Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 3,24 USD 3,2421 -0,0122
  • 3,46 EUR 3,464 -0,0054
  • 3,5 100 RUB 3,4968 +0,0123
  • 10 CNY 4,451 -0,0265
Личный опыт Вадим Лепенков, фото: Павел Садовский, «Про бизнес» 27 февраля 2024

«Мне хотелось иметь квартиру с машиной и жить в достатке». Бывший милиционер нашел способ и помогать людям, и хорошо зарабатывать

Рейдерские захваты, вымогательства и кражи на рабочем месте давно кажутся пережитком 90-х, но опыт Дмитрия Остаповича, владельца группы компаний «Агентство безопасности бизнеса», доказывает обратное. За 9 лет в индустрии Дмитрий видел многое, но зачастую корень всех проблем в бизнесе один — либо не выстроены процессы, либо не подготовлен персонал. «Про бизнес» встретился с предпринимателем, чтобы узнать, как избежать типичных ошибок, зачем люди приходят к частным детективам и почему вложения в персонал — это на самом деле сокращение расходов в будущем.

«Стал милиционером после юрфака, вдохновившись примером родителей. Но потом пошел в бизнес»

— Я родом из династии советских милиционеров: мама работала следователем, а отец был оперуполномоченным, поэтому мечта о работе в милиции напрашивалась сама собой. Все детство я вдохновлялся примером родителей, которые, несмотря на все тяготы службы в 90-х, остались в профессии и получали от нее удовольствие, помогая другим людям.

Эта работа давала им ощущение сопричастности к делу, которое действительно нужно обществу, но, с другой стороны, дома они появлялись нечасто.

Повзрослев, я сохранил стремление надеть погоны и все юные годы готовился к этому: сначала закончил школу и колледж, а потом пошел учиться в университет на юриста. Выбрал гражданский ВУЗ, потому что в жизни хотелось иметь «план Б», на случай если служба окажется не по душе. После получения диплома, я добился своей цели и начал работать в милиции, став участковым инспектором в Бобруйске (Дмитрий родом из Кобрина, однако в раннем возрасте его семья переехала в Бобруйск, — прим. авт.). Эта должность одна из самых сложных во всей системе МВД и предполагает работу в «поле» и бесконечное общение с разными людьми. Это был очень трудный и одновременно интересный опыт, которые дал возможность прочувствовать жизнь в разных красках.

Дмитрий Остапович.

С другой стороны, за 5 лет непростой работы я полностью переосмыслил свое отношение к службе в силовых структурах и решил для себя, что этот путь не даст мне возможности реализовать свои амбиции в жизни. Как и всем молодым людям, мне хотелось иметь свою квартиру с машиной и жить в достатке, а при скромной зарплате обычного участкового это едва ли возможно. Мне на глаза попалась нашумевшая книга Роберта Кийосаки «Богатый папа — бедный папа», которая помогла прийти к осознанию того, что помогать людям можно не только в ущерб себе.

Благодаря ему у меня сложилась установка: бизнес — это едва ли не единственный инструмент, который несет пользу окружающим и одновременно помогает тебе хорошо зарабатывать.

С таким настроем я в 2011 году ушел из милиции и начал искать возможности в бизнесе, попутно подрабатывая в разных местах в найме. Судьба привела к очень необычной для Бобруйска коммерческой идее — сдавать в прокат аквазорбы на местном пляже. Я договорился с администрацией и привез из Киева два водных шара. Новое развлечение вызвало ажиотаж у местных, особенно среди детей. Буквально за месяц я отбил вложения в $ 600 и неплохо заработал за остальную часть сезона. Но очень быстро пришло понимание, что этот бизнес нельзя нормально масштабировать — его слишком сильно ограничивает сезонность. Уже во второй сезон работы я закрыл ИП и продал все оборудование вместе с наработанными инструкциями и рекомендациями новым владельцам.

Следующим шагом в моей предпринимательской карьере стало создание унитарного предприятия, которое оказывало различные услуги: от благоустройства захоронений до оптовой торговли, но там все шло без особых успехов.

