Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 21 марта 2019

«Говорят: уйдешь в музыку – будешь нищим». Но этот парень рискнул проверить

Станислав Бублик. Фото из личного архива героя
Станислав Бублик. Фото из личного архива героя

Станислав Бублик открыл после школы свою компанию, которая позже стала digital-агентством, а потом разрабатывала компьютерные игры. Но парню не нравилось то, чем он занимается. В итоге он ушел искать себя и чуть позже основал… школу электронной музыки MONOCAT для детей. Станислав рассказал «Про бизнес», как это — продвигать новую для белорусского рынка услугу и можно ли на этом заработать.

— Я всю жизнь был музыкантом: играл в группах, писал музыку. И сумасшедше хотел связать с этой сферой свою жизнь. Но с детства меня приучили к мысли: займешься музыкой — будешь нищим. Поэтому через пару лет после школы, параллельно с учебой в двух университетах, я открыл компанию, где с друзьями мы занялись разработкой сайтов. В итоге это переросло в digital-агентство, а потом мы резко сменили курс на разработку компьютерных игр. Но все это высасывало из меня душу, и я чувствовал, что занимаюсь совершенно не своим делом. В один момент я закрыл компанию и занялся ничем. Пытался нащупать что-то новое.

«Все началось с того, что я решил научить музыке 10-летнего брата»

Четыре года назад мама попросила меня научить 10-летнего брата музыке. Я стал думать, как это сделать — учить гитаре или фортепиано и стандартным аккордам? Но от такого я умирал в музыкальной школе! В то время я как раз плотно увлекался написанием электронной музыки. И решил показать брату, как пишут треки современные музыкальные продюсеры в специальной программе Ableton Live. Это считается довольно сложным для детей, и я не очень верил в эту идею. Но все стало получаться моментально. За несколько занятий мы с братом написали парочку треков, которые звучали достаточно взросло для десятилетнего парня.

И тогда я решил открыть школу музыки для детей, где они будут создавать электронную музыку. Почему именно дети? С ними интереснее, чувствуешь, что вносишь вклад в будущее. Если говорить с точки зрения бизнеса, у них дольше жизненный цикл. Взрослые хотят получить все и сразу за две недели, а это практически невозможно. Заниматься нужно минимум от года, чтобы стали появляться серьезные результаты. И подростки на это больше настроены.

Фото из личного архива героя
Фото из личного архива героя

В итоге я рассказал про случай с братом своему другу и музыкальному гуру, который уже учил делать музыку, но взрослых. Первую группу мы набрали на базе его школы, но достаточно быстро разбежались и продолжили заниматься каждый своим делом.

Довольно долго искалось подходящее помещение. Оно должно было быть обязательно около метро (чтобы ученикам было удобно самостоятельно добираться), просторным и светлым. И главное — мы не должны никому мешать.

Эта задача казалась почти нереальной — в центре города были только офисы, где мы были бы слишком шумными, или темные подвалы, куда детей никак не заведешь.

Сначала мы сняли помещение в компьютерной академии. И хотя там много громких детей, наша музыка все равно мешала соседям. После еще одних долгих поисков мы оказались во Дворце культуры ветеранов — абсолютно советском строении, где много разных кружков. Там мы работаем до сих пор.

Самые большие вложения понадобились на то, чтобы обустроить студию. Ремонт, обивка звукопоглощающими панелями, телевизор или проектор для демонстрации, студийные мониторы (звуковые колонки), инструменты, мебель обошлись в $ 8 000.

Сайт мы делали своими силами, за контентом для него и рекламой тоже никуда не обращались — по образованию я как раз маркетолог. Так началась школа MONOCAT.

Фото из личного архива героя
Фото из личного архива героя

Мы учим детей и подростков писать музыку на компьютере. Это для нашей страны достаточно новый формат. Ученики узнают, так же, как и в обычной музыкальной школе, что такое ноты и аккорды, как их использовать. А потом практикуются в создании треков. Используют инструменты, встроенные в программу. Там есть абсолютно все: как синтезированные электронные инструменты, так и инструменты, которые невероятно точно имитируют звучание любых реальных (гитары, баса, фортепиано, ударных, виолончели и многие другие). Это можно делать как с помощью мышки и клавиатуры, так и докупить инструменты, которые помогают взаимодействовать с программой, чтобы это было более живым процессом.

На каждом занятии группа учеников изучает определенную новую тему и сразу же пишет совместно набросок полноценного трека, с использованием техники, которую только что изучили. А в течение всей недели они пишут музыку у себя дома и перекидываются тем, что получилось, в чате школы.

