста человек!

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Второй раз мы уже специально устроили сюрприз для наших гостей. Проводили вечер, где любой мог спеть свой кавер на песню «Би-2». А когда объявляли очередного конкурсанта — на сцену вышел Шура. Все были очень довольны.

Такие мероприятия помогают приводить в наше пространство тех, кто никогда до этого о нем не слышал.

Какие у нас планы

Ближайшие планы у нас такие:

  • Покупка здания, в котором сейчас расположен тайм-клуб. Это, конечно, дорого (около $ 500 за квадратный метр), и коммерческий кредит мы не потянем. Потому ищем инвестиции.
  • Обновление маркетинговой стратегии. С этим сложно, сама просто не успеваю заниматься полноценным маркетингом, подумываю найти отдельного специалиста.
  • Введение тайм-клубных карт. Это что-то вроде абонементов: человек платит какую-то сумму в месяц, а в нее входит определенный набор услуг.
  • Открытие ремесленного коворкинга. Сейчас изучаем спрос на это и думаем над покупкой оборудования.

Платный контент

0067193