Поворотным моментом в жизни стало приглашение от знакомых поработать в питерском агентстве, которое занималось обеспечением безопасности бизнеса. Мое окружение отлично знало, что я всегда стремился искать возможности для развития и одновременно горел желанием помогать людям, а не делать формальные отписки на бумаге. Думаю, что именно это сыграло определяющую роль в моем трудоустройстве. Это была достаточно крупная питерская компания, предоставляющая широкий спектр услуг: от рядового консалтинга до противодействия рейдерским захватам. Несмотря на то, что в массовом сознании рейдерские захваты воспринимаются как пережиток 90-х, в реальности это все еще происходит, особенно в России.

Условно приезжают на объект крепкие парни с битами и просто констатирует факт: «Теперь эта стоянка наша».

Если у компании нет соглашения с каким-нибудь из ЧОПов, то противостоять этому достаточно сложно. Иногда решения суда растягиваются на годы, а даже если они принимаются, то исполнение происходит не сразу. В результате компания теряет огромные прибыли, несоразмерные с затратами на наем сотрудников ЧОПа.

«Обычно у бизнеса проблемы по двум причинам: отсутствие процессов или неподготовленность сотрудников»

За 5 лет работы в компании я объездил почти всю Россию и вырос с позиции рядового исполнителя до руководителя среднего звена, где самостоятельно организовывал работу примерно 10 подчиненных в разных проектах. Думаю, что самый частый запрос от наших клиентов звучал примерно так: «Я чувствую, что в компании что-то идет не так, но не могу понять, что происходит». На первый взгляд, кажется, что с такой задачей может справиться обычная консалтинговая компания, но на практике эти ребята, как правило, ограничиваются лишь финансовым аудитом, не принимая во внимание возможные теневые схемы, которые проворачивают операционные руководители.

Чтобы это выяснить, владелец компании должен четко обозначить, где искать серые зоны, но в большинстве случаев руководители и сами не знают, на что смотреть.

В такой ситуации наш специфический опыт становился очень востребованным, что позволяло проводить эффективный анализ компании со всех сторон.

У проблем, как правило, две основные причины: либо не выстроены процессы, либо играет роль банальная неподготовленность сотрудников. Особенно это проявляется в цифровой среде, где многие работники не уделяют должного внимания корпоративной безопасности и бездумно кликают по левым ссылкам, давая злоумышленникам доступ к управлению компанией. Обычно это заканчивается требованием заплатить деньги, чтобы получить дешифратор и разблокировать корпоративное ПО. Чтобы не допускать подобных ситуаций, мы работали с персоналом и прокачивали профессионализм исполнителей.

В процессе нередко выяснялось, что кто-нибудь из сотрудников недоволен финансовыми условиями, но вместо того, чтобы пойти и договориться, начинались теневые схемы с откатами. К сожалению, каких-то гениальных уловок на практике мы не встречали — все ограничивалось банальным отсутствием вышестоящего учета, особенно если речь про наличные платежи. В такой ситуации важно не рубить с плеча, так как для начала следует разобраться в чем причина этого поведения.

Как бы парадоксально ни звучало, в бизнесе лучше всего работает формула: «Чем больше компания вкладывается в финансовое благополучие сотрудников, хотя бы топов, тем меньше издержек она понесет в долгосрочной перспективе»

Если человек видит, что компания заботится о нем, то для него просто нет никакого смысла искать что-то другое или придумывать теневые схемы. К сожалению, в жизни очень мало крупных руководителей, которые действительно понимают, что происходит на низовом уровне исполнителей, хотя именно эти люди являются драйвером любого бизнеса и приносят ему деньги. Как правило, контроль ограничивается собраниями с менеджерами среднего звена и однотипными рапортами об успехах компании и скорых дивидендах.