Тут важен индивидуальный подход, которого трудно добиться при большом количестве учеников, поэтому у нас группы до 6 человек. Все разные, с разными предпочтениями в музыке и разными уровнями — ученики могут переходить самостоятельно из одной группы в другую.

В программе дети пишут нотами партии и подбирают звуки под эти ноты, накладывают все эти партии друг на друга, добавляют эффекты, голос — и получается полноценный современный трек. Простой или не очень простой, в зависимости от уровня ученика.

«Дети точно чему-то учатся? И что это за квадратики вместо нот?»

Во-первых, главная трудность — мало кто понимает до конца, чем вообще наша школа занимается, т.к. услуга новая. Родителей мучают вопросы: «Точно ли дети учатся чему-то или это просто квадратики вместо нот, которые сами по себе расставляются, как в мобильных приложениях?», «Через какое время ученик хоть что-то сможет делать?», «Это же надо дорогие инструменты покупать…», «А если он не знает нот совсем?» или, наоборот, «А если он уже окончил музыкальную школу, но хочет к вам?»

Из-за этого у нас довольно длинная воронка продаж: 1) Реклама на бесплатный мастер-класс по созданию музыки; 2) Лендинг мастер-класса; 3) Заявка на лендинге; 4) Звонок от нас на заявку с долгими разъяснениями, что это такое; 5) Групповой мастер-класс; 6) Бесплатный пробный урок; 7) Звонок после урока и долгое разъяснение, что это такое и чему научатся дети.

Фото из личного архива героя
Фото из личного архива героя

Во-вторых, это стык бизнеса и творчества. Творческие люди, наверное, почти все немного неорганизованные и хаотичные.

Ну, и в-третьих: у нас в стране очень слабо с музыкальным бизнесом. Я бы даже сказал, что он почти отсутствует. Деньги из музыки — это почти миф.

Первых клиентов мы набирали по старинке: ездили и расклеивали объявления в музыкальных школах и магазинах. Сейчас это даже звучит смешно. Чуть позже попробовали несколько раз выезжать на детские фестивали и более мелкие мероприятия с нашим оборудованием с мастер-классами. Это приносило по парочке новых клиентов, а сил и времени отнимало гору, поэтому мы отказались от этого способа.

Сейчас вся реклама только онлайн. Мы активно используем Instagram и Facebook. Экспериментируем с таргетированной рекламой, уделяем время созданию качественного контента. Недавно начали медленно развивать YouTube-канал. Двое наших учеников рассказывают, как писать музыку на компьютере шаг за шагом. Продакшеном видео пока я занимаюсь самостоятельно, хотя это высасывает страшное количество времени и сил. Поэтому двигаемся медленно.

Портрет нашего клиента достаточно многослойный. Ведь решение в итоге принимает не только ребенок, но и его родители.

«Теперь мы обучаем детей со всех уголков планеты»

На рентабельность мы вышли за первые полгода. В заметный плюс удалось выйти осенью 2017: вместо 15 учеников резко стало 60. Стоимость занятий у нас — 119 белорусских рублей ($ 57) в месяц (одно занятие в неделю в будний день) и 159 белорусских рублей ($ 76) в месяц (одно занятие в неделю в выходной). При такой загруженности хватает на жизнь и на дальнейшее развитие. Сейчас мы активно вкладываемся в поиск и разработку системы онлайн-обучения.

Первое время после отделения от школы друга я работал один. Затем я познакомился со своим напарником Михаилом Ануфриевым, и сейчас мы руководим школой вдвоем. На мне — управление развитием, бухгалтерия и реклама, на Михаиле — управление текущими процессами школы и забота о клиентах. Мы периодически привлекаем двух профессиональных маркетологов в области образования для консультации, которые сильно помогли и помогают нам до сих пор задавать векторы развития как по точечным вопросам рекламы, так и по стратегическим. Преподавателей у нас сейчас пять, двое из которых — я и Михаил.

Михаил Ануфриев. Фото из личного архива героя
Михаил Ануфриев. Фото из личного архива героя

Последний год мы занимались созданием системы онлайн-обучения. Важно было сделать так, чтобы это было максимально интерактивно, что особенно важно для детей. Например, чтобы можно было дистанционно управлять программой. Наконец, систему запустили и начали обучение детей (и не только) со всех уголков планеты. Это наш основной вектор развития на данный момент.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент