Войти
  • 2,01 USD 2,005 -0,0018
  • 2,36 EUR 2,3648 +0,0002
  • 3,36 100 RUB 3,3615 +0,0149
Личный опыт
«Про бизнес» 22 сентября 2017 1

«Иногда приходится объяснять свои шутки». Как в минском EPAM работают иностранцы, которые не говорят по-русски

Фото с сайта lifehack.org
Фото с сайта lifehack.org

Мы нашли несколько иностранцев, которые работают в Беларуси, но русского не знают. И поинтересовались, как они здесь оказались и как справляются на работе без знания языка. А работодатель прокомментировал, что компания делает для их привлечения и адаптации.

Глен Броуман, рroject manager, Детройт

Фото из личного архива
Фото из личного архива

О том, как стал работать в Беларуси. В Беларусь я попал почти 7 лет назад. Дело в моей жене, с которой я через своего приятеля познакомился в Фейсбуке. Мы начали общаться, встретились на ее родине в Гомеле, затем несколько раз в Киеве. Понимая, что жизнь в перелетах между двумя странами не имеет смысла, я собрал чемодан и приступил к поискам работы поближе к супруге, стал рассылать свое резюме.

В Детройте я 12 лет был директором информационных систем в большом госпитале, поэтому искал работу в ИТ. Предложения поступали от разных компаний, но я сделал выбор в пользу EPAM по нескольким причинам. Во-первых, это компания с западными стандартами, а во-вторых, я не хотел уезжать далеко от Беларуси, чтобы не отрывать жену от родных.

Один из офисов EPAM. Фото с сайта dev.by
Один из офисов EPAM. Фото с сайта dev.by

О взаимодействии на работе. Я говорю на американском английском, британском английском, немного на испанском. Но я всегда интересовался русской историей и культурой и немного знаю язык. Понимаю, читаю, но говорю с трудом. У нас с женой двое детей, мы стараемся воспитывать в них уважение к обеим культурам и языкам, так вот сын почему-то говорит со мной только на английском, а дочь — на русском.

Я не чувствую никаких барьеров в общении с коллегами. Разве что иногда мне приходится объяснять свои шутки. Люди вообще ложно считают, что для того, чтобы что-то делать, нужно много говорить. Если разобраться, то между мной и коллегами скорее больше сходства, чем отличий. Мы мечтаем и стремимся к одним и тем же вещам, ходили в школу, оплачиваем счета, покупаем большие телевизоры и ездим в отпуск. Моя жена говорит мне, что я достаточно хорошо прочувствовал белорусскую культуру, но мне кажется, иногда все равно веду себя как типичный американец.

Я не заставляю коллег говорить только на английском, они меня — только на русском. Общение с коллегами часто проходит на «рунглише» — смеси русского и английского. Коллеги рады, что рядом с ними есть носитель языка, они консультируются со мной по каким-то вопросам, а я рад, что могу не краснеть за свои ошибки в русском языке перед ними.

Гусейн Ализаде, software engineer, Баку

Фото из личного архива
Фото из личного архива

О том, как стал работать в Беларуси. До переезда в Минск я работал в нашем Министерстве транспорта, связи и высоких технологий разработчиком. Моя специализация .Net.

Я, конечно, слышал о Беларуси, но никогда здесь не был и совсем ничего не знал об EPAM. После первого общения с HR начал больше узнавать о компании, впечатлялся и 2 месяца назад переехал.

Баку. Фото: Сергей Анашкевич
Баку. Фото: Сергей Анашкевич

О взаимодействии на работе. Мой родной язык — азербайджанский, я почти как родной знаю турецкий. Свободно говорю на английском, согласно внутреннему экзамену компании мой уровень владения B2. Немного знаю русский. Не на таком, конечно, уровне, чтобы давать интервью, но этого вполне достаточно, чтобы купить что-то в магазине или спросить у прохожего, как проехать в нужное мне место. Ежедневно после работы стараюсь заниматься русским языком, сейчас подыскиваю курсы. Я и белорусский хотел бы выучить, это был бы интересный опыт.

Я пока не столкнулся с проблемами, связанными с незнанием русского языка. Да и не думаю, что столкнусь. С коллегами я общаюсь на английском, так мне проще четко выразить свои мысли.

Как сработаться с тем, кто не говорит по-русски: комментарий HR


Ярослав Томильчик
Ярослав Томильчик
HR-директор EPAM в СНГ

— Позиция компании проста — мы всегда готовы поработать вместе с целеустремленным профессионалом, вне зависимости от цвета его паспорта. Беларусь привлекает сегодня и бизнес, и инженеров — одни покупают компании, другие — билет до Минска. В прошлом году мы приняли 150 человек, в основном на инженерные позиции. В этом году — посмотрим, пока что интерес переезжающих не ослабевает.

Знание или незнание русского языка не влияет на профессионализм инженера. Если есть английский — то и русского не надо. Когда специалист принимает решение о переезде в Беларусь, ему необходимо понимать, что он едет в страну, преимущественно русскоязычную. Это означает, что возможны некоторые затруднения в бытовом общении, за пределами офиса. Бóльшая часть кандидатов, переехавших к нам в EРАM — это выходцы из постсоветских республик, они могут сносно объясняться на русском.

И у нас есть специальная релокационная программа. Мы начали разрабатывать ее более 7 лет назад — и продолжаем развивать сегодня. Многие переезжают семьями, с детьми. Мы помогаем новым коллегам адаптироваться на месте, оказываем необходимую помощь и поддержку: страховка, медицинское обслуживание, поиск жилья. Русский язык такие ребята изучают в процессе общения с коллегами, специальных курсов языка у нас пока что нет.

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Vital Zanka23.09.2017

А ці здольныя мы асіміляваць расейскамоўных імігрантаў? Маскоўская мова і так дамінуе, што беларусам не салодка, але нехта ўсё адно хоча на гэтым зарабляць ды не задумваецца, якую этнічную ці асіміляцыйную катастрофу нам рыхтуе.

Платный контент

0058563
Подпишитесь на рассылку «Про бизнес»