Разборки с мигрантами на Тенерифе и уловки полицейских в Таиланде

Мне очень нравилась эта работа, потому что, с одной стороны, она приносила хороший доход от 300 тысяч российских рублей в месяц, а с другой — давала разноплановый опыт, который не оставлял шанса заскучать. К тому же, наша география не ограничивалась услугами на территории России, поэтому временами я выезжал в заграничные командировки. Был интересный случай, когда наш клиент приобрел недвижимость на испанском острове Тенерифе, но остался жить в России, а когда вернулся на виллу, оказалось, что она занята нелегальными мигрантами из Африки. По местным законам, выселить семью с несовершеннолетним ребенком сложно, особенно если пропущены сроки подачи такого заявления. К тому же, рассмотрение подобных дел обычно растягивается на годы из-за перегруженности судов.

Человек оказался перед выбором: либо пойти к нам, либо обратиться к местной мафии. Кстати, последние предложили условия: «6 тысяч евро + любая услуга от бизнеса за которой они придут в будущем».

Клиент пришел к нам. И у нас получилось решить проблему всего за один день без какого-либо насилия, свойственного мафии. Мы просто договорились с полицейскими о процедуре депортации в случае отказа от выселения и ребята решили, что им будет проще найти другой пустующий дом. Разумеется, наши услуги стоили недешево (в диапазоне от $ 10−50 тысяч), но зато мы хорошо умели решать специфические проблемы обеспеченных людей.

Среди предпринимателей мало кто знает, как действовать если вдруг вам позвонит полиция из условного Таиланда и скажет, что ваш 18-летний ребенок задержан за наркотики. А это стандартная схема развода, где распространители под крышей полицейских просто впаривают свой товар неопытным детям, а силовики их задерживают и вымогают деньги, запугивая 10-летним сроком.

В Таиланде вообще специфическое законодательство, где при любом раскладе будет прав таец, поэтому там в норме вещей постоянные разводы иностранцев с возмещением ущерба в результате ДТП. У нас была сформирована целая сеть специалистов, как правило бывших представителей силовых структур, которые имели возможность разрешать подобные инциденты в разных странах.

«Решил не изобретать велосипед и просто создал аналогичный бизнес в Беларуси»

На фоне постоянных разъездов я стал реже видеться с женой и трехлетней дочкой. В какой-то момент супруга сказала: «Возвращайся уже в Беларусь. Хватит ездить. Придумаешь, как зарабатывать. Ты умный — справишься».

Так я вернулся к идее создания собственного бизнеса, но решил не изобретать велосипед и просто использовал накопившийся опыт в Питере для построения аналогичного бизнеса в Беларуси. На тот момент (2019 год, — прим. авт.) в стране практически не было конкуренции в нише, если не считать немногочисленных «частных детективов», которые пытались вешать жучки с прослушкой или маячки с геолокацией неверным мужьям или женам, а потом закономерно отправлялись в места лишения свободы за незаконную деятельность. Люди просто насмотрелись фильмов, где главные герои эпично бросают на стол фотографии с результатами слежки, а потом выводят негодяев на чистую воду…

Нам постоянно приходится объяснять, что мы не оказываем такие услуги, так как это вмешательство в личную жизнь, но даже если предположить, что исполнитель все-таки найдется, то от результатов такого частного расследования нет никакого смысла, ведь ни один суд не признает эти доказательства законными. Лучший совет по опыту — если чувствуете, что что-то идет не так, не занимайтесь ерундой, обсудите все проблемные вопросы за бокалом вина или на крайний случай на сессии у семейного психолога.

Никакие слежки и расследования не помогут сохранить брак: наоборот, они лишь добавят кучу проблем с законом. Иногда люди пытаются замаскировать слежку и формулируют свой запрос примерно так: «Просто хочу найти своего знакомого». В таких случаях, если заказ берется в работу, мы всегда спрашиваем согласие человека, которого нашли, о том, знает ли он заказчика и разрешает ли передать какие-либо данные о себе, и исходя из его ответов понимаем не обманул ли нас заказчик. С «хитрым заказчиком» мы расторгнем договор, и нужный ему результат он не получит.

