Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 3,17 USD 3,1667 -0,0054
  • 3,44 EUR 3,4443 -0,0023
  • 3,58 100 RUB 3,5811 +0,0075
  • 10 CNY 4,3511 -0,0049
Личный опыт Вадим Лепенков, фото: Павел Садовский, «Про бизнес» 10 июля 2023

«Продал квартиру и потерял $100 тысяч, а потом 1,5 года выходил из алкогольной депрессии». Непростой сюжет из жизни актера, который основал свою школу и уже 10 лет учит людей раскрепощаться

Монетизировать творчество всегда очень трудно, но вполне реально. Карьера Игоря Сизова, который стал рекламным лицом десятков известных белорусских брендов, а в 24 года основал собственную школу актерского мастерства, это отлично подтверждает. «Про бизнес» поговорил с профессиональным актером и предпринимателем о сложностях его творческого ремесла, долгом выходе из депрессии после финансовых потерь и о том, сколько можно зарабатывать на своем таланте в реалиях Беларуси.

Кстати, Игорь Сизов будет помогать раскрепоститься участникам бизнес-кэмпа, который «Про бизнес» проводит 21−23 июля 2023 года. Присоединяйесь!

«Пошел на актера, чтобы раскрепоститься»

— У меня получилась нетипичная для актеров история. Мой отец — крутой физик, поэтому я всегда интересовался техническими направлениями. Больше всего увлекало программирование. Я постоянно покупал газеты о компьютерах и следил за новостями в индустрии. Но, когда пришло время поступать в ВУЗ, то родители меня просто не пустили, потому что не поверили, что мне под силу поступить на радиотехнический факультет.

«Ты сейчас не поступишь, потом пойдешь в армию, а после нее вообще все забудешь и точно останешься без образования», — сказали они.

Я так загнался, что пошел на одну из самых низкобалльных специальностей среди всех колледжей Бобруйска (Игорь родом из Бобруйска, — прим. «Про бизнес») — «техник-механик». И вот уже во время учебы в колледже я запел, начал играть на гитаре, писать песни и стихи. Когда выступал перед пацанами и полным залом колледжа, все такие: «Гы-гы, че там Игорь сейчас споет». По сути, это была первая творческая сцена, которая дала мне неплохую прокачку.

После колледжа я пошел в театральный ВУЗ не для того, чтобы стать актером, а для раскрепощения по жизни.

Я был закомплексованным, зажатым человеком, который не мог подойти и познакомиться с девушкой. В тот год, как и всегда, в академии искусств был серьезный конкурс — примерно 300 человек на 18 мест. Разумеется, к поступлению я готовился: постоянно ходил в театр, общался с актерами, приезжал в академию на подготовительные курсы и смотрел там спектакли, а еще выучил огромную поэму Маяковского. В этом деле очень важна спонтанность реакции, потому что тебе могут дать задание на импровизацию вроде «Ты тигр, сидишь в клетке. Играй». Если будет малейшее промедление, то сразу «до свидания». Благодаря подготовке у меня получилось поступить на бюджет с первого раза.

«4 года пахал, чтобы прийти в театр на зарплату 300 рублей в месяц»

В университете нам сразу сказали: «Первые два года — вы абитуриенты». И мы действительно много работали, потому что если ничего не делать, то тебя могут спокойно отчислить. Процесс обучения начал мне нравиться, потому что находились ключи для самопознания и саморазвития. Первые годы мы с однокурсниками считали себя офигенно талантливыми актерами, которым обязательно найдется место в лучших театрах страны. А на 4 курсе приходим на распределение и нам говорят: «Вы едете в дом культуры на периферии страны». А мы такие: «В смысле? Мы же столько всего умеем: и поем, и танцуем, и акробатикой владеем, плюс внешние данные и прочее». Это было горькое столкновение с реальностью, которое заставило меня взять ноги в руки и пойти по минским театрам на пробы, чтобы найти себе место в столице.

А вообще подрабатывать я начал со второго курса. Тогда в универе проходили раздел «Пантомима», и, чтобы закрепить материал, решили с однокурсниками поработать мимами на улице.

Фото из личного архива героя.

Это было страшно, но зато я поймал момент сильного раскрепощения. Прохожие стали подходить и спрашивать: «Работаете ли Вы на корпоративах?». Разумеется, мы говорили «Да, конечно», хотя нигде до этого не работали. Так стало раскручиваться сарафанное радио. Был один прикол, когда мы вышли работать на улице 3 июля в Минске, а потом поехали в Крым, где нас узнали на пляже. Совмещать учебу с работой было очень сложно, потому что студенты в академии учатся с утра до вечера. Дошло до того, что наш художественный руководитель стал проводить занятия даже по воскресеньям. А когда в стране проводились большие фестивали, то нас могли спокойно вызывать на репетиции уже 1 августа.

Я думаю, что самое сложное во время учебы — это быть собой, открыться и не бояться проявлять себя и свои чувства. Еще порой было очень обидно, когда во время спектакля ты выкладываешься на полную, целуешься с актрисой взасос, а режиссер говорит: «Не будем показывать. Все слишком наигранно». И ты такой: «А-А-А-А-А». Но, оглядываясь назад, могу точно сказать, что я добился своей цели стать более социализированным и раскрепощенным.

По распределению я на 2 года попадаю в столичный театр юного зрителя при росте 193 сантиметра. За это время я с сожалением понимаю, что в театре работать неинтересно, а зарплата просто смешная — в районе 300 рублей. Мне кажется, что сейчас это примерно на уровне 600 рублей.

Еще было проблематично отпрашиваться на съемки, а ведь актеры зарабатывают в первую очередь там. За один съемочный день ты можешь заработать как за месяц в театре или даже больше. Например, у меня самый большой гонорар за один рекламный проект — 1500 рублей. Разумеется, прожить на 400 рублей, а особенно с женой, было невозможно, поэтому сразу после университета у меня начались пробы, корпоративные съемки и реклама. Чтобы попасть на роль, я часто ходил на кастинги. Там знакомился с кастинг-директорами, ассистентами по актерам, постоянно приносил какие-нибудь фотографии на киностудию. С кем-то общался и на съемочных площадках. В этом деле все решает коммуникация, потому что ты можешь быть супер гением, но если с этим талантом ничего не делать, никуда не продвинешься.

Для меня главный талант XXI века — это делать, потому что даже маленькие шаги лучше, чем сидеть ровно и думать, какой ты крутой.

«Зарабатывал около $ 1000 в месяц, но иногда задумывался о съемках в рекламе лекарства от геморроя»

Быть актером в Беларуси — это значит сниматься преимущественно в рекламных роликах. Кино бывает гораздо реже и обычно это лишь эпизоды. Главные роли для белорусов — это почти фантастика, потому что на проекты стараются брать россиян, какие-то узнаваемые лица, желательно звезд. В Беларуси тоже снимается очень много российских проектов, а также немало совместных, но так или иначе, белорусам дают эпизоды или роли второго плана.

Рекламных ролей в моей карьере абсолютное большинство. В какой-то момент я словил механизм того, как попасть в рекламу. Главное — всегда быть позитивным, чтобы через кадр ты с улыбкой мог передавать энергию из себя вовне.

Кстати, первое время у меня была проблема: я улыбался нормально только на левую сторону, поэтому пришлось учиться симметричной улыбке. Со временем научился (улыбается, — прим. авт.)

Денег от съемок хватало на нормальную жизнь с возможностью каждый год ездить на отдых. Я думаю, что это примерно $ 1000 в месяц. Кстати, даже не будучи профессиональным актером, ходить на коммерческие съемки реально. Можно закончить курсы и оформить портфолио, а дальше все решает коммуникация. У меня есть живой пример девушки, которая ходила к нам на курсы, а параллельно зарабатывала неплохие деньги на продаже плитки. Но в какой-то момент она ушла с основной работы и стала зарабатывать только коммерческими съемками, а сейчас я вижу человека просто везде: моделлинг, реклама и даже сериалы.

Особенность профессии в том, что бывают моменты, когда у тебя просадка по деньгам, и ты уже соглашаешься на все.

Однажды мне предложили сняться в рекламе лекарства от геморроя. Тогда я все-таки не стал этого делать. А сейчас думаю: «Почему нет?». Фармацевтические компании всегда дают хорошие ставки по оплате. В такой рекламе я пока еще не снялся, но сейчас уже не вижу причин этого не сделать.

Вообще сложность съемок в том, что ты должен быть на площадке всегда, но когда тебя реально позовут сниматься никогда не знаешь. Нередко бывает, что приезжаешь в 9 утра, а на съемки идешь в 12 ночи. При этом ты обязан быть бодрым в кадре. Тут вообще очень важно сохранять профессионализм, потому что съемки — это всегда очень дорого. Один съемочный день стоит несколько десятков тысяч долларов, поэтому актер не может подводить продакшн.

«Начинал бизнес с набора детей в школах, а потом интерес проявили взрослые — и дела пошли в гору»

Идею основать собственную актерскую школу можно назвать интуитивной. Я не проводил никаких анализов рынка, не выяснял, есть ли спрос. Все просто: у меня заканчивалось распределение в театре, а уйти было некуда. После театра пошел примерно на полгода работать в Центр детского творчества в одном из столичных районов, и этого времени мне хватило, чтобы запустить свой бизнес. Я открыл ИП, придумал доменное имя и через знакомого запилил свой сайт. А еще позвал своего однокурсника Пашу работать вместе.

Мне пришла идея прикольного захода к школьникам. Тогда еще были времена, когда можно было спокойно прийти на урок и провести небольшую презентацию в классе. Но презентацию мы сделали необычной. Я спрашивал у детей: «У кого номер МТС? Кто из вас играет в танки? Кто пробовал шоколад „Спартак“ или пил колу?». Они поднимали руки, а я им говорю: «А вот я снимался в рекламе каждой из этих компаний. Приглашаю вас в актерскую школу на занятия». Дети говорили: «Вау, прикольно. А мы думали, что вы баскетболисты».

Пока мы шли из школы, нам обязательно кто-то звонил и хотел записаться.

Так и начинали с детей, а потом к нам стали подключаться взрослые. Первое время снимали фотостудию, но постепенно денег стало хватать на помещения получше. Теперь у нас работают два офиса. Сейчас в школе занимаются преимущественно взрослые, но есть одна детская группа. В неделю к нам приходит примерно 150 человек на два зала.

Большинство идет с той же целью, с которой я поступал в ВУЗ, — за раскрепощением по жизни и для того, чтобы стать уверенным в себе, прокачать коммуникацию, расслабиться и научиться выпускать эмоции, а еще распознавать их у других людей.

Вторая категория — это те, кто хочет сниматься профессионально в кино, сериалах, блоге или рекламе. Третья категория — это люди, которые пришли за профессиональные качествами: голос, речь или импровизация. Кстати, именно эта категория бывает самой зажатой. Я думаю, что среди всех наших курсов больше всего раскрепощают именно актерские, а не ораторское мастерство или курсы киноискусства, потому что именно у актеров больше всего телесного и вербального взаимодействия. Еще есть люди, которые просто приходят для развлечения и саморазвития. Я и сам хожу на разные занятия с этой целью. Например, недавно занялся фридайвингом, чтобы преодолеть свои страхи. Теперь могу задерживать дыхание на 3 минуты и бегать по 10 км. А еще для ментального и телесного здоровья увлекаюсь практикой стояния на гвоздях. Это очень помогает мне разгрузиться. Максимально стоял 2 часа, но теперь есть цель — 5 часов.

Во времена Covid-19 сначала было небольшое затишье, а потом все вернулось. Пандемия принесла в индустрию понятие «самопробы». Теперь уже не нужно ездить на кастинги и стоять в очередях. Тебе присылают кусочек текста, который нужно отыграть, — ты спокойно дома снял несколько дублей, отправил лучший и ждешь результата. Но бывает, что дома ты сыграл хорошо, а вживую плохо. Тогда тебя могут и в черный список добавить спокойно.

Если говорить о бизнесе, то мы в этом плане очень адаптивные. 4 месяца прекрасно проработали онлайн, а потом вновь вернулись в залы. Падения продаж мы не заметили, потому что к нам пришли новые люди. Единственная проблема нашего бизнеса в том, что в летний период поток клиентов ощутимо падает. Оно и понятно, ведь в это время человеку достаточно просто солнца на улице, чтобы чувствовать себя хорошо. В эти дни бывает, что работаем в небольшой убыток, хотя этим летом пока все хорошо.

«6 лет работали без рекламы, сделали кучу ошибок»

Сейчас, чтобы привлечь группу из 18 человек, мы тратим примерно 1200 рублей на маркетинг. Таргет — это самый эффективный канал наших продаж. Но еще, конечно, работает сарафанное радио, плюс есть небольшой органический трафик от рилсов и прочего контента.

Кстати, первые 6 лет мы вообще не вкладывались в рекламу, но потом стало понятно, что без этого невозможно вести бизнес. Тогда наняли в команду маркетолога, который уже больше 3 лет нормально занимается инстаграмом. Оглядываясь назад, я понимаю, что совершал много ошибок в выборе каналов рекламы и недостаточно тестировал новые варианты.

Особенно плохо показывали себя агрегаторы событий, где мы покупали рекламу, а она давала ноль профита.

Вообще у меня небольшая команда: 6 преподавателей, аккаунт-менеджер и куратор. Но успех бизнеса измеряется не количеством людей, а прибылью.

У меня был недавно забавный случай: ко мне обратилась женщина из сферы бизнеса и попросила дать советы по раскрепощению в кадре. Я ей звоню: «Сейчас еду в маршрутке, есть 10 минут». А она говорит: «В маршрутке? У меня 60 человек в подчинении, а вы на маршрутке ездите. Что у вас за школа тогда такая, где вы не зарабатываете?» Я ей называю свою зарплату в 6000 белорусских рублей, а она говорит: «О, это очень хорошо». Получилось, что моя команда из 10 человек дает больше прибыли, чем ее целых 60. Это бизнес ради бизнеса. Зачем вообще тебе столько людей, если это не приносит деньги? Хотя меня тоже нельзя назвать акулой бизнеса, потому что я веду его, как сам это называю, «на интуиции и таланте». Я не особо владею всякими методологиями, не силен в финансах. Но это мне не мешает развивать бизнес. Наша выручка за прошлый квартал — в районе 35 тысяч рублей, а маржа — где-то 35%.

Помимо актерской школы я делал попытки пробовать себя в других бизнесах. Так полтора года занимался с партнером услугами аренды арт-пространства, но вложения не окупались, поэтому проект мы свернули. Пробовал себя в фотографии, видеомонтаже и даже записывал треки за небольшие деньги. А еще продавал породистых кошек по всему миру. Идея возникла спонтанно: жена захотела взять кота, а я решил купить его в интернете и в процессе поиска вытянул идею для бизнеса. Потом приходилось реально ездить по Беларуси: не только, чтобы участвовать в конкурсах и выставках, но чтобы искать покупателей. Этот бизнес открыл мне целый новый мир, а когда появились покупатели из Канады или Таиланда, то к этому прибавилась целая вселенная в виде международной логистики. Мои коты летали к заказчику на самолетах. На этом получалось зарабатывать, но сфера быстро мне надоела, поэтому вскоре раздал всех котят и бросил это дело.

«Отдал $ 100 тысяч мошеннику и остался без квартиры»

В 33 года у меня случилась одна из самых неприятных историй в жизни. Мы вместе с супругой построили квартиру, но хотели расширяться и купить что-то побольше, потому что появились двое детей. Решили старую продать, прибавить все накопления и инвестировать деньги под процент. Но вместо дохода столкнулись с мошенником, хотя все делали официально, по документам. Одним словом, нарвались. Было очень жестко и трудно пережить это все эмоционально. Так с женой и двумя маленькими детьми почти оказались на улице, но благо родственники из Баранович дали пожить в своей квартире «за бесплатно». Полтора года я просто бухал, а в перерывах ездил на маршрутке в Минск на съемки.

Из-за того, что я был в таком финансовом положении, пришлось обращаться за помощью к друзьям, но никто не помог. Реально помогли мало знакомые люди по работе на удаленке, потому что тогда как раз началась пандемия. Это тоже стало для меня хорошим уроком.

Выруливать из этого депрессивного и алкогольного состояния помогла программа 12 шагов. (Это уже классическая программа реабилитации для алкоголиков, которая основана на том, что зависимые сами помогают справиться с проблемами друг другу, — прим. «Про бизнес»). К сожалению, подробности я раскрывать не могу, но хочу сказать, что в моих силах помочь тому, кто сейчас столкнулся с похожей проблемой. Благодаря программе я справился и стал совсем другим человеком. Пусть такой тяжелой ценой, но у людей бывает гораздо хуже. Важным источником вдохновения были дети, потому что я очень хочу дать им больше, чем когда-то мне мои родители.

Сейчас у меня нет мечты получить роль и сняться в кино всей жизни. Для меня это постольку-поскольку. От актерства все, что хотел взять, я уже взял. Вот недавно у меня спросили: «Зачем ты всем этим занимаешься? Зачем учишь людей?». Мой ответ — это три пункта: интерес, вызов и бизнес. Бизнес — это, скорее, финансовый момент в виде дохода и заработка. Я не скрываю, что делаю это для себя. Быть эгоистом — это не страшно. Страшнее быть эгоцентристом, когда ты начинаешь использовать людей в своих интересах.

Сейчас на главной