Единственное допустимое исключение из правил — это обращение родителей с просьбой проследить за несовершеннолетним ребенком.

Родительский контроль официально разрешен по закону и пользуется популярностью среди наших клиентов. Обычно папа или мама таким образом хотят понять, что происходит с их ребенком, не попал ли он в плохую компанию, где есть риск наткнуться на наркотики или что-нибудь похуже. По итогам расследования мы готовим для родителей подробный отчет и даем рекомендации о том, как нужно действовать, особенно если ребенок уже связался с наркотиками.

Но бывают и забавные случаи с банальной гиперопекой. Как-то раз к нам пришли родители и говорят: «У нашего ребенка все признаки наркотической зависимости: красные глаза, агрессивное поведение и ночной образ жизни. Мы подозреваем, что он употребляет наркотики». Разумеется, мы начали работать по этому кейсу, но оказалось, что парень просто ходит в компьютерный клуб и играет в доту с друзьями ночами напролет. Это продолжается раз за разом, потому что мама и папа запрещают ему играть дома. По итогу родители решили, что пусть лучше ребенок играет дома, чем пропадает по ночам неизвестно где. Обычно такая услуга стоит от $ 2 тысяч в эквиваленте, но все зависит от объема работы.

Мы также оказываем услуги по поиску родственников или информации о них в архивах для последующей репатриации, но делаем это нечасто, так как это не слишком выгодно с точки зрения финансов.

Конечно, иногда случаются и сумасшедшие запросы. Однажды нам позвонила женщина: «Здравствуйте, я хочу нанять киллера, мне нужно убить знакомую». Мы посмеялись и ответили, что такой услуги в нашем коммерческом предложении не значится, но когда она снова позвонила несколько месяцев спустя, то стало ясно, что она действительно кого-то ищет и ситуация требует вмешательства. В результате правоохранительные органы провели проверку, работая с предполагаемой жертвой. В итоге оказалось, что у «заказчика» были проблемы с психикой, но она никого убивать не собиралась. Мое железное требование к моему бизнесу — не нарушать законодательство стран, в которых мы работаем! Именно поэтому мы не берем так называемую «чернуху» (криминальные заказы) и заказы, которые могут быть связаны с «политикой».

«У нас нет традиционного отдела маркетинга или продаж»

А вообще детективное агентство — это лишь небольшое направление нашей деятельности. В первую очередь, мы оказываем услуги по построению эффективных бизнес-процессов, которые заложат надежный фундамент для будущего функционирования компании. Когда мы вместе с партнером только начинали этот бизнес, было очень сложно преодолевать сопротивление рынка.

Здесь я говорю отнюдь не о платежеспособности, наоборот, в Беларуси достаточно обеспеченных людей, просто у нас не принято афишировать большие заработки. Речь о том, что среди белорусских предпринимателей мало кто понимает, зачем нужно вкладываться в безопасность своего бизнеса, если он и так работает. Чтобы выйти на первых клиентов, мы покупали рекламу в Google и Yandex, раскладывали объявления по своим знакомым, писали статьи в профильные журналы, а иногда даже выступали в университетах с лекциями на тему экономической безопасности, в частности, обучали людей правильной процедуре проверки порядочности зарубежных контрагентов. Со временем ситуация улучшилась, но, к сожалению, на рынке по-прежнему отсутствует культура общения с частными структурами вроде нас, поэтому нередко приходится слышать: «Вы сейчас войдете в долю, а потом просто отожмете мой бизнес. Мне это не надо». Хотя мы наоборот помогаем белорусским предпринимателям противостоять рейдерским захватам и другим похожим вещам. За 4 года существования компании у нас было несколько примеров подобного, причем, в зоне риска были компании преимущественно с двумя учредителями с равными долями 50% на 50%. В случае конфликта при таком раскладе начинаются истории с заменой замков на объекте, сменой финансовых реквизитов и тому подобное. Чтобы не допустить такую ситуацию, я рекомендую на старте определиться с тем, кто получит роль лидера с 51% долей в компании. Тогда это действительно работает на опережение.

В нашей компании нет традиционных отделов маркетинга и продаж, так как практически все запросы идут через сарафанное радио и анализируются в ходе личной встречи с потенциальным клиентом. Специфика бизнеса и множество законодательных ограничений предполагают обязательное предварительное общение, поэтому в качестве продажников выступаем только мы с моим партнером. По итогу из 10 заявок в клиентов конвертируются в лучшем случае 1−2. Чаще всего люди либо приходят с запросом вне правового поля, либо хотят сервис на уровне голливудских фильмов о шпионах с бюджетом в 800 рублей, хотя наши услуги стоят денег.

Чеки могут коллебаться в диапазоне $ 1−50 тысяч в зависимости от объема работы и сроков оказания услуги.

Портрет наших клиентов тоже очень разнообразный: от простых лесопилок до новороченных криптобирж. Думаю, что за 4 года работы мы охватили все сферы бизнеса, потому что так или иначе проблемы есть везде.

Отдельное место в списке наших услуг занимают консультации по управлению активами. К сожалению, культура денег в нашей стране все еще находится на этапе становления, поэтому многие предприниматели пытаются выжать максимум выгоды в моменте, не заботясь о долгосрочной перспективе, несмотря на одну из самых низких налоговых ставок в Европе и большое количество преференциальных зон в регионах.

Многие также хотят перенести свои финансовые активы за рубеж, не задумываясь о том, что счета за границей порой несут еще большие риски. Помимо расходов на комиссию за транзакции и уплаты оффшорных сборов, многие юрисдикции обязывают нанимать местного управляющего, что создает риск потерять средства в любой момент, не говоря уже о ежемесячной выплате зарплаты. К тому же, с учетом нынешней политической ситуации международные денежные переводы из Беларуси подвергаются дополнительным проверкам, поэтому с самого начала придется строить «белый» бизнес, а потом доказывать легальный статус денег. Конечно, есть варианты проводить альтернативные расчеты в криптовалюте, но это уже совсем серая зона, которая не гарантируют никакой безопасности. Однажды к нам обратились с просьбой найти и вернуть украденную криптовалюту на сумму в $ 16 миллионов, но из-за специфики индустрии там уже едва ли можно было что-то исправить.

Главный вывод из этой истории: если ты настроен сделать бизнес, который можно оставить после себя, не пытайся обмануть систему, заплати хорошему специалисту, сделай все по закону и твоя скорость движения в сторону успеха увеличится в разы.

В нашей практике были показательные случаи, когда мы общались с потенциальным клиентом, предлагали ему решение проблем в правовом поле, но он предпочитал действовать по-своему, а спустя пару месяцев мы получали звонок: «Привет, завтра меня посадят в тюрьму. Можешь присмотреть за мамой и бизнесом?». Мы помогли человеку и спустя три года он вышел на свободу с неплохой финансовой подушкой, но если бы не собственная глупость и мимолетное стремление срубить куш в моменте, то его финансовое состояние могло бы оказаться в разы лучше.

Сейчас на главной

«Про бизнес» — крупнейший в Беларуси онлайн-портал о бизнесе и предпринимательстве. Мы знаем, как открыть бизнес, вести его эффективно и достичь успеха, несмотря на трудности.


Истории бизнес-побед и поражений, интервью с топ-менеджерами и владельцами компаний, актуальная аналитика рынков и экономики, красочные репортажи, полезные советы и мотивационные выступления спикеров на крупнейших бизнес-форумах Беларуси, а также бесценный нетворкинг в клубе предпринимателей — все это «Про бизнес» каждый день.


По данным Google Analytics, на портал заходят более 500 тысяч уникальных пользователей в месяц, а статьи набирают более 850 тысяч просмотров. Наша аудитория - это представители бизнеса Беларуси, России, Украины, Казахстана и других